?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



История создания этой боевой машины началась трагикомично. Если кто не в курсе был такой известный изобретатель в США - Дж. У. Кристи (о котором у меня можно прочитать тут http://mihalchuk-1974.livejournal.com/23634.html и тут http://mihalchuk-1974.livejournal.com/23075.html ), его машины послужили прототипами, например, известнейших советских боевых машин предвоенной поры - быстроходных танков, или попросту танков серии "БТ".



Так вот, сам Кристи постоянно пытался впихнуть невпихуемое. Под невпихуемым тут надо понимать его "танки", которые он предлагал с периодичность раз в 2-3 года военному ведомству САСШ. Все эти потуги по большому счету окончились ничем. Поэтому орел наш дон Рэба Джон Уолтер Кристи пустился во все тяжкие, предлагая боевые машины своей конструкции всем подряд, включая и многие европейские страны.
В итоге танками Кристи всерьез заинтересовались две страны. Это были "заклятые друзья" - СССР и Польша! Гордые паны заинтересовались разработками американца, как ни странно раньше клятых москалей. Еще в 1927 году танк Кристи M1927, участвовал в конкурсе по замене в польской армии устаревших танков ФТ-17. Однако, чего-то там у него не срослось.
А вот в 1929 году поляки снова решили отыскать замену устаревшим FT-17, и направили своих представителей в различные промышленно развитые страны - США, Великобританию и Францию. Результатом этих поездок стала закупка партии из 40 пехотных танков Vickers Mk.E, а также лицензии на их производство в Польше.



А вот с детищем Кристи вышло по-другому. Отправленный в США капитан Марьян Русиньский увидел не только танк Кристи М1928, но и совершенно фантастический по тем временам проект М1931. Капитан черканул на родину восторженный отзыв и поляки резко взялись прикупить себе немножечко изделий Джона ибн Уолтера. И даже заплатили ему задаток в 10 000 долларов. Но тут, как слон в посудную лавку, в сию сделку вломились представители СССР. Надо сказать, что когда советская разведка доложила военному руководству СССР о намерениях поляков купить машины конструкции Кристи, в СССР случился маленький переполох. Тут поневоле вспомнишь Резуна (чур меня чур). Но только с противоположным знаком! Ибо командование РККА отреагировало на новость о закупке Польшей танков Кристи, примерно в таком духе: "А-а-а-а, блеать, эти паскуды польские хотят получить танки идеально приспособленные для действий на нашей территории!!! Тревога! Аларм! Ахтунг! Хер пшекам, а не танки Кристи!!!" И вот с этим истошным криком в САСШ срочно рванули советские представители, сходу согласившиеся на ВСЕ условия Кристи. Надо отдать должное американцу, после заключения устного (!) соглашения с советской стороной, он официально отказал полякам, и вернул всю сумму аванса + некую неустойку. Короче, Кристи оказался малость честнее, нежели джентльмены из мелкобритании, практически одновременно продавшие свой танк Vickers Mk.E и русским и полякам))).

Понятно, что пшеки разозлились. И начали реализовывать во второй половине 1932 года, у себя в Польше проект танка с рабочим названием "A la Christie". Так как они детально могли ознакомится с конструкцией и чертежами М 1928 и М1931, то использовали массу решений с этих машин. На патенты и авторские технические решения поляки гордо наплевали. Ни шатко - ни валко работы по этому танку шли до 1934 года. А в 1935 году они вообще были прекращены, ибо в это время польские вояки попали под "обаяние" острого галльского смысла. Так что в умах штабистов Речи Посполитой восторжествовала концепция хорошо бронированных, медлительных и слабо вооруженных бронемашин различного назначения (типа AMC, AMD и AMR).



Когда процесс "расправы" над проектом колесно-гусеничного танка был завершен концепция неожиданно резко изменилась. В конце 1935 года из Советской России пришли тревожные вести – оказывается, советская промышленность развернула серийное производство не только легких танков Т-26 и танкеток Т-27, созданных по британском образцу, но и смогла адаптировать конструкцию американского танка М1931 в мере, достаточной для их выпуска уже не десятками и сотнями, а тысячами экземпляров! Тут паны впали в состояние паники и с криками "Хер вам москалям танк Кристи!", реанимировали проект, который теперь назвали "крейсерским" танком, и который по их мнению должен был составить достойную конкуренцию новейшим советским БТ-5.

