mihalchuk_1974 (mihalchuk_1974) wrote,
mihalchuk_1974
mihalchuk_1974

Category:

Балатонская оборонительная операция, март 1945 г. Часть 1.

ШТУРМ БУДАПЕШТА


Разведчики, захватившие в плен штаб венгерской 107-й ИСБр (истребительной бригады). Слева направо: лейтенант Ф. Курочкин, старший сержант А. Кириллов, рядовые Г. Восьмак, А. Авраменко, П. Баркин, и Г. Малько. У лейтенанта Курочкина перевязна голова - при захвате штаба он получил контузию от взрыва ручной гранаты. Будапешт, февраль 1945 года.


Как уже говорилось, к 26 декабря 1944 года столица Венгрии была полностью блокирована советскими войсками. В начале января 1945 советские войска начали штурм "крепости Будапешт". Город был сильно укреплен: его восточная часть прикрывалась тремя оборонительными линиями, все подступы к которым были заминированы. Все дома на окраинах были превращены в ДОТы; на улицах и площадях появились баррикады и оборонительные сооружения; повсеместно в домах оборудовались огневые точки и т.д.

Штурм города начали войска 7-й гв. А и 18-го гв. СК, действовавшие в восточной части города - Пеште. Подразделения 46-й А блокировали противника в западной части города - Буде. Также в будапештскую группировку наших войск под командованием генерала Афонина (командир 18-го СК) входили 30-й стрелковый и 7-й румынский корпуса и 9 артиллерийских бригад. Противник сопротивлялся отчаянно, цепляясь в Пеште буквально за каждый дом: самое ожесточенное сопротивление оказывали солдаты войск СС, полицейские подразделения и венгерские фашисты из "Скрещенных стрел". Несмотря на это, к 17 января советские войска прорвались в черте города к Дунаю, расчленив силы противника на несколько частей. 18 января противник в Пеште начал сдаваться.

Советская штурмовая группа лейтенанта Л.С. Брынина в уличном бою в Будапеште.


Всего в восточной части Будапешта было убито свыше 36 000 солдат и офицеров противника. Сдались нашим войскам еще 63 000 человек (только 18 января 18 519 солдат, 320 офицеров и 1 генерал). Было захвачено и подбито около 300 единиц танков, САУ и другой боевой техники.

20 января наши войска приступили к штурму Буды. И вновь противник ожесточенно сопротивлялся. За первые 11 дней боев было отбито всего 114 кварталов Буды из 608. Только к 11 февраля было занято еще 109 кварталов. К этому дню советские части захватили в Буде 26 000 пленных.

Положение остатков гарнизона Будапешта стало отчаянным. Попытки противника деблокировать Будапешт извне провалились. Тогда окруженцы пошли на прорыв, но время для этого уже было упущено и высвободившиеся после отражения январских немецких контрударов резервы 3-го УФ были развернуты фронтом к венгерской столице.

Захваченная советскими войсками немецкая бронетехника на улице Фё (Fő utca) перед площадью Кларка Адама (Clark Ádám) в Будапеште. Справа подбитый тяжелый бронеавтомобиль Sd.Kfz. 231 (8-Rad), далее полугусеничные бронетранспортеры Sd.Kfz. 251/21 Mittlerer Schutzenpanzerwagen Drilling MG-151 Geraet-921 (зенитная самоходная установка с тремя 20-мм авиационными автоматическими пушками Mauser MG-151/20 с лафете Flakdrilling Socklaffete). Крайний слева (предположительно) Sd.Kfz.251/9 Mittlerer Schutzenpanzerwagen fur 7,5 cm KwK 37.


В ночь на 12 февраля немецко-венгерские части пошли на прорыв. К тому времени их численность (по немецким данным) составляла 23 900 немцев, из них более 9 000 раненых, и 20 000 венгров, из них 2 000 раненных. Кроме того, осажденные имели 12 танков "Пантера", 9 истребителей танков "Хетцер", 6 САУ и 10-15 танков других типов. В прорыв пошли, преимущественно, немецкие войска. Сосредоточившись на узком участке фронта они прорвали внутреннее кольцо окружения (в полосе обороны 180-й СД) и устремились из обреченного города. Однако, когда до своих войск оставались считанные километры и уже казалось, что прорыв удался, они были сначала накрыты огнемсоветской артиллерии, а потом атакованы танками. Началось форменное избиение.

