?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Начало
http://mihalchuk-1974.livejournal.com/906718.html
http://mihalchuk-1974.livejournal.com/906833.html
http://mihalchuk-1974.livejournal.com/907078.html
http://mihalchuk-1974.livejournal.com/907330.html

Хререк Харальдсон.

-Ну что Скиди, готов? Один ждет. – Услышал отца Хререк. Обернувшись, он увидел выползающего на четвереньках из клетки Скиди. Закутанный в шкуры рыжий напоминал неуклюжего зверя, но никак не человека. Впрочем, Скиди и был зверем. Его зверем. А вот неуклюжим он был до поры до времени. Хререк хорошо помнил свой первый поход, два года назад, когда заглянув на нижнюю, гребную палубу взятой с боем галеры он блевал дальше, чем видел. И три дня после того кусок в горло не лез. В оправдание двенадцатилетнего наследника ярла, можно было сказать, что и гораздо более привычные к крови дружинники отца, повидавшие всякое, после визита вниз, зеленели, как весенняя травка. А как минимум половина повторила подвиг Хререка, напугав морских обитателей извергнутыми фонтанами полупереваренной пищи.

Хререк, выросший на рассказах старших о славных конунгах, храбрых викингах, их походах, добыче и сражениях, сначала не мог понять, почему отец забрал рыжее чудовище с собой. Общаясь, в основном с дренгами, он, как и большинство молодняка, считал что Харальд, поступил неверно и странно, забрав рыжеволосого, потерявшего после боя сознание на борт «Длинного змея». Однако, держал свои мысли при себе, ибо был не по возрасту сметлив и осторожен.

Через седьмицу после случившегося, наследник ярла, все же решился задать вопрос. Нет, не отцу, старому Хьярви.

- Хьярви-кормчий, - степенно, подражая взрослым мальчик обратился к пожилому викингу, - позволь тебя вопросить, о убеленный сединами, многомудрый водитель «драконов».

- Ну-ну. – Из под косматых, седых бровей весело сверкнули голубые глаза.

- Зачем отцу этот рыжий свей? - затараторил пацан, разом позабыв всю свою велеречивость, - Ведь нет славы в том, чтобы сражаться так, как этот…, этот…..

- Хм, - широченная, заскорузлая ладонь старого кормчего огладила белую бороду, заплетенную в четыре косицы. – Ты прав юный Хререк, но прав не во всем. Что ты знаешь о берсерках?

- Ну-у-у, - задумчиво протянул Хререк. – Это воины Отца Дружин, впадают в священную ярость в бою, их не берет железо, убить их очень тяжело, они сильнее и быстрее обычного воина. И это…. Их не любит никто! – выпалил он.

- Ага, - толстенный палец, с черным ободком под ногтем, стал накручивать на себя одну из косиц, переплетенную сыромятным шнурком. – У них нет славы, чести, рода. Их боятся и гонят отовсюду. Все это так. Но заполучить такого воина в свою дружину хотят многие. Как ты думаешь, сын Харальда-Волка, почему?

- Потому-что они хорошие бойцы? – через пару мгновений спросил Хререк.

- Да, они очень хороши в бою. Некоторые из них, воистину великие воины. – Кормчий, оставив в покое бороду, остро глянул на лицо подростка, покрытое россыпью веснушек. – Но дело не в этом. Если в их деяниях нет ни славы, ни чести, то кому достанутся и честь и слава?

- Вождю? – после некоторых раздумий ответил Хререк.

- Вот ты и ответил на свой вопрос, будущий ярл. – Кормчий улыбнулся. – Только вот и бесчестье и бесславие в результате деяний берсерка тоже достанутся вождю. Потому, хоть и хотят многие из ярлов и конунгов такого воина себе в дружину, но решаются приветить отнюдь не многие. Да и управлять ими сложно. Впав в священную ярость, воин Одина не разбирает своих и чужих. Но удача твоего отца велика. Он - сможет.

Хререк, задумчиво кивнул. И развернувшись, было направился в сторону мачты. Когда сзади прозвучало тихонько:

- Ты бы помог рыжему. Тебе полезно будет с ним познакомиться поближе. Но будь осторожен, не забывай, он не человек. Точнее, не всегда человек.

Наследник ярла обернулся.

