?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

С комментариями

Харальд-ярл.

- К полудню догоним, - сказал Хьярви.

Удовлетворенный ответом Харальд(1) отошел от кормчего, бессменно водившего «Длинного Змея» вот уже четверть века. Хьярви достался Харальду «в наследство» от отца, вместе с уцелевшей частью хирдманов, привезших тело сёконунга (2) Хальфдана (3) на родной Селунд. Если же учесть, что когда-то сам Хьярви и построил этот большой «дракон», то словам старого кормчего можно было верить.

Второй корабль Харальда – «Морской конь» (4), поменьше размером на треть, шел в двух перестрелах по левому борту, чуть отстав. Лейф, сын Хьярви , тоже был добрый кормчий, но до опыта и знаний отца ему еще лет пятнадцать по морю ходить.

До полудня осталось совсем немного времени. Харальд, подошел к клетке, и достав оттуда большого черного ворона, священную птицу Одина, сильно подбросил того в распахнутую высь неба. Ворон хрипло каркнул, и сделав круг над тремя кораблями, захлопав крыльями, отправился куда-то на восток, к едва видному берегу. Харальд счел поведение священной птицы добрым знаком (5).

- Од-и-ин! –Крикнул он задрав бороду в небо.

- О-о-оди-и-иннн!!! – Вторили ему хирдманы.

- Сегодня, братья, Отец Дружин, послал нам славную добычу. Эти ублюдки взяли богатого купца. А мы возьмем на меч их корыто! – Харальд, прокричал это в самую гущу скопившихся у мачты дружинников.

- А-а-а! – Рев дружинников, наверное услышал сам упомянутый ярлом суровый одноглазый бог.

- Золото, шелк, пряности! Все достанется нам – лучшим воинам Мидгарда (6)! – Харальд, продолжал «заводить» своих воинов. - Помните, братья, боги смотрят на вас!!!

- О-о-о! – казалось акустическим ударом, ярла сейчас скинет за борт.

Если бы Толстяк Юсуф знал, что молодой приказчик левантийского купца, незамеченный его головорезами, продержался на обломке весла трое суток, а потом был выловлен из воды норманнами, то он бы вырвал всю свою напомаженную бороду по волоску, от великого огорчения. А если б он ведал, что оный молодой человек, обладавший абсолютной памятью, и знавший пять языков, выложил Харальду полный перечень товаров своего хозяина в этом рейсе и их точную стоимость на миклагардском рынке, то боюсь Юсуфа хватил бы удар, ибо именно общая сумма взятого арабами на купце и заставила ярла целенаправленно искать «Меч пророка».

В благодарность за ценные сведения, приказчика даже пытали совсем недолго, и убили почти не больно. Вспомнив, как обосрался парнишка, когда лишился одного глаза, Харальд улыбнулся.

В общем, удача Харальда-ярла была высока, и известна далеко за пределами родного Селунда. В чем лично, Харальд не сомневался ни мгновения.

До араба осталось совсем чуть, едва три полета стрелы, когда произошло неожиданное – галера резко стала терять ход. Весла заплескали вразнобой, а потом и вовсе перестали двигаться. Сказать, что Харальд удивился, значит не сказать ничего. Магрибский пират не казался уж таким-то олухом, чтобы лишить свой корабль маневра в финале погони. Тем не менее, удивление не помешало ярлу обернуться к Хьярви, хотя это и оказалось лишним – старый кормчий уже довернул к почти стоячему противнику. Дюжина хирдманов лихорадочно спускала парус. На «Морском коне», увидев маневр Хьярви, тоже довернув, пошли к галере с другого борта.

- БА-А-ННГ!!! – толстенная стрела, длиной в рост человека, пробила навылет неудачливого датчанина вместе со щитом. Расчет стреломета на палубе «Меча пророка» судорожно закрутил рукояти ворота.

- БА-А-ННГ!!! – шестифутовая смерть в этот раз безвредно миновала сжавшихся за щитами викингов, вырвав из противоположного борта драккара порядочный кусок обшивки.

Снорри-Острый-Язык, отбросив щит, согнув в локте правую руку , ударил левым кулаком по бицепсу, послав мазилам интернациональный жест, и тут же нырнул под защиту борта «Длинного Змея».

- Банг-банг-банг-банг!!!!

Борт «дракона» и щиты хирдманов мгновенно проросли оперенной «щетиной». Как раз в это время драккар подошел на дистанцию выстрела из лука. Одоспешенные воины прикрывали и себя и гребцов, но в ответ не стреляли, ибо луки арабов били гораздо дальше, нежели чем луки норманнов.

Потом «Длинный Змей» подошел еще ближе, и тут уж викинги оторвались по полной. Два десятка тяжелых копий смертельным дождем обрушились на палубу галеры, и примерно половина из них нашла свою жертву. Харальд прикрытый щитами двух доверенных хирдманов, первым метнул свой окованный на треть железом «стальной кол» (7), и удовлетворенно успел увидеть, пришпиленного к стене каюты замешкавшегося смуглолицего лучника. Викингам фаза дистанционного боя обошлась в четверо убитых, и шестерых раненных, один из которых, тезка ярла, Харальд-Большой, явно был не жилец. Третьим выстрелом из стреломета, ему практически оторвало ногу. Противники датчан, потеряли вдвое больше людей убитыми, но почти не имели раненых.

Наконец, корабли сошлись борт в борт. Хьярви виртуозно подвел «Длинного Змея» впритирку, только слегка коснувшись араба бортом.

Несколько норманнов тут-же сиганули на более высокую палубу галеры. Двое погибли сразу, сметенные толпой атакующих арабских воинов, еще четверо смогли встать спина к спине и отбиться, а чуть позже и очистить кусок палубы размером с обычный плащ. Туда тотчас перепрыгнули еще трое викингов, а через пять минут уже около шестидесяти хирдманов бились на палубе галеры. В итоге, оставив на борту только раненых, вся дружина Харальда, переправилась со своего «дракона» на палубу «Меча пророка». Тут-то подошел и второй, меньший драккар. Магрибский пират принял на борт еще шесть десятков северных воинов.

В жесточайшей свалке на палубе галеры, вдруг наступила некая пауза. Викинги сформировали стену щитов, заняв третью часть палубы, арабы построившись примерно аналогично, занимали бОльшую часть корабля. Лучники, засевшие на кормовой надстройке галеры, осыпали датский строй стрелами, более малочисленные стрелки викингов пытались как раз выбить именно вражеских лучников. Два строя, примерно равные по численности, застыли друг против друга.

Внезапно, позади строя арабских воинов, поднялась какая-то суматоха и истошный крик. Следом северяне увидели воистину удивительное зрелище: на надстройку, где за ограждением прятались стрелки, а также стоял пузан, руководивший арабами в бою, в блестящей на солнце кольчуге и стальном шлеме, прикрытый десятком тяжеловооруженных воинов, одним прыжком взвился странный человек. Абсолютно голый он, был полностью, с ног до головы покрыт коркой запекшейся крови, и сжимал в обеих руках два коротких и широких клинка. Не издав ни звука, красно-коричневая тень ринулась в атаку, как-то легко и очень быстро порубив в куски почти пару десятков лучников. Спаслось всего двое стрелков, выпрыгнувших с корабля в море.



После чего низко пригнувшись, почти касаясь руками палубы, каким-то дерганым шагом он стал подбираться к толстяку, окруженному телохранителями. Потом, вдруг издав низкий вибрирующий рев, красно-коричневый прыгнул, практически на два человеческих роста в высоту и на столько же в длину, и перепрыгнув щитоносцев охраны, рухнул сверху вниз прямо на жирную тушу…

Буквально через минуту, забрызганная свежей кровью тварь, ибо человеком это назвать было нельзя, торжествующе завывая, принялась рвать зубами еще живого Юсуфа.

Строй арабов заколебался…

- Впере-е-ед!!! – Надрывая горло, заорал Харальд, и хирд ударил в растерянного противника.

………………………………………………………..

- Сдохнет? – Харальд стоял над телом укутанным в шкуры. Четвертый день рыжеволосый был без сознания (8).

- На все воля богов. – Устало протянул Хьярви, и развернувшись отправился к кормилу.

1. Харальд (Haraldr)– дословно «время войска», «эпоха войска». Имя норвежское, но было достаточно распространено по всей Скандинавии. Исторический прототип Харальда-Волка – конунг Ютландии Харальд Клак Хальфданссон (Haraldr Klak Halfdansson), как раз подходящий по времени и отчеству. Дядя (брат?) Хререка Фрисландского. Автор просит прощения за виртуальное убийство конунга и деланье его папой одного из главных персонажей.
2. Сёконунг (сэконунг) – дословно «морской конунг», то есть могущественный владетель знатного рода, живущий « с меча» (пират и разбойник). Часто не имели другой собственности кроме кораблей, и других подданных кроме собственной дружины. Судя по всему, отец Харальда, к определенному возрасту, так сказать «остепенился», оторвав себе во владения отдельный фьорд.
3. Хальфдан, дословно «полудатчанин». Отец Харальда абсолютно вымышленная автором фигура, хотя его тезка Хальвдан Чёрный (Hálfdan svarti) конунг Восточной Норвегии, вполне себе существовал примерно в описываемое время.
4. Прототипом второго драккара Харальда послужил 30-метровый Havhingsten fra Glendalough («Морской конь из Глендалу») – практически точная копия корабля викингов Skuldelev-2, построенного в 1042 году в Ирландии и затонувшего в Роскильдском фьорде в конце XI века. Это самое большое из пяти судов, найденных морскими археологами в 1962 году неподалеку от датского поселка Скульделев (в честь которого и названы все пять находок).https://im2-tub-ru.yandex.net/i?id=06bd5120aebbd48ab99048eb9d974fde&n=33&h=215&w=321
5. Довольно часто у скандинавов военный вождь являлся и высшим жрецом Одина. По крайней мере в походах.
6. Мидгард ("срединный мир") в скандинавской мифологии — мир населённый людьми. Асгард – мир богов-асов. Йотунхейм – мир великанов-йотунов. Хельхейм – царство мертвых. Но Йотунхейм мир запретный, поэтому обычно скандинавы оперируют тремя мирами (Мидгард-Асгард-Хельхейм), что является общей традицией всех индо-арийских народов.
7. Один из эпитетов слова «копье» в поэзии скальдов.
8. После боя, как правило, согласно сведениям саг берсерки впадали в бессознательное состояние.

Хререк Харальдссон.

-Ну что Скиди, готов? Один ждет. – Услышал отца Хререк (1). Обернувшись, подросток увидел выползающего на четвереньках из клетки Скиди (2). Закутанный в шкуры рыжий напоминал неуклюжего зверя, но никак не человека. Впрочем, Скиди и был зверем. А вот неуклюжим он был до поры до времени. Хререк хорошо помнил свой первый поход, два года назад, когда заглянув на нижнюю, гребную палубу взятой с боем галеры он блевал дальше, чем видел. И три дня после того кусок в горло не лез. В оправдание двенадцатилетнего наследника ярла, можно было сказать, что и гораздо более привычные к крови дружинники отца, повидавшие всякое, после визита вниз, зеленели, как весенняя травка. А как минимум половина повторила подвиг Хререка, напугав морских обитателей извергнутыми фонтанами полупереваренной пищи.

Хререк, выросший на рассказах старших о славных конунгах, храбрых викингах, их походах, добыче и сражениях, сначала не мог понять, почему отец забрал рыжее чудовище с собой. Общаясь, в основном с дренгами, мальчик, как и большинство молодняка, считал что Харальд, поступил неверно и странно, забрав рыжеволосого, потерявшего после боя сознание на борт «Длинного Змея». Однако, держал свои мысли при себе, ибо был не по возрасту сметлив и осторожен.

Через седьмицу после случившегося, наследник ярла, все же решился задать вопрос. Нет, не отцу, старому Хьярви (3).

- Хьярви-Кормчий, - степенно, подражая взрослым мальчик обратился к пожилому викингу, - позволь тебя вопросить, о убеленный сединами, многомудрый водитель «драконов»(4).

- Ну-ну. – Из под косматых, седых бровей весело сверкнули голубые глаза.

- Зачем отцу этот рыжий свей? - затараторил пацан, разом позабыв всю свою велеречивость, - Ведь нет славы в том, чтобы сражаться так, как этот…, этот…..

- Хм, - широченная, заскорузлая ладонь старого кормчего огладила белую бороду, заплетенную в четыре косицы. – Ты прав юный Хререк, но прав не во всем. Что ты знаешь о берсерках?