Советские бойцы подразделения подполковника Следя ведут уличный бой в районе пивоваренного завода в пригороде Будапешта.


В итоге, к 12 февраля к своим вышло всего 785 человек (из ~26-28 тысяч!), без техники и тяжелого вооружения. Практически вся остальная группировка, пошедшая на прорыв, была уничтожена сосредоточенным огнем артиллерии, танковыми атаками и добита стрелковыми подразделениями 3-го УФ. Оставшиеся в городе немецко-венгерские части в ходе уличных боев 11-13 февраля были либо уничтожены, либо пленены. Командующий будапештским гарнизоном генерал СС Пфеффер-Вильденбрух вместе со своим штабом также сдался в плен командованию батальона 134-го полка НКВД.

Всего в боях за Будапешт советские войска взяли в плен и уничтожили около 190 000 солдат и офицеров противника. Особенностью штурма Будапешта было очень ограниченное применение бронетанковой техники (в отличие от Берлинской операции), всю "работу" по поддержке штурмующих выполняла артиллерия, включая 203-мм орудия, поставленные на прямую наводку. В этом свете весьма странными выглядят утверждения некоторых венгерских историков о, якобы, сотнях уничтоженных советских танков при штурме Будапешта: согласно документов 3-го УФ в самом городе было потеряно безвозвратно всего 12 единиц бронетехники. Более того, окруженный гарнизон города имел как минимум 3-х кратное преимущество над штурмующими по бронетанковой технике. Конечно, на бумаге русских танков можно уничтожить хоть миллион, это гораздо проще, чем в реальности.

Советский солдат в уличном бою на площади Ференца в Будапеште.


ПОДГОТОВКА К ОТРАЖЕНИЮ НЕМЕЦКОГО НАСТУПЛЕНИЯ


После завершения боев за Будапешт, 16-17 февраля 1945 года Ставка ВГК отдала приказ командованию 2-го и 3-го УФ о подготовке наступления на Братиславско-Брновском направлении. Начало наступления было намечено на 15 марта. Однако, планы советского командования оказались сорваны: еще 17 февраля немцы начали ограниченную наступательную операцию в районе города Комаром (Комарно) против плацдарма 7-й гв. А 2-го УФ. Несмотря на ограниченность операции, в ней были задействованы весьма крупные силы: до 400 танков и САУ из состава 6-й ТА СС, и два танковых батальона 2-й венгерской ТД. Им удалось сбросить советские войска с плацдарма на реке Грон севернее Эстергона. Эта, казалось бы, локальная неудача вызвала у командования 3-го и 2-го Украинских фронтов настоящую панику.

Дело объяснялось тем, что наличие в Венгрии 6-й ТА СС под командованием З. Диттриха немцами тщательно скрывалось. Так, штаб этой армии именовался в документах и радиопереговорах "штабом старшего начальника инженерных войск в Венгрии". Армия предназначалась для весьма амбициозного (и последнего в истории Третьего Рейха) наступления, под условным названием "Весеннее пробуждение".

Из показаний пленных, захваченных в боях за плацдарм на реке Грон, выяснилось следующее. Значительно пополненная 6-я ТА СС, в составе 11 танковых, 6 пехотных и одной моторизованной дивизии, а также 2-я ТА, 6-я А и ряд более мелких немецких соединений "группы Балька" должны были нанести удар на Балатонско-Будапештском направлении с целью разрезать 3-й УФ, после чего повернуть на север и юг, "свертывая" оборону наших войск, уничтожить основные силы 3-го УФ, и, пройдя тылами передовых подразделений 2-го УФ, уйти в Чехословакию, таким образом, попутно перебросив крупные танковые части на центральное направление. Основной же задачей было уничтожение ядра 3-го УФ, после чего рейд в Чехословакию мог быть и отменен. Такая грандиозная операция могла значительно затянуть военные действия на юге, а возможно привести к временному тактическому преимуществу в Польше (если советское командование снимет часть резервов с центрального направления). Кроме того, в качестве "бонуса" в немецких руках оставались венгерские нефтяные месторождения, а также могли активизироваться венгерские части, разоруженные нашими войсками.



Несложно представить, каким сюрпризом для наших командующих южного направления явилось появление на их участке такого мощного соединения противника, как 6-я ТА СС. С 20 февраля была резко активизирована деятельность фронтовой и агентурной разведок. Ставка прислала в Будапешт несколько разведгрупп особого подчинения. К 1 марта, стало понятно, что крупное немецкое наступление вот-вот начнется. Командование 3-го УФ получило приказ: перевести все основные силы фронта на противотанковую оборону. Для этого фронт был дополнительно усилен подразделениями ПТО из резерва Ставки ВГК и с других фронтов.

Оперативно обороны 3-го УФ была построена в два эшелона. В первом располагались 4-я гв А (командующий ген. Захаров), 26-я А (ген. Гаген), 57-я А (ген. Шарохин) и 1-я болгарская А (ген. Стойчев), а во втором - 27-я А. Всего к 5 марта в составе фронта было сосредоточено 5 535 орудий и минометов, из которых 2 976 составляли пушки и пушки-гаубицы, способные бороться с танками, 1178 из них - 76-мм дивизионные орудия ЗИС-3 и 36 шт. - 100-мм противотанковые пушки БС-3.Танковых армий в составе фронта не было, и единственными подвижными соединениями здесь были 1-й гв. МК, два танковых (18-й и 23-й) и 5-й гв. кавалерийский корпуса.

По приказу командующего фронтом с 20 февраля началось лихорадочное строительство оборонительных рубежей и противотанковых опорных пунктов на наиболее вероятных направлениях ударов немецких войск. Было принято решение о возведении эшелонированной обороны на глубину 30-50 км. В течение двух недель были подготовлены три армейских оборонительных полосы, два фронтовых оборонительных рубежа, большое количество промежуточных и отсечных позиций. Тактическая зона обороны состояла из двух полос глубиной 10-15 км.

Наибольшее внимание было уделено оборонительным рубежам 26-й и 4-й гвардейской армий, так как они обороняли танкодоопасное направление Гант - озеро Балатон. Сюда была передана основная часть противотанковой артиллерии РВГК. Каждой армии было предоставлено по 11 артполков, что составило 73% от всей артиллерии РВГК, переданной для усиления фронта. Всего, с учетом артиллерии 27-й А, стоявшей во втором эшелоне, на этом направлении было сосредоточено 25 ИПТАП, 11 ГАП, 8 отдельных пушечных полков, 13 минометных полков и 4 пушечные бригады РВГК. Плотность общевойсковых соединений здесь составляла 3,3 км на дивизию и 24,7 орудия на 1 км фронта. На втором участке озеро Веленце - канал Шарвиз армейских и корпусных резервов не было, поэтому оперативная плотность составляла 6,5 км на дивизию, но плотность артиллерии и здесь составляла внушительные 22,8 орудия на 1 км фронта. Однако в тылу этого участка имелись крупные резервы фронтового подчинения.




Крайний левофланговый участок обороны от канала Шарвиз до озера Балатон был наиболее слабым в общевойсковом (4,7 км на дивизию) и артиллерийском (9,7 орудий на 1 км) отношении. Во фронтовом резерве этого участка находился лишь 5-й гв. кавкорпус. Советское командование предполагало, что весенний разлив вод из каналов Шарвиз, Капош и Елуша сделает невозможным применение бронетанковой техники в этом районе.

При подготовке обороны большое внимание уделялось инженерному обеспечению противотанковых рубежей. К 5 марта на каждый километр фронта обороны было установлено около 700-750 противотанковых и 600-690 противопехотных мин и фугасов. Для создания минных полей в ходе боя (т. н. "нахальное минирование") организовывались подвижные отряды заграждения в составе инженерно-штурмовых рот, взводов автоматчиков и подразделений ПТР на трофейных БТР.