Именно в это время данный проект и получил название, под которым он известен ныне - 10-Tonovy Polsky (ТР10). О чрезвычайной важности проекта говорило хотя бы то, что он уже был включен в программу Бронетанковых Войск на 1936-1942 гг (это при том, что еще ни одной машины в металле не было!). Планировалось, что в составе четырех новых моторизованных бригад появятся моторизованные батальоны. Каждый батальон включал роту из 16 танков 10ТР и роту танкеток TK/TKS (также рассчитывали, что в скором времени их заменят на роту новых разведывательных танков 4ТР). Таким образом, только в боевых частях предполагалось иметь 64 крейсерских танка, не считая учебных.



Главным конструктором проекта был назначен майор Рудольф Гундлах. Да-да, тот самый чувак - изобретатель танкового перископа, который впоследствии выпускался в Великобритании фирмой Vickers как Tank Periscope Mk IV, а с 1943 года его выпуск наладили в СССР под обозначением Mk.4.
Итак, поскольку ранние наработки были практически полностью ликвидированы, у конструкторского коллектива Гундлаха появилась определенная свобода действий, тем более, что за последние два года проект танка "A la Christie" устарел морально. Опыт разработки бронетехники однозначно подсказывал, что танк с экипажем из двух человек и одноместная башня являются далеко не оптимальными решениями, в связи с чем конструкция М1928 была радикально пересмотрена – фактически, от неё сохранилась только общая концепция. Этому также способствовало измененное техническое задание, в котором указывалось наличие двигателя мощностью 250 л.с. и пушечно-пулеметного вооружения.



Корпус танка был значительно расширен, что позволило установить на него двухместную башню с 37-мм пушкой wz.36 и 7,62-мм пулеметом wz.30 в общей маске. Ещё один пулемет wz.30 устанавливался в лобовой части корпуса справа от водителя. Полный боекомплект состоял из 80 выстрелов и 4500 патронов. Ещё одним важным улучшением стало усилением бронирования. Толщина бронелистов корпуса была увеличена до 20 мм (лоб, борт, корма), вертикальных бронелистов башни – до 16 мм. В корпусе предполагалась установка радиостанции 2NC, но прототип проходил испытания без неё.
Ходовая часть с четырьмя сдвоенными опорными катками на каждый борт и подвеской на вертикальных рессорах заимствовалась от танка Кристи. От него же переходил и колесно-гусеничный ход, в систему управления добавили гидравлические сервоприводы отечественного производства. На колесном ходу ведущими были 3-й и 4-й опорные катки, 2-й каток немного приподнимался, а 1-й был управляемым. При движении на гусеницах мощность передавалась на ведущие колеса заднего расположения, имевших барабанные тормоза. Гусеничные траки были совершенно нового типа, с грунтозацепами и увеличенные по ширине.

Наибольшие проблемы вызвала силовая установка необходимой мощности, а если быть более точным – её полное отсутствие. На то время польская промышленность так и не освоила выпуск танковых моторов мощностью более 100 л.с., поэтому было принято "временное решение" установить мотор 12-цилиндровый бензиновый мотор American la France рабочим объемом 12358 см.куб. Фирма Vimalert, у которой производилась закупка, обещала паспортную мощность порядка 240-246 л.с., но на практике выяснилось, что при 2800 об\мин. более 210 л.с. этот агрегат "выжать" не в состоянии. Положение складывалось не очень удачное, но у поляков выбора просто не было.

К сборке первого опытного образца крейсерского танка 10ТР (10-Tonovy Polsky) приступили в первой половине 1937 года. Работы проводились под руководством начальника Экспериментальной Мастерской (WD) капитана Казимиржа Грюнера, которая находилась на территории завода PZLInz. в городе Урсус, недалеко от Варшавы. Едва начался монтаж первых узлов и агрегатов, как выяснилось, что мастерская не располагает необходимым оборудованием. Работы затянулись на несколько месяцев и только в июле 1938 года прототип танка 10ТР наконец выкатили из цеха.