- Ну-у-у, - задумчиво протянул Хререк. – Это воины Отца Дружин, впадают в священную ярость в бою, их не берет железо, убить их очень тяжело, они сильнее и быстрее обычного воина. И это…. Их не любит никто! – выпалил он.

- Ага, - толстенный палец, с черным ободком под ногтем, стал накручивать на себя одну из косиц, переплетенную сыромятным шнурком. – У них нет славы, чести, рода. Их боятся и гонят отовсюду. Все это так. Но заполучить такого воина в свою дружину хотят многие. Как ты думаешь, сын Харальда-ярла, почему?

- Потому-что они хорошие бойцы? – через пару мгновений спросил Хререк.

- Да, они очень хороши в бою. Некоторые из них, воистину великие воины. – Кормчий, оставив в покое бороду, остро глянул на лицо подростка, покрытое россыпью веснушек. – Но дело не в этом. Если в их деяниях нет ни славы, ни чести, то кому достанутся и честь и слава?

- Вождю? – после некоторых раздумий ответил Хререк.

- Вот ты и ответил на свой вопрос, будущий ярл. – Кормчий улыбнулся. – Только вот и бесчестье и бесславие в результате деяний берсерка тоже достанутся вождю. Потому, хоть и хотят многие из ярлов и конунгов такого воина себе в дружину, но решаются приветить отнюдь не многие. Да и управлять ими сложно. Впав в священную ярость, воин Одина не разбирает своих и чужих. Но удача твоего отца велика. Он - сможет.

Хререк, задумчиво кивнул. И развернувшись, было направился в сторону мачты. Когда сзади прозвучало тихонько:

- Ты бы помог рыжему. Тебе полезно будет с ним познакомиться поближе. Но будь осторожен, не забывай, он не человек. Точнее, не всегда человек.

Наследник ярла обернулся.

- Только не старайся с ним подружиться, Хререк, - проговорил кормчий, смотря куда-то вдаль, - у таких, как он не бывает друзей.

………………………………………………………………………..

С того разговора прошло два года. Хререк был разумный юноша, и не считал зазорным прислушиваться к советам старших, тем более таких, как известный на весь Селунд кормчий деда и отца.

Поначалу хирдманы косились на подростка, отпаивавшего, пришедший в себя рыжий ужас бульоном и и жевавшим ему в кашу твердокаменную сушеную рыбу. Потом привыкли. Ярл поначалу недовольно ворчал, но после короткого разговора с Хьярви, просто перестал обращать внимание на странности сына.

Хререк испытывал к свею странные чувства. Брезгливость и жалость, вот что внушал заморенный, худющий, вонючий полутруп. Постепенно рыжеволосый очухивался. Потихоньку стал вставать, заворачивался в медвежьи и волчьи шкуры и молча, долго вглядывался в горизонт, сидя у борта на носу «дракона». Почти ни с кем свей не разговаривал, отделываясь краткими «да» и «нет», почти на все вопросы, или просто игнорировал, разговаривающих с ним.

А потом драккары Харальда вернулись на родной Селунд. Празднование возвращения ярла с дружиной затянулось на два месяца. Сколько было выпито пива, сколько сожрано мяса, сколько было выбито зубов и получено синяков! Сколько хвалебных вис и драп (5) было сложено в адрес хозяина, домочадцев и его воинов, сколько скальдов перепилось до полной потери человеческого облика, сколько юбок было задрано! В общем, и целом, было весело!

А по окончании всего этого, казавшегося почти бесконечным праздника наследник Харальда, вдруг обнаружил, что у него появился ручной берсерк. Рыжеволосый везде и всюду таскался с ним. Ссутулившись, вечно закутанная в бесформенные шкуры фигура, молчаливой тенью следовала за Хререком, пытаясь даже влезть за ним к очередной рабыне в процессе облагодетельствования оной молодым господином . Данное обстоятельство страшно раздражало ярлова отпрыска, он пытался гнать от себя это недоразумение, но свей молча сносил все гневные тирады подростка, толчки, удары, и так же упорно следовал за ним, надоедливо маяча за правым плечом.

Но хуже всего было то, что остальное население поместья отца, тоже видело это. Несмотря на высокий статус Хререка, вечные передвижения этой пары по дому и двору, вызывали массу острот. Хотя надо сказать, что определенной границы шуточки не переходили. Все же наследник ярла! Хререк изо всех сил отбрехивался от доморощенных остряков, получив за три последующих месяца большой опыт в словесных баталиях.

Смешки и шуточки резко прекратились перед Йолем (6), когда молодой господин, пошедши на охоту попал в засаду.

Славные деяния Харальда, сына Хальфдана, имели кроме положительных сторон, еще и отрицательные. К примеру, кровников у ярла было чуть больше, чем очень много. И среди норманнов в общем, и среди данов в частности. Но с самим ярлом и его хирдом справиться было ой как непросто. Потому, какие-то бонды (7) из Хедебю ( уж кого там из их сродников, порешил когда-то Харальд, он наверное и сам уже не помнил, за давностью лет, и малозначительностью сих убиенных), избрали для мести не самого ярла, а его старшего сыночка.

Перед самым праздником, мстители в количестве дюжины человек, провели разведку, и вычислив частый маршрут наследника Харальда, по простецки решили засесть у него на пути, да и порешить ярлову кровиночку. А надо сказать, сами бонды, хоть по паре раз и сходили в вики, но профессиональными воинами не были, и дабы месть свершилась гарантированно, наняли за довольно большую плату в серебре, викингов из дружины какого-то норвежского секонунга, застрявшего на зиму в том самом городе Хедебю. В результате чего сии хирдманы прое…. прожили все, до последней завалящей монеты. И один из этих дружинников, по словам его сопалубников, даже был берсерк! Все! Хана ярлову ублюдку! Так что из двенадцати охотников на двуногую добычу, ровно половина была опытными воинами, а вторая…. Вторая тоже знала с какой стороны за меч браться.

Но все грандиозные планы мстителей поломал рыжий прилипчивый Скиди, которого к тому моменту Хререк уже успел реально возненавидеть. Последние 3 дня рыжая сволочь даже в нужник за первенцем ярла ходила, правда слава богам в само заведение не лезла, но круги поблизости наяривала.

В прекрасный, солнечный, зимний день Хререк, вместе с двумя приятелями, близнецами Сигурдом и Эцуром, вооружившись луками и прихватив одно охотничье копье на троих, отправился на лыжах, пострелять зайцев, а может и кого покрупнее, ежели попадется.

Причем бойкие пацаны провернули целую операцию по скрытию своих намерений от рыжего надоеды. В итоге, Хререк с друзьями, радостно смеясь от полноты жизни, отправились прямиком в ловушку, устроенную мстительными бондами. А рыжий берсерк не обнаружив Хререка, понадовал затрещин всем попавшимся под руку трэлям (8), и с помощью сего чудесного средства выяснив куда поехал сын ярла, срочно нацепив чьи-то огроменные лыжи, рванул следом.

Тем временем трое «охотников» забрались уже на два часа пути от дома, на опушку темного хвойного леса. Вроде подростки и пытались контролировать окружающее пространство, но куда им против матерых хирдманов. Первым стрелу получил Сигурд. Тяжелый, широкий срезень (9) попав в шею, практически перерезал горло пацану, и старший из близнецов оросив снег в радиусе человеческого роста яркой артериальной кровью забился в агонии. Ехавший третьим, его брат схлопотал сразу две стрелы, в левое бедро и левое же плечо. Упав, он обломал оба древка и потерял сознание от боли. А вот Хререку не повезло. Ну или повезло. Это как посмотреть. Если бы его просто хотели убить, тут бы ему и конец пришел. Быстро и неотвратимо. Но нет, кровникам хотелось насладиться местью сполна, поэтому харальдова щенка надо было взять живым.

Хререк успел развернуться, у бьющегося в алом пятне Сигурда, и рвануть вверх по склону. Однако далеко он не ушел – в левую икру впилась стрела. Узкий бронебойный наконечник прошил мясо, и выставил красно-стальной клюв с другой стороны. У Хререка еще хватило сил доехать до большого черного валуна, и привалившись к нему спиной, выставить копье навстречу неспешно подходившим засадникам. Вся дюжина подошла и десяток встал полукругом, достаточно точно рассчитав максимальный радиус, на который Хререк мог достать своим копьецом. А два лучника чуть позади основной группы.

- Ну, поприветствуй же старших, наследник Харальда-Волка. – Насмешливо обратился к Хререку, один из дюжины, одетый богаче остальных. Невысокого роста, широкоплечий с мощным торсом, эдакий пенек живой. – Чего молчишь. Плохо воспитал тебя отец, Волчонок.

- Не буду с вами здороваться, нет славы в том, что стрелами побили моих друзей. – Упрямо набычившись, ответил подросток. –Отец вам кишки выпустит и заставит вас самих, их на столб наматывать (10).

- Ну ты-то этого не увидишь, - весело осклабившись произнес широкоплечий, - сдохнешь раньше. И шагнул вперед, привычно перебросив щит со спины в левую руку.

Хререк был готов, понимал ярлов наследник, что есть у него всего несколько мгновений. А потом придется умирать. Но и умереть можно было по-разному, и превратиться в воющий от боли кусок мяса, он не хотел. Поэтому собирался погибнуть в бою. Но умер не он.

Первым умер молодой лучник стоявший ближе всех к опушке. Один, единственный удар обухом в основание черепа, и он безвольной куклой оседает в снег. Второй стрелок только начал оборачиваться к напарнику, как получил секиру шагов с трех точно в голову - войдя до половины в череп оружие там и осталось. Успевший обернуться хирдман так и застыл на месте, из-под черно-седой бороды торчала рукоять ножа. А его меч уже был в руке неизвестно откуда взявшегося полуголого рыжего человека.

Один из викингов, то ли самый сообразительный, то ли самый шустрый, резко ткнул рыжеволосого копьем, не забыв прикрыться круглым массивным щитом. Только вот копье, вдруг попавшее словно в стальные тиски потащило за собой хозяина, а потом рука с копьем оказалась отдельно, а хозяин стоял отдельно тупо вытаращив глаза на хлещущий кровью обрубок.

Рыжий улыбнулся. Потом смешно наморщил лоб, и принялся деловито отрывать пальцы отрубленной руки от древка копья. Так как этому важному делу сильно мешал меч, то он его зажал подмышкой.

А-а-а-а-ааааааааа!!!! – заорал раненный и сел в снег. И это был первый звук с начала боя.

Гораздо, гораздо позже, некие люди придумали умное слово «сюрреализм», так вот картина представшая сейчас перед двенадцатилетним мальчишкой как раз и была этим самым сюрреализмом. Ощетинившаяся копьями, топорами и мечами восьмерка людей, медленно пятится от улыбающегося полуголого человека, старающегося разжать пальцы чужой, уже мертвой руки на копейном древке, а между ними орущий раненый викинг, сидящий в снегу и пытающийся левой рукой зажать то, что осталось от правой.

Но так как до изобретения вышеупомянутого умного слова оставалось еще тысяча лет, то приготовившийся к смерти Хререк просто тихо охреневал от всего увиденного.

Потом от восьмерых уцелевших отделился высокий, стройный воин, со щитом и мечом, в шлеме и кольчуге, выглядывавшей из-под плаща. Шагнул вперед, что-то поднес ко рту, быстро глотнул и следом лицо его исказилось. Он вдруг испустил долгий и пронзительный волчий вой (11). Скиди отвлекся от противной руки, мертвой хваткой вцепившейся в копье и заинтересовано наклонил патлатую рыжую голову к правому плечу.

Хререк затаил дыхание. Вот это да, еще один Воин Одина! О таком поединке на его памяти даже не упоминал никто! Это ж какую песнь можно сложить! Лишь бы выжить.

Вслед за волчьим воем высокий хирдман, закатив глаза стал грызть собственный раскрашенный желто-черной краской щит. А рыжеволосый, жилистый свей, со сплошным шрамом вместо спины, вдруг прыгнул из того же расслабленного казалось бы положения, в котором и находился, практически горизонтально пролетел четыре сажени, и коленом нанес чудовищный удар в щит норвежца. Щит буквально разодрал рот викинга, напрочь снеся все передние зубы и разорвав в клочья губы и щеки, а Скиди удивительно извернувшись, зацепил, внезапно как будто удлиннившимися руками изуродованную голову в очкастом шлеме и резко ее крутнул. Послышался жуткий хруст и труп хирдмана рухнул в снег, бесформенной кучкой, как будто из него в один момент вытащили все кости.