- Только не старайся с ним подружиться, Хререк, - проговорил кормчий, смотря куда-то вдаль, - у таких, как он не бывает друзей.

С того разговора прошло два года. Хререк был разумный юноша, и не считал зазорным прислушиваться к советам старших, тем более таких, как известный на весь Селунд кормчий деда и отца.

Поначалу хирдманы косились на подростка, отпаивавшего, пришедший в себя рыжий ужас бульоном и и жевавшим ему в кашу твердокаменную сушеную рыбу. Потом привыкли. Ярл поначалу недовольно косился, но после короткого разговора с Хьярви, просто перестал обращать внимание на странности сына.

Хререк испытывал к свею странные чувства. Брезгливость и жалость, вот что внушал заморенный, худющий, вонючий полутруп. Постепенно рыжеволосый очухивался. Потихоньку стал вставать, заворачивался в медвежьи и волчьи шкуры и молча, долго вглядывался в горизонт, сидя у борта на носу «дракона». Почти ни с кем свей не разговаривал, отделываясь краткими «да» и «нет», почти на все вопросы, ну или просто игнорировал, разговаривающих с ним.

А потом драккары Харальда вернулись на родной Селунд. Празднование возвращения ярла с дружиной затянулось на два месяца. Сколько было выпито пива, сколько сожрано мяса, сколько было выбито зубов и получено синяков! Сколько хвалебных вис и драп было сложено в адрес хозяина, домочадцев и его воинов, сколько скальдов перепилось до полной потери человеческого облика, сколько юбок было задрано! В общем, и целом, было весело!

А по окончании всего этого, казавшегося почти бесконечным праздника наследник Харальда, вдруг обнаружил, что у него появился ручной берсерк. Рыжеволосый везде и всюду таскался с ним. Ссутулившись, вечно закутанная в бесформенные шкуры фигура, молчаливой тенью следовала за Хререком, пытаясь даже влезть за ним к очередной рабыне в процессе облагодетельствования оной молодым господином. Данное обстоятельство страшно раздражало ярлова отпрыска, он пытался гнать от себя это недоразумение, но свей молча сносил все гневные тирады подростка, толчки, удары, и так же упорно следовал за ним, надоедливо маяча за правым плечом.

Но хуже всего было то, что остальное население поместья отца, тоже видело это. Несмотря на высокий статус Хререка, вечные передвижения этой пары по дому и двору, вызывали массу острот. Хотя надо сказать, что определенной границы шуточки не переходили. Все же наследник Волка! Хререк изо всех сил отбрехивался от доморощенных остряков, получив за три последующих месяца большой опыт в словесных баталиях.

Смешки и шуточки резко прекратились перед Йолем, когда молодой господин, пошедши на охоту попал в засаду.

Славные деяния Харальда, сына Хальфдана, известного среди своих и чужих под прозвищем "Волк" имели кроме положительных сторон, еще и отрицательные. К примеру, кровников у ярла было чуть больше, чем очень много. И среди норманнов в общем, и среди данов в частности. Но с самим ярлом и его хирдом справиться было ой как непросто. Потому, какие-то бонды из Хедебю ( уж кого там из их сродников, порешил когда-то Харальд, он наверное и сам уже не помнил, за давностью лет, и малозначительностью сих убиенных), избрали для мести не самого ярла, а его старшего сыночка.

Перед самым праздником, мстители в количестве дюжины человек, провели разведку, и вычислив частый маршрут наследника Харальда, по простецки решили засесть у него на пути, да и порешить ярлову кровиночку. А надо сказать сами бонды, хоть по паре раз и сходили в вик, но профессиональными воинами не были, и дабы месть свершилась гарантированно, наняли за довольно большую плату в серебре, викингов из дружины какого-то норвежского секонунга, застрявшего на зиму в том самом городе Хедебю. В результате чего сии хирдманы прое…. прожили все, до последней завалящей монеты. И один из этих дружинников, по словам его сопалубников, даже был оборотень! Все! Хана ярлову ублюдку! Так что из двенадцати охотников на двуногую добычу, ровно половина была опытными воинами, а вторая…. Вторая тоже знала с какой стороны за меч браться.