Ходовые испытания начались месяц спустя, причем полковник Патрик Обрлен де Ласи потребовал максимальной секретности испытаний. В чем именно заключалась секретность сказать сейчас трудно, поскольку танк под управлением сержанта Полинарека ездил по просёлочным дорогам без брезентового покрытия и в присутствии местных жителей. Первая такая поездка была совершена 16 августа, после чего подробный доклад был предоставлен лично начальнику отдела проектов и конструкций капитану Леону Чекальскому.

«Танк выехал с территории WD в 9:25 и прибыл в Помиковек (Pomiechowek) к часу дня. Таким образом, чтобы проехать расстояние 57,3 км потребовалось 2 часа 20 минут... Были достигнуты следующие средние скорости: по дороге с твёрдым покрытием – 34,5 км/ч, по грязному просёлку – 20,6 км/ч... На обратном пути сломался кронштейн правого нижнего вентилятора. Танк очень легко шёл по грязной дороге, бездорожью и с абсолютной лёгкостью справлялся с любым поворотом... и плавно ехал по рытвинам. Передние пылевики слишком короткие и никак не защищали от попадания пыли внутрь, так что водителю очень трудно управлять танком (пыль летит в глаза и рот)... Коробка передач потребляет слишком много масла. Танк достаточно легко преодолел крутой склон (35°-40°) без какого либо скольжения по грунту и несколько раз форсировал вброд реку Вкра, где глубина на несколько сантиметров превышала уровень пола... На обратном пути он угодил в глубокий придорожный кювет (почти 2 м) в Лёмянки (Lomianki) и сбил дерево у дороги (танк без труда выбрался из кювета на задней передаче)... Этот съезд в кювет был вызван временной поломкой тормоза. 17 числа этого же месяца танк остаётся в WD, для установки нового вентилятора. 18 числа этого же месяца, т.е. во вторник эти испытания могут снова начаться. Общий осмотр: результат испытательного пробега на дистанцию 111 км был удовлетворительным по скоростным показателям и преодолению участков труднопроходимого бездорожья».









Из представленного отчета хороша видно, что несмотря на полукустарную сборку прототип танка 10ТР оказался достаточно надежной машиной. В процессе дальнейших тестов удалось достичь максимальной скорости 75 км\ч на колесах и 50-56 км\ч на гусеницах. А вот смена хода занимала от 30 до 45 минут, что нельзя было признать хорошим показателем. В весовую категорию "10 тонн" польские конструкторы тоже не вписались – масса полностью снаряженного танка составила 12,8 тонн.

Испытания продолжались до 30-го сентября 1938 года, после чего танк был возвращен в мастерскую для ремонта. В общем-то, к этому времени поляки пришли к выводу, что колесный ход для 10ТР совершенно избыточен, поэтому в том же году были инициированы работы по танку 14ТР, который имел только гусеничный ход и доработки корпуса, включая 50-мм лобовое бронирование. Впрочем, построить эту машину поляки так и не успели.

Тем временем, ходовые тесты были продолжены с 16-го апреля 1939 года, когда на испытаниях лично присутствовал главный конструктор. В этот день танк прошел 154 км до Лёвица (Lowicz), а с 22-го по 25-е апреля 10ТР совершил пробег до Гродно, всего преодолев 610 км. В конечном итоге, когда суммарный пробег прототипа составил около 2000 км, его вновь отправили в мастерскую WD для осмотра износа деталей, выявления дефектов сборки и устранения проблем – в связи с этим танк пришлось полностью разобрать. В мае 1938 года его собрали снова и представили польскому военному командованию, но к этому времени наивысший приоритет имел проект 14ТР, а 10ТР уже не рассматривался как боевая машина, которую можно запускать в серийное производство.

Как закончил свою жизнь единственный 10ТР сказать сейчас сложно, поскольку информации о том, что происходило с ним с июня по сентябрь 1939 года не сохранилось.