Танковые подразделения находились во фронтовом резерве и были сосредоточены следующим образом: 23-й ТК - район Ловашверень, 18-й ТК - район Адонь-Шарашд, 1-й гв. МК - район Дунафельдвар-Карачони. Их предполагалось использовать как подвижный противотанковый резерв для цементации обороны на главных направлениях. Несмотря на серьезную подготовку к немецкому наступлению танковые части фронта испытывали большой некомплект материальной части. В двух танковых корпусах, 1-м гв. МК, и в 22-м танковом полку имелось в общей сложности всего 142 танка, из них 12 требовали ремонта. Тогда Ставка выделила для усиления фронта две самоходно-артиллерийские бригады, имевшие на вооружении новейшие САУ СУ-100. 18-й ТК получил в подчинение 208-ю САБр (65 СУ-100), а 23-й ТК - 207-ю САБр (63 СУ-100).

1-й гв. МК строил свою оборону в тылу 26-й армии на фронтовом оборонительном рубеже. Его оборона строилась на широком фронте (16-20 км) в виде противотанковых опорных пунктов, состоявших каждый из 4-6 танков и САУ, 5-6 орудий и взвода пехотного прикрытия. 18-й ТК также строил свою оборону в тылу 26-й армии, но вместе с общевойсковыми подразделениями. Так как направление, прикрываемое 18-м ТК, считалось наиболее танкоопасным, здесь концентрация войск была доведена до 8-9 танков, 35-40 орудий и до 1 стрелкового батальона на 1 км фронта. 23-й ТК, как наименее укомплектованный, был размещен севернее озера Веленце для прикрытия второстепенного направления.

Учитывая состав и хорошую выучку немецкой 6-й ТА СС, а также ее хорошее оснащение тяжелыми танками и САУ, огонь по наступающим войскам разрешалось открывать: для танков с дистанции не более 600-800 м, для средних и тяжелых САУ - с 1000-1300 м, для легких САУ - с 200-500 м.

Несмотря на явный некомплект бронетехники в танковых дивизиях СС, численность личного состава впечатляет: "Лейбштандарте" - 18 871 человек, "Гитлерюгенд" - 17 423 человека, "Дас Райх" - 19 542 человека, "Хохенштауфен" - 17 229 человек. Каждая эсэсовская дивизия равнялась по численности советскому стрелковому корпусу, заметно превосходя любой советский танковый и механизированный корпус.

"ВЕСЕННЕЕ ПРОБУЖДЕНИЕ"







Немецкое наступление началось 6 марта 1945 года одновременно в трех местах. Главный удар наносился в межозерном дефиле озеро Балатон - озеро Веленце по направлению на Адонь. Здесь было сосредоточен весь "цвет" панцерваффе: 1-я танковая (панцергренадерская) дивизия СС "Лейбштандарте Адольф Гитлер" (ЛАГ), 2-я танковая дивизия СС "Дас Райх", 9-я танковая дивизия СС "Хохенштауфен", 12-я танковая дивизия СС "Гитлерюгенд", 1-я, 3-я, 6-я и 23-я танковые дивизии вермахта, а также три пехотные дивизии. Поддержку наступления осуществляли две кавалерийские бригады, 9 артиллерийских полков. 4-й танковый корпус СС в составе 3-й танковой дивизии СС "Мертвая голова" (МГ) и 5-й танковой дивизии СС "Викинг" обеспечивал левый фланг ударной группировки, находясь в обороне.

Вторая ударная группировка, состоявшая из частей 2-й ТА (командующий ген. Де Ангелис), наносила удар вдоль железной дороги на Домбовар в полосе обороны советской 57-й А, а третья в составе трех пехотных дивизий наступала с южного берега реки Драва на Печ, где оборонялась 1-я болгарская армия.

Танковые дивизии СС "ЛАГ" и "Гитлерюгенд" наступали вдоль канала Шарвиз в направлении Цеце. 23-я ТД и 356-я ПД продвигались по другому берегу канала в районе Шаркерестур, Шарашд. Вдоль озера Балатон наступали венгры поддержанные 2-мя танковыми батальонами 23-й ТД. Вдоль берега озера Веленце действовала ТД СС "Викинг", части 6-й ТД и первый полк 3-й ТД.