Но все грандиозные планы мстителей поломал рыжий прилипчивый Скиди, которого к тому моменту Хререк уже успел реально возненавидеть. Последние 3 дня рыжая сволочь даже в нужник за первенцем ярла ходила, правда слава богам в само заведение не лезла, но круги поблизости наяривала.

В прекрасный, солнечный, зимний день Хререк, вместе с двумя приятелями, близнецами Сигурдом и Эцуром, вооруженных луками и прихватив одно охотничье копье на троих, отправился на лыжах, пострелять зайцев, а может и кого покрупнее, ежели попадется.

Причем бойкие пацаны провернули целую операцию по скрытию своих намерений от рыжего надоеды. В итоге, Хререк с друзьями, радостно смеясь от полноты жизни, отправились прямиком в ловушку, устроенную мстительными бондами. А рыжий не обнаружив искомого Хререка, понадовал затрещин всем попавшимся под руку трэлям, и с помощью сего чудесного средства выяснив куда поехал сын ярла, срочно нацепив чьи-то огроменные лыжи, рванул следом.

Тем временем трое «охотников» забрались уже на два часа пути от дома, на опушку темного хвойного леса. Вроде бы подростки и пытались контролировать окружающее пространство, но куда им против матерых хирдманов. Первым стрелу получил Сигурд. Тяжелый, широкий срезень попав в шею, практически перерезал горло пацану, и старший из близнецов оросив снег в радиусе человеческого роста яркой артериальной кровью забился в агонии. Ехавший третьим, его брат схлопотал сразу две стрелы, в левое бедро и левое же плечо. Упав, он обломал оба древка и потерял сознание от боли. А вот Хререку не повезло. Ну или повезло. Это как посмотреть. Если бы его просто хотели убить, тут бы ему и конец пришел. Быстро и неотвратимо. Но нет, кровникам хотелось насладиться местью сполна, поэтому харальдова щенка надо было взять живым.

Хререк успел развернуться, у бьющегося в алом пятне на белом снегу Сигурда, и рвануть вверх по склону. Однако далеко он не ушел – в левую икру впилась стрела. Узкий бронебойный наконечник прошил мясо, и выставил красно-стальной клюв с другой стороны. У Хререка еще хватило сил доехать до большого черного валуна, и привалившись к нему спиной, выставить копье навстречу неспешно подходившим засадникам. Вся дюжина подошла и десяток встал полукругом, достаточно точно рассчитав максимальный радиус, на который Хререк мог достать своим копьецом. А два лучника чуть позади.

- Ну, поприветствуй же старших, наследник Харальда-Волка. – Насмешливо обратился к Хререку, один из дюжины, одетый богаче остальных. Невысокого роста, широкоплечий с мощным торсом, эдакий пенек живой. – Чего молчишь. Плохо воспитал тебя отец, Волчонок.

- Не буду с вами здороваться, нет славы в том, что стрелами побили моих друзей. – Упрямо набычившись, ответил подросток. –Отец вам кишки выпустит и заставит вас самих, их на столб наматывать.

- Ну ты-то этого не увидишь, - весело осклабившись произнес широкоплечий, - сдохнешь раньше. И шагнул вперед, привычно перебросив щит со спины в левую руку.

Хререк был готов, понимал ярлов наследник, что есть у него всего несколько мгновений. А потом придется умирать. Но и умереть можно было по-разному, а превратиться в воющий от боли кусок мяса, он не хотел. Поэтому собирался погибнуть в бою. Но умер не он.

Первым умер молодой лучник стоявший ближе всех к опушке. Один, единственный удар обухом в основание черепа, и он безвольной куклой оседает в снег. Второй стрелок только начал оборачиваться к напарнику, как получил секиру шагов с трех точно в голову - войдя до половины лезвия в череп оружие там и осталось. Успевший обернуться хирдман так и застыл на месте, умерев быстрее, чем упал - из-под черно-седой бороды торчала рукоять ножа. А его меч уже был в руке неизвестно откуда взявшегося полуголого рыжего человека.

Один из викингов, то ли самый сообразительный, то ли самый шустрый, резко ткнул рыжеволосого копьем, не забыв прикрыться круглым массивным щитом. Только вот копье, вдруг попавшее словно в стальные тиски потащило за собой хозяина, а потом рука с копьем оказалась отдельно, а хозяин стоял отдельно тупо вытаращив глаза на хлещущий кровью обрубок.