И бонды побежали, а нореги остались стоять втроем, оскалившись мертвыми улыбками за щитами. И рыжеволосый убийца сделал их мертвыми на самом деле. А потом догнал бондов, и сделал мертвыми и их тоже.
А потом раненый Хререк, проклиная все на свете, особенно свою простреленную ногу-предательницу, волок за собой худого, но ужасно тяжелого берсерка и Эцура, привязав их к парам лыж. И слезы боли и злобы замерзали на его щеках. Так их и нашли уже в темноте дружинники Харальда-Волка в тридцати поприщах от дома.

1. Хререк (Hrørek, Hrœrekr), он же Рерик (Рорик) – дословный перевод «славой могучий». Руническое написание имени ᚺᚱᚬᚱᛖᚲ , или ᚺᚱᚯᚱᛖᚲᚱ. Он же скорее всего хрестоматийный Рюрик русских летописей. Автор придерживается версии, что если Рюрик и был, то был он как раз Хререком (Рериком) Фрисландским, или если угодно Ютландским, по прозвищу «Желчь христиан». Весьма одаренный персонаж задолбавший вконец всех в середине 9-го века на Балтике. Автор просит прощения за переселение Хререка с Ютландского полуострова на Селунд.
2. Чуть не забыл)))). Имя главного персонажа повести Скиди (Skíði) – дословно переводится, как всего-навсего «лыжник».
3. Перевода имени Хьярви автор не нашел, но несколько людей с такими именами фигурируют в исландских сагах.
4. Хререк обращается к Хьярви в официально-торжественной манере. Автор постарался попасть в размер некоторых образцов аллитерационного стиха.
5. Драпа (dråpa) – хвалебная песнь в скальдической поэзии. Виса – восьмистишие, одна из форм скальдической поэзии.
6. Йоль — праздник зимнего солнцестояния у древних скандинавов (и вообще германских народов). Позднее празднование Йоля, частично трансформировалась в традицию празднования христианского Рождества.
7. Бонд — не знатный, свободный человек в скандинавских странах в раннее Средневековье, владевший своим хозяйством. Основная часть населения Скандинавии тех времен. Как правило, уважающий себя бонд, хоть раз да ходил в вик. Так что оружием эти ребятки владели.
8. Трэль – раб. Так как рабство в те времена у норманнов было так сказать «патриархальное», то рабы считались как бы младшими членами семьи. Что, в общем-то, не очень мешало их угнетать. Однако, известны случаи освобождения из рабства а) при защите хозяина, либо его имущества, взявший в руки оружие трэль, часто становился свободен б) посаженный при крайней нужде за весло на драккаре трэль освобождался безусловно в) раб мог выкупиться и т.д. и т.п. Однако первые два случая, характерны только для варваров))).
9. Широкий остро заточенный наконечник стрелы для стрельбы по незащищенному доспехом противнику, либо для охоты. Наносил глубокие резаные раны (откуда и название). Вес таких наконечников доходил до 40-50 грамм.
10. Один из позорных видов казни у норманнов. Применялся для клятвопреступников, изменников и насильников.
11. Судя по вою противника Скиди противостоит вторая «разновидность» Воинов Одина – «ульфхеднар», дословный перевод «волкоголовый». Вот только норег впадает в транс под воздействием каких-то снадобий. А Скиди берсерк «природный». Короче воин-волк просто не успел http://mihalchuk-1974.livejournal.com/613412.html

П.С. Автор благодарит свою жену за терпение, своего брата за идею книги и группу Metallica за музыку под которую это все писалось.

Comments

( 5 comments — Leave a comment )
nikoberg
Sep. 8th, 2016 08:52 am (UTC)
Очкастый шлем немножко не из того лексикона вроде...
mihalchuk_1974
Sep. 8th, 2016 06:33 pm (UTC)
Их называют либо очковый, либо очкастый шлем.
nikoberg
Sep. 9th, 2016 07:43 pm (UTC)
Я полнимаю, но как-то выпирает...
bravchik
Sep. 9th, 2016 04:26 am (UTC)
Я думал, у викингов гребец - свободный по умолчанию, то есть взявшийся за весло раб освобождался в любом случае. Что означает «характерны только для варваров»?
mihalchuk_1974
Sep. 9th, 2016 07:02 pm (UTC)
Известны случаи, когда трэлей усаживали за весло (шторм, или уход от погони) их тут же освобождали.

Да это шутка про варваров)))
( 5 comments — Leave a comment )