Средняя плотность бронетехники наступающих немецких соединений составляла 15 машин на 1 км фронта, а на направлении главного удара до 26 машин на 1 км фронта.

Несмотря на такую концентрацию танков и САУ наступление развивалось очень медленно. На восточном берегу канала Шарвиз продвижение противника за первый день боев составило всего 2-3 км. Такая же картина наблюдалась и на участке, прилегающем к озеру Веленце. Однако, на западном берегу канала Шарвиз, на участке, который советское командование считало непроходимым для бронетанковой техники, к исходу дня немцы продвинулись на 7-8 км. Действовавшие здесь подразделения противника активно маневрировали между непроходимыми участками, отыскивая проходы, в которые проникали панцергренадеры и части инженерных войск на БТР, обеспечивая продвижение танков и САУ.

Особенно ожесточенные бои здесь происходили возле больших населенных пунктов и дорог, так как эти районы были перекрыты советскими войсками и имели особое значение для наступающих в условиях распутицы немецких танков. В районе Шопонья батальон 200-го гв. стрелкового полка был атакован двумя батальонами панцергренадеров с двух направлений и находился на грани окружения. Но поддерживающие пехоту 3-я, 4-я и 6-я батареи 1966-го ИПТАП открыли огонь с предельно малой дистанции шрапнельными снарядами, поставленными "на картечь", и остановили немецкую атаку. Поддерживающие один из панцергренадерских батальонов 6 танков завязли в грязи и были уничтожены огнем 3-й батареи.

Тяжёлые танки «ИС» на подходе к г. Секешфехервар, март 1945 г.



Ночью два немецких подразделения, каждое силой до роты, атаковали позиции 4-й батареи, перекрывавшей шоссе. Советская пехота по непонятной причине оставила свои позиции, бросив иптаповцев на произвол судьбы. Артиллеристы заняли круговую оборону и открыли огонь по наступавшим из всех видов оружия. Бой длился более часа, причем батарейцы отбили последнюю атаку гранатами, то есть противник подошел к позициям артиллеристов уже на расстояние 30-40 м. В результате батарея потеряла одно орудие и 18 человек убитыми и раненными. Утром возле позиций батареи было обнаружено 102 трупа вражеских солдат.

Во второй половине дня 6 марта немцам удалось захватить населенный пункт Шерегельеш, находящийся на стыке 4-й гв. и 26-й армий. Это произошло из-за плохой координации действий армий. 1-й гв. УР, по которому пришелся один из мощных ударов немецких танков, беспорядочно отошел, оголив правый фланг 155-й СД. Воспользовавшись этим, немцы нанесли удар по флангу дивизии, ворвавшись в населенный пункт. Для восстановления положения советское командование предприняло попытку контратаки силами одного стрелкового полка 155-й СД и 110-й танковой бригады (12 исправных танков). Однако из-за несогласованных действий пехоты и танков, а также малого количества контратакующих, попытка не удалась.

На главном направлении удара немецким войскам не удалось выйти на шоссе Надьбайом - Капошвар. Важную роль на этом участке сыграл 1201-й САП, который не только огнем с места отразил удар противника, но и совместно с пехотой 113-й СД провел удачную контратаку противника севернее Яко, отбросив вклинившегося противника на 1-1,5 км.

Советская артиллерия движется к фронту, март 1945 г.


Утром 7 марта немцы попытались отрезать противотанковый район Шопонья - Калоз, обойдя его с запада. Для этого они перебросили к городу Кюль около 40 танков и БТР, которые должны были поддержать атаку пехотного полка. Однако советское командование накануне перебросило в этот район 1965-й ИПТАП, который и сыграл ключевую роль при обороне района.

Утром 7 марта, после короткого боя, советская пехота, оборонявшая окраины Калоз, отошла, в который раз оставив артиллеристов без прикрытия. Основной удар немцы нанесли силами 20 танков по позициям 2-й батареи (57-мм ПТО