mihalchuk_1974 (mihalchuk_1974) wrote,
mihalchuk_1974
mihalchuk_1974

Categories:

заметки об ориентализации московского войска - 5

Оригинал взят у oleggg888 в заметки об ориентализации московского войска - 5
Наверно время сделать некоторые пояснения. Сам термин ориентализация по отношению к процессам в ратях Московского княжества в 15 в. впервые использовал А. Н. Кирпичников в Военном деле 13-15 вв. (если не ошибаюсь). Утверждалось, что произошла коренная ломка в устройстве русской коннице – тяжеловооруженные копейщиков с мечами и саблями сменили легкие лучники с саблями, на коротких стременах (кстати, то что к 14 в. перестали упоминать «стрельцов» автор объяснял не исчезновением лука с вооружение конницы, а тем, что сформировался универсальный тип всадника). Эта концепция была повторена в диссертации Олега Двуреченского о холодном оружии Московского государства. Там уже предметно было рассмотрено изменения, согласно археологии, каждого вида холодного оружия с 14 по 17 вв. Начало «ориентализации» назван серединой 15 в. У меня была возможность на тематических семинарах задать автору ныне меня интересующие вопросы, но тогда я ещё не начал вникать в «детали» (больше плаваю в 16 в.).
Это по-своему даже лучше, что вопросы о комплексе вооружения и применяемой при нём тактике стали научно исследовать именно археологи и оружеведы. Источниковеды тащатся где-то далеко, увязнув в куче других вопросов, и аналогичных обобщающих работ пока не выдали. Понятно, что пока вопрос не рассмотрен с каждой научной колокольни, то даже предварительно закрытым его назвать нельзя.
Резюмирую свое представление о вопросе. Сам термин «ориентализация» считаю неподходящим, просто, когда его используешь, «интересующиеся» понимают, о чем идет речь. Мне больше нравится «устаревшее» понятие «процесс создания Русского централизованного государства», и в его контексте – «процесс строительства вооруженных сил», а уже изменение в крепостной фортификации, распространение огнестрельного оружия, распространение сабель, развитие сфер применение судовых и лыжных ратей – это все детали общих процессов.
Если говорить конкретней о моих представлениях о том, какие произошли изменения в русской коннице в 15 в., то можно резюмировать факты. В течении 15 в. многое исчезло или изменилось то, что было характерно для русской конницы предшествующих веков, и что отличало от её от золотоордынской в 14 в.: вышли из употребления щиты, сабли полностью заменили мечи, шпоры стали редко применяться, места лука и копья поменялись в статусе вооружения (причем буквально – в царском походном вооружение вначале шёл саадак, а потом копьё). Если в 1-й пол. 15 в. в полемической пространной Повести о нашествии Тохтамыша автор, желая подчеркнуть качества ордынских воинов, писал об их способности стрелять во все стороны на ходу (не птицу на лету, не зверя на скаку бить, а именно умение стрелять из лука верхом), то в 16 в. это умение для русских всадников было повсеместным. А так и в 1-й пол. 16 в. русская полевая армия соответствовала принципам, существовавшим и в 12 в.: конная доспешная рать без излишек обозов и обозников (вариант – судовая рать), способная к дальним походам и стремительным набегам на разных ТВД.
Если вернуться к вопросу о том, насколько сложно получить обученных лучников, то ответ – будет не просто. Даже просто привить навык стрелять из мощных луков (сложных или длинных простых) весьма проблематично (классика – англичане в Западной Европе). Но на русских землях этот навык был привит ещё в домонгольскую эпоху (и опять вспоминаем пример того как непросто привить луки на вооружение – ещё в середине 14 в. в литовском войске русские подданные литовского князя стреляли из лука, а литовцы метали дротики). Привить же конным воинам, владеющим луком, ещё и умение стрелять «по-парфянски» уже задача одноступенчатая, полностью решаемая за одно поколение. Тем более что в более близких к степи русских землях этот навык должен был быть распространён издавна
Особенностью военного дела Древней Руси было то, что при явной общности, были заметные особенности по регионам в использования некоторых видов вооружения. Хотя князья с личными дружинниками (в лучшем случае сотня воинов) могли часто перемещаться со стола на стол, перемещались отдельные воины, приходили из-за рубежа, но в целом «городовые полки» жили своей жизнью. Если посмотрим попис Литовского войска 1567 г. (а уже сколько времени прошло), то увидим разнообразие по регионам по использованию саадаков и видов клинкового оружия (сабель, кордов, мечей), распространению служб «по-гусарски» и «по-казачьи» (это при том, что почти нет данных по киевской и подольской землях, земель на востоке Белоруссии). Конница Русского государства в то время выглядит относительно однообразно. И пришло это однообразие не просто так – в первую очередь вспоминаются «переборы», начавшиеся в 1480-е гг. и продолжавшиеся в правлении Василия III – в присоединенных новгородских, псковских, тверских, литовских землях. Разумеется, вспоминаются разнообразные походы войск разных земель под главенством московского князя и его воевод. В общем этот процесс и называется строительством централизованного государства, одним из ключевых составляющих которого является войско.
Разумеется, для московских и многих других русских князей «ордынская военная система» не могла не быть примером, к которому неплохо бы стремится. Но из значимого материального монгольского в ней был только лук. А главная «монгольская фишка» - пронизанная дисциплиной централизованная армия с развитой системой управления. Т. е. это уже вопрос не военной моды, а изначально вопрос государственного строительства. Недостаток источников не позволяет проследить этот процесс, и мы знаем только результат – место ордынского царя занял московский самодержец, под началом которого была армия нового уровня, способная оперативно собраться и выдвинуться, достаточно однообразная по вооружению и боевым навыкам. Почему русская конница к 16 в. стала такой как стала? Потому что такой она оказалась эффективна и в Ливонии, и в Литве, и в Финляндии, и под Казанью, и на Берегу, и в Поле. В таком виде она успешно дожила до Смуты, а потом органично была «рейтаризована».
И что таки тянет назвать «важнейшим заимствованием монгольской военной системы», так это рождение русского «Генерального штаба», Разряда. Все эти оперативные выдвижения войск на разных фронтах (Ливонский, Казанский и пр.), мобилизационные мероприятия, соединение войск на фронте в заранее согласованной точке в определенное время, переброска войск со фронта на фронт (с Берега под Смоленск и пр.), работа с агентурными данными... Понятно, не все сразу гладко, десятилетиями налаживалось, но это впечатляет не хуже лихой джигитовки московского витязя.

Tags: История, Средние Века
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments