Category: литература

Скиди-Безумец. (отредактировано)

С комментариями

Где-то в Северном море



Под напором ветра дрожит и скрепит мачта. Народ суетится. Достают весла, вставляют их в отверстия бортов. Парус уже убран. С десяток гребцов начинают процесс снятия той самой скрипящей и дрожащей мачты. Через какое-то время ее аккуратно уложат по центру вдоль киля корабля. Потом натянут кожаный полог поверх бортов и красавец драккар превратится в эдакую гигантскую байдарку. Закроют кожей и мою клетку, сколько раз такое уже было. И я перестану видеть гигантские горы воды, способные раздавить, расплющить наш корабль в одно мгновение.

Collapse )

"Правый"

Один из мечей Скиди-Безумца http://mihalchuk-1974.livejournal.com/909957.html

Оригинал взят у raven999_13 в Меч


Северная Европа или Скандинавия, начало X века.
Сумасшедшей крастоты золотая и серебряная инкрустация, сохранившаяся почти в первозданном виде.
И сохран для этого возраста очень хороший.

Так почему же стрелы хранились наконечниками вверх?

Оригинал взят у uriadnik в Так почему же стрелы хранились наконечниками вверх?
Очень интересная статья о том, чего мы, как всегда не знаем.

Оригинал взят у bigfatcat19 в Так почему же стрелы хранились наконечниками вверх?
Один из участников на вифе создал было довольно интересную ветку. К сожалению, как известно, специалистов по всякому средневековому на вифе пруд пруди. Практически каждый персонаж с высшим образованием, у которого в детстве был лук или меч из лыжи (как правило, они переходили один в другой: ломался лук - из обломков делался меч), знает, как было по-настоящему. Однако ж мы не так образованы, потому обратимся к книге Л. А. Боброва и Ю. С. Худякова "Вооружение и тактика кочевников Центральной Азии и Южной Сибири в эпоху позднего Средневековья и раннего Нового ВРемени (XV - первая половина XVIIIв.)" Вот к этой:

bobrov

Collapse )

Советский сверхчеловек выведен в Сухуми?



Эта книга - увлекательное журналистское расследование. 1920-е годы. Потрясенные смертью Ленина большевики инициируют опыты по омоложению человеческого организма. Одновременно перед советскими учеными поставлена еще более дерзкая задача - создать сверхчеловека. С этой целью лучшие биологи и генетики СССР ведут эксперименты по скрещиванию гомо сапиенс с человекообразной обезьяной. Появится ли на свет Красный Франкенштейн? В тоталитарном государстве в людях недостатка нет. Сложнее с приматами. За границу отправляются экспедиции, голодная страна тратит огромные валютные ресурсы для покупки обезьян, создается питомник в Сухуми.
Почему книга достойна прочтения
История уникальных исследований и взаимоотношений ученых и власти основана как на открытых источниках, так и на материалах закрытых до последнего времени архивов. Вы узнаете, кто и как осуществлял секретные эксперименты по скрещиванию человекообразных обезьян и человека, кто развивал идеи омоложения, а кто проводил испытания боевых газов на рабочих московских заводов.
Должны ли ученые руководствоваться моралью? Где пределы допустимого в научных исследованиях? Что именно знал Булгаков, когда писал "Собачье сердце"?
Для кого эта книга
Для историков, гуманистов, политологов, ученых, генетиков, социологов, антропологов и борцов по нарушению прав человека. Рассекреченные эксперименты "красного" Кремля будут интересны всем без исключения.
Кто автор
Олег Шишкин - писатель, драматург, архивист, телевизионный ведущий программы "Магия кино" ("Россия-Культура") и непременный участник передачи "Загадки истории" (ТВ-3). Автор книг "Битва за Гималаи", "Распутин. История преступления", "Сумерки магов", романа "Ведьменыш" и других.
Подробнее: http://www.labirint.ru/books/326886/

П.С. Пиздец-то какой.

ВИКИНГИ. ЛИКБЕЗ ДЛЯ ЧАЙНИКОВ. ЧАСТЬ 8.

Культура скандинавов IX-XI вв.



За последнее время ученые, прежде всего скандинавские, проделали значительную работу по выяснению и уточнению многих вопросов историй Северной Европы в VIII-XI вв. Накоплен огромный и интереснейший археологический материал; специалисты по рунологии дали более точные толкования надписей; большие успехи сделала нумизматика в деле систематизации все увеличивающегося количества найденных монет; обширная литература по истории древнескандинавской мифологии и религии пополнилась рядом новых исследований; критической проверке подвергнется сообщения о скандинавах, принадлежащие западноевропейским хронистам и арабским историкам. Однако вопрос о причинах походов викингов остается неясным. Некоторые историки полагают, что удовлетворительно объяснить этот взрыв активности и агрессивности скандинавских народов вообще невозможно (79). Другие пытаются выйти из затруднения, всячески приуменьшая значение и масштабы походов викингов, которые они хотят свести к "нормальной активности эпохи раннего средневековья" (80). Во многих книгах, посвященных походам викингов, об их причинах говорится вскользь; авторы обычно ограничиваются общими соображениями о роли торговли и мореплавания в жизни скандинавов в раннее средневековье, о нехватке земли у них на родине, об овладевшей ими жажде приключений и добычи (81). Все эти соображения не лишены оснований, но простое нагнетание даже многих причин (или обстоятельств, которые принимают за причины) еще не объясняет полностью исторического явления.

Камень с руническим рисунком с острова Готланд. Валькирия с рогом меда встречает Одина въезжающего в Вальгаллу на восьминогом жеребце Слейпнире.


Задумываясь над причинами норманнской экспансии в Европе, мы сталкиваемся с противоречием: с одной стороны, несомненно, что нападения викингов на другие страны были подготовлены задолго до IX в., с другой стороны, их начало производит впечатление внезапности. Мы видели выше, что походы, начавшись как экспедиции сравнительно немногочисленных отрядов, вскоре переросли в более широкое движение, захватившее и втянувшее в себя значительные группы скандинавского населения. Во всем существовании норвежцев, датчан и шведов походы и переселения произвели огромный переворот и наложили сильнейший отпечаток на жизнь нескольких их поколений в IX-XI вв.

Чтобы полнее оценить размеры этого переворота, вспомним, что во времена, предшествовавшие эпохе викингов, большинство населения Скандинавии жило крайне разобщенно, на отдельных хуторах, в оторванных от остального мира долинах и фьордах, на островах и в глухих углах, составляя неразрывное целое с природой своей местности, которая ограничивала круг их интересов и потребностей. Маленький мирок, в котором протекала из поколения в поколение жизнь скандинава, представлял для него весь известный ему и необходимый для жизни мир. Все находившееся за пределами его долины, херада или фюлька, казалось ему чуждым и враждебным. Даже в более позднее время скандинавы долго чувствовали себя не норвежцами, шведами, датчанами, но членами лишь своего племени, жителями той или иной обособленной области. Здесь они жили испокон веков, здесь находились их боги, курганы предков, и лишь здесь они могли быть уверены в себе и в удаче своей деятельности, заведенной раз навсегда, неизменной и подчиняющейся установленному природой ритму. Конечно, эта примитивная и замкнутая жизнь, несмотря на весь свой консерватизм, не стояла на месте, устои традиционного, рутинного общества постепенно подтачивались. В конце концов наступил момент, когда под воздействием ряда причин – оживления торговли и прогресса в кораблестроительной технике и мореплавании, недостатка земли и роста потребности в жизненных средствах, развития частной собственности, усиления воинственной знати и открывшихся новых возможностей для удовлетворения ее агрессивности – произошел перелом: началась широкая экспансия скандинавов. Она проявилась и в мирной колонизации, и в захвате чужих земель, и в пиратстве и разбое, и в бурном развитии торговли и мореплавания, и в наемничестве. Викинги первыми объехали на кораблях вокруг всей Европы и посетили четыре части света.

Collapse )

Вермахт в рисунках французского писателя и художника Guy Mouminoux (Sajer)

Оригинал взят у tipolog в Рисунки с Восточного фронта французского писателя и художника Guy Mouminoux (Sajer)

Рисунки с Восточного фронта французского писателя и художника Guy Mouminoux (Sajer)


Подборка изображений

Пехота и танки

Пехота и танки - Guy Mouminoux (Sajer)


Французский писатель и художник Ги Мумину родился в 1927 году в Париже и вырос в Эльзасе. Мать Мумину была немкой по фамилии Sajer, что позволило ему в 1942 году записаться в немецкую армию под материнской фамилией.


Ги Мумину воевал на Восточном фронте в составе дивизии "Великая Германия". Два с половиной года службы, закончившиеся для него сдачей в плен американцам в 1945 году, были описаны Ги Мумину году в его книге "Забытый солдат", которая была издана в 1967 году. Затем эта книга многократно переиздавалась, была переведена на разные языки и считается ярким описанием будней немецкой армии, быта и нравов германских солдат.


Но во Франции Ги Мумину в большей степени известен как художник, автор многочисленных рисунков и комиксов - в том числе и на солдатскую тему, некоторые из которых представлены здесь.


Collapse )

Один из самых знаменитых средневековых трактатов о фехтовании "De Arte Athletica" .

"De Arte Athletica" фехтбук Пауля Гектора Майра (1517-1579 гг.) созданный им в середине 16 века.



Пауль Гектор Майр был чиновником в городе Аугсбурге. В 1541 году он был назначен казначеем города, в 1545 — провиантмейстером.
Помимо этого, он собирал различные книги военной тематики и создал собственный учебник фехтования (фехтбук). Для этого он нанял двух профессиональных мастеров фехтования и художника Йёрга Броя младшего. Этот проект стал очень дорогостоящим, на его реализацию ушло 4 года и значительная часть доходов Майра.
Продолжил городскую хронику, начатую ещё его дедом; составил книгу родовых гербов Аугсбурга.
Майр тратил значительные средства на свой проект, на коллекционирование книг и вёл жизнь на широкую ногу, нередко устраивая богатые приёмы. Поскольку собственных доходов ему для этого не доставало, он в течение нескольких лет совершал хищения из городской казны. В 1579 году воровство было обнаружено, и в возрасте 62 лет его предали смертной казни через повешение.
Его фехтовальный трактат "De Arte Athletica" сохранился в трёх списках:
На немецком языке; Саксонская государственная библиотека, Дрезден. Mscr. Dresd. C 93/94. Не ранее 1542, два тома, 244 и 328 листов.
На латинском языке; Баварская государственная библиотека, Мюнхен. Cod. icon 393. Не ранее 1542, два тома, 309 и 303 листов.
Двуязычная версия на немецком и латинском; Австрийская национальная библиотека, Вена. Codex Vindobensis 10825/26. Не ранее 1542, два тома, 270 и 343 листов.
В городском архиве Аугсбурга сохранился также укороченный вариант рукописи (110 листов).

Благодаря увлеченностью Майра военным делом вообще, и фехтованием в частности, даже через 500 лет в его чрезвычайно подробном трактате мы можем увидеть характерное оружие, снаряжение, приемы боя воинов эпохи ренессанса. Причем иллюстрации действительно сделаны весьма мастерски и с высокой точностью. А книга является несомненно, настоящим шедевром. В общем, да здравствует казнокрад Пауль Гектор Майр!

Вашему вниманию предлагаются сканы второго тома из Баварской государственной библиотеки (Мюнхен), на латинском языке.

Collapse )

Дневник профессора Николаева.

Точнее два дневника. Один 1936-37 годы, как раз время "Большого террора". Второй 1941-43 годы, оккупация Харькова. Очень рекомендую почитать.


Лев Петрович Николаев (1898—1954) — выдающийся антрополог и анатом, специалист в области биомеханики и протезирования, доктор медицинских наук, профессор. Сын известного философа-толстовца П. П. Николаева, в 1904 году эмигрировавшего во Францию. Родился в Таганроге, вырос в Ницце. Учился на естественном, затем на медицинском отделении Парижского университета. Вернувшись после Февральской революции 1917 года на Украину, закончил Харьковский медицинский институт (ныне — университет). В 1924—1936 гг. заведовал кафедрой анатомии Харьковского университета, с 1929 года — отделом биомеханики Харьковского НИИ ортопедии и травматологии. Автор фундаментальных исследований в области динамики физического развития населения Левобережной Украины, работ по научной стандартизации одежды и обуви. Изобретатель нескольких антропометрических приборов. С 1936 года (в ходе административного разгрома харьковской антропологической школы) вместе с женой, известным антропологом О. В. Недригайловой-Николаевой подвергался репрессиям. В 1941—1943 гг. пережил фашистскую оккупацию Харькова и насильственную «командировку» (в апреле-мае 1942 года) в Германию. В качестве заведующего музеем кафедры анатомии Харьковского мединститута добился выдачи для музея немецкой охранной грамоты, сохранив от уничтожения музейный архив, библиотеку и уникальные препараты. В августе 1943 года снят Александром Довженко в кинохронике, посвящённой освобождению Харькова от оккупации. По совету приехавшего в Харьков А. Н. Толстого (заместителя председателя Чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию фашистских злодеяний) начал готовить книгу воспоминаний о периоде оккупации, но из-за загруженности научной работой не закончил её, ограничившись черновой редактурой дневника.


Дневник 1936—1937 гг. «Во власти фанатиков. Дневник советского профессора»

http://magazines.russ.ru/sp/2009/11/ni15.html

Дневник 1941-1943 гг. "Под немецким сапогом"

http://magazines.russ.ru/sp/2010/12/ni8.html

Он же в хронике освобождения Харькова 54 минута.

http://www.youtube.com/watch?v=wb6mTVimct8