Рыжий улыбнулся. Потом смешно наморщил лоб, и принялся деловито отрывать пальцы отрубленной руки от древка копья. Так как этому важному делу сильно мешал меч, то он его зажал подмышкой.

А-а-а-а-ааааааааа!!!! – заорал раненный и сел в снег. И это был первый звук с начала боя.

Гораздо, гораздо позже, некие люди придумали умное слово «сюрреализм», так вот картина представшая сейчас перед двенадцатилетним парнишкой как раз и была этим самым сюрреализмом. Ощетинившаяся копьями, топорами и мечами восьмерка людей, медленно пятится от улыбающегося полуголого человека, старающегося разжать пальцы чужой, отрубленной руки на копейном древке, а между ними орущий раненый викинг, сидящий в снегу и пытающийся левой рукой зажать то, что осталось от правой.

Но так как до изобретения вышеупомянутого умного слова оставалось еще тысяча лет, то приготовившийся к смерти Хререк просто тихо охреневал от всего увиденного.

Потом от восьмерых уцелевших отделился высокий, стройный воин, со щитом и мечом, в шлеме и кольчуге, выглядывавшей из-под плаща. Шагнул вперед, что-то поднес ко рту, быстро глотнул и следом лицо его страшно исказилось. Он вдруг испустил долгий и пронзительный волчий вой. Скиди отвлекся от противной руки, мертвой хваткой вцепившейся в копье и заинтересовано наклонил патлатую рыжую голову к правому плечу. Сразу став похожим на какую-то жуткую, худую, но страшно жилистую птицу.

Хререк затаил дыхание. Вот это да, еще один Воин Одина! О таком поединке на его памяти даже не упоминал никто! Это ж какую песнь можно сложить! Лишь бы выжить.

Вслед за волчьим воем высокий хирдман, закатив глаза стал грызть собственный раскрашенный желтой и черной краской щит. А рыжеволосый, жилистый свей, со сплошным шрамом вместо спины, вдруг прыгнул из того же расслабленного казалось бы положения, в котором и находился, практически горизонтально пролетел четыре сажени, и коленом нанес чудовищный удар в щит норвежца. Щит буквально разодрал рот викинга, напрочь снеся все передние зубы и разорвав в клочья губы и щеки, а Скиди удивительно извернувшись, зацепил, внезапно как будто удлинившимися руками изуродованную голову в очкастом шлеме и резко ее крутнул. Послышался громкий хруст и труп хирдмана рухнул в снег, бесформенной кучкой, как будто из него в один момент вытащили все кости.

И тут бонды побежали, а норвежцы остались стоять втроем, оскалившись мертвыми улыбками за щитами. И рыжеволосый убийца сделал их мертвыми на самом деле. А потом догнал бондов, и сделал мертвыми их тоже.

А потом раненый Хререк, проклиная все на свете, особенно свою простреленную ногу-предательницу, волок за собой худого, но ужасно тяжелого берсерка и Эцура, привязав их к парам лыж. И слезы боли и злобы замерзали на его щеках. Так их и нашли уже в темноте дружинники Харальда-Волка в тридцати поприщах от дома.

Comments

( 7 comments — Leave a comment )
ufsnp2015
Aug. 2nd, 2016 05:52 pm (UTC)
твое?
mihalchuk_1974
Aug. 2nd, 2016 06:59 pm (UTC)
Ну да. Вдруг думаю получится)))
krakozjablas
Aug. 2nd, 2016 06:20 pm (UTC)
Силен курилка :) Ждем продолжения.
mihalchuk_1974
Aug. 2nd, 2016 06:59 pm (UTC)
Спасибо. Это черновик конечно жы. Еще буду редактировать.
ba5urman
Aug. 2nd, 2016 08:20 pm (UTC)
Круто!
Жалко не дорассказал как Скиди трёх танкистов норвегов таки покрошил =)
mihalchuk_1974
Aug. 3rd, 2016 04:04 am (UTC)
Re: Круто!
Не, фантазия у читателя тоже должна работать
ba5urman
Aug. 3rd, 2016 10:12 pm (UTC)
Re: Круто!
Воспитательный момент стало быть =))
( 7 comments — Leave a comment )

Profile

mihalchuk_1974
mihalchuk_1974

Latest Month

September 2016
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel