?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Оригинал взят у vened_14 в заметки об ориентализации московского войска - 1
Оригинал взят у oleggg888 в заметки об ориентализации московского войска - 1


В последние годы активно обсуждается тема «ориентализации» старорусского войска, его причины и начало.

Археологический аспект этого вопроса сформулирован Олегом Двуреченским – он прослеживает изменения с 1440-х гг. Процесс этот представляют переходом от «кованной рати» и «копейного удара» к «легкой коннице» и «лучному бою»…. Однако вопрос этот ни в коем случае нельзя считать решенным – требуется основательное изучение разные источников и сопоставление полученных выводов. Кое-какие моменты следовало бы осветить.

О русской коннице конца 15 -16 вв. мы можем составить достаточно полное представление благодаря документальным источникам, запискам иностранцев – тем источникам, которых ранее не было. Поэтому мы гораздо лучше знаем к чему пришли, чем от чего.
военные задачи
военная система в первую очередь формируется теми задачами, которые приходится решать. К вопросу с ориентализацией тоже подходят с этой позицией, но можно встретить ряд представлений, которые при ближайшем рассмотрении оказываются неверными.

Нередко встречается утверждение, что в 13-14 вв. русским приходилось много воевать с западноевропейцами, что могло повлиять на русское войско. На деле псковские, новгородские и низовые (Северо-Восточная Русь) полки часто воевали с немцами до Ракоровской битве 1268 г. После этого с ливонцами часто воевал только Псков. В 1269 г. и 1369 гг. новгородцы выдвигались на помощь Пскову, но в боевых действиях не участвовали. В 1370 г. новгородцы с псковичами ходили в рейд под ливонский Новый городок. В время псковско-ливонской войны 1406-08 гг. ливонцы разоряли и новгородские волости, но ответных действий не было. Только в 1443-48 гг. происходила новгородско-ливонская война, заключавшаяся в основном в осаде крепостей, взаимном разорении сельской местности в районе р. Нарова и морском бое в устье реки. Новгородцы, к которым могли присоединяться и низовые отряды, в 13-15 вв. часто воевали со шведами, но войны эти, происходящие в специфический условиях карело-финского региона, в первую очередь это были речные походы, осады крепостей и разорение сельской местности, конные бои были редки (походы шведов на водские земли в 1338 и 1348 гг., столкновения во время осады крепостей). В целом новгородцы в 14-15 вв. больше воевали с другими русскими, чем со шведами и немцами (ещё можно вспомнить походы ушкуйников на ордынские земли).

Не считая отдельный столкновений с немцами и шведами, войска Северо-Восточной Руси в 13- сер. 15 вв. участвовали либо во внутрирусских (включая литовские), либо в татарских войнах. В 13 в. войны с татарами представляли с собой масштабные походы целью которых было подчинение политическое подчинение. Также в 1277 г. состоялся поход залесских отрядов в составе ордынского войска на алан. В 1-й пол. 14 в. ордынские войска действовали совместно с войсками своих русских сторонников, совершая локальные походы с целью подчинить непокорных князей.

В 1359 г. в Орде началась «замятня», вследствие чего началось такое явление как набеги отдельных правителей на русские земли с грабительской целью. Высказывается мнение, что это ознаменовалось собой новый вид военных действий. Однако на Залесские земли такие походы совершались редко. Чаще всего с 1360-х гг. в состоянии войны с татарами (малые и крупные походы) оказывались рязанские и верховые земли, которые были обособлены от Залесской Руси.

Залесской Руси приходилось вести войны с Булгарией, причем зачастую как союзник центральной ордынской властью. Это был своеобразный лесной и речной ТВД. Поход булгарского эмира Булат-Тимура 1367 г. ознаменовал прекращение периода «тишины» (после 1328 г.), когда в Залесские земли не вторглись татары. Русские походы на Булгарию происходили в 1370, 1377, 1395-96 (после взятия царевичем Ентяком и князем Семеном Суздальским Нижнего Новгорода), 1401 (на мордовские земли за Семеном Суздальским), 1430 гг. (после набега в 1428-29 гг. на галицко-костромские и нижегородские земли). В 1410 г. нижегородско-татарский отряд совершил набег на Владимир. К этому фронту примыкает побоище на Пьяне и последующие набеги войск Араб-шаха на нижегородские земли в 1377-78 гг.

В ответ на разгром посольства в Нижнем Новгороде в 1374 г. отряды Мамая только совершили ряд набегов на нижегородские места в 1375 г. Прямая война Московского княжества и орды Мамая заключалась в концентрированных походах – Вожской и Куликовской битв 1378 и 1380 гг. Походы Тохтамыша 1382 г. и Едигея в 1408 г. на Москву с целью политического подчинения характеризовались широкими военными действиями с занятием ряда городов и опустошением.
Война Улу-Мухаммеда за подчинение Москвы началось с разгрома русского войска в Белевской битве 1437 г. Затем он в булгарской земле основал Казанское ханство. В 1439 г. совершил опустошительные поход по линии Нижний Новгород – Москва (10-дневная осада)– Коломна. В 1443 г. хан стоял на р. Беспута (правый приток Оки), вынудив московского князя выдвинуться (до боя дело не дошло). В 1444 г. московские войска выбили царевича Мустафа из Рязани. В 1444-45 г. казанские войска осуществили серию вторжений – зимний поход хана с осадой Нижнего Новгорода и Мурома, весенне-летний поход ханских сыновей, разгромивший русской войско под Суздалем. В результате московский князь был пленен. Он признал Улу-Муххамеда ханом, начал платить ему дань. Для великого князя это был разумеется тяжелый психологический удар, и именно с этой войной и связывают начало ориентализации. Также после этого события на московской службе появились отряды татар (вначале удел в Звенигороде, а затем Городец-Мещерский, ставший Касимовым). Это тоже объективно способствовало «татаризации» русской конницы. Но после смерти Улу-Муххамеда (1446 г.) власть Казани над Москвой явно была утеряна, и зимой 1447-48 гг. хан Махмутек совершил набег к Мурому и Владимиру, уйдя при приближении московских войск. Возможно потом московский князь и номинально признавал казанского хана верховным ханом, но в 1461 г. московский князь сам двинулся в поход на Казань, и дело завершилось миром. Затем последовали войны 1462, 1467-69, 1477-78, 1482, 1485-87 гг., когда инициатива окончательно перешла к Москве.

Особой была война с ордой Сиди-Ахмеда (1449-59 гг.). Целью хана также было признанием своей власти, но было своеобразие в стратегии – последовательные набеги из Степи. В летописях были зафиксирован походы 1449 (ордынцы перешли Оку, совершили опустошительный рейд, пока не были выбиты служилыми татарами), 1450 (русско-татарский отряд отбил ордынцев в Поле, а великий князь расположился в Коломне), 1451 г. (рать на Оке не успели собрать, и ордынское войско прорвалось за Оку, один день осаждало Москву), 1455 (великий князь был в Коломне, ордынцы перешли Оку, но сразу же были выбиты), 1459 (на Берегу стоял наследник, ордынцам не дали перейти Оку). Документально известно, что в те годы стали привлекать «на службу к Берегу» из дальних уездов (Углич). Т. о. видим, что для Залесской земли новую по форме стратегическую задачу – постоянная оборона от больших и малых набегов со стороны Поля путем сосредоточения на Оке (Берегу) больших сил, способных к оперативному маневрированию. Причем это система включала необходимость действия отдельных отрядов в высокоманевренных боях в Поле (прежде всего, это были служилые татары). Однако не стоит преувеличивать роль этого направления в 15 в. Орда Сиди-Ахмата в эти годы была занята набегами на Литву и Польшу и противостояние с другими ханами, почему сильного натиска на Московское княжество осуществить не могло. В оставшиеся годы этого века известно только о двух походах хана Ахмата к Оке (1472 и 1480 гг.) и два мелких набега ордынских казаков на волость у Оки (1468 и 1492 гг.). Действие в Поле больших требовала только небольшие отряды (в 1485-91 гг. рейды по ордынским улусам осуществляли служилые татары).

Иными словами, рассмотрение военных задач, которые стояли перед войсками Восточной Руси в 13-15 вв., не показывает какого-то переломного момента, которое был заставило в середине 15 в. резко поменять комплекс вооружения и тактику конницы Залесской земли. Только для Пскова немцы были постоянным противником. Войска Залесской земли между 1268 и 1463 гг. с западноевропейскими войсками почти не встречались. При этом уже в 13 в. происходило огромное количество военных действий с татарами, включающих и сражения, и осады, и загоны. Происходили и совместные действия русских и татар, вводилась ордынская администрация. Т. о. объективно уже тогда должны были начать происходить значительные перемены. В 1-й пол. 14 в. такая ситуация продолжала быть, только в меньшем масштабе. Походы Тохтамыша и Едигея повторяли старую схему. С 1360-х гг. началось такое явление как постоянные набеги на русские земли из Степи, не только с целью политического подчинения, но и с целью грабежа или частных политических целей со стороны самостоятельных предводителей в распадавшийся Орде. Однако частым набегам подвергались только Рязанское и верховские княжества, т.е. перед ними действительно возникла принципиально новая военная задача. Но в Залесской Руси такая задача стала возникать только в середине 15 в., да и то давление со стороны Степи не было таким уж и сильным. Причем оборона Берега – это в первую очередь организационные задачи, потом – переоснащение и переобучение всей конницы. На Залесскую Русь набеги совершались из Булгарии, но в целом они были редкими и небольшими (русское наступление на Булгарию было масштабней). Война с Мамаем для Москвы – это два крупных сражения. Война с Араб-шахом – крупное сражение и последующие набеги на приграничье. Война с Улу-Мухаммедов 1437-45 гг. необычно только тем, что московский князь попал в плен. В первую очередь она, как и прежние, характеризуется не сериями набегов, а двумя крупными сражениями и концентрированными походами с достаточно продолжительной осадой больших городов. Важное последствие этой войны – появление отрядов служилых татар, совместная служба с которыми позволяла перенимать военные приемы. Но с татарами в одном строю приходилось воевать и раньше, да и в 14 в. немало ордынцев поступило на московскую службу.

Если посмотреть сложности, с которыми русские войска сталкивались, то это в первую очередь проблемы тактического управление и дисциплины (Суздальская и Белевская битвы, побоище на Пьяне), а также организационные проблемы мобилизации, развертывания и стратегического управления (от Батыева нашествия до походов Улу-Мухаммеда, а потом – оборона Берега). Проблема маневренной войны в Степи в 15 в. встала только перед небольшой частью русского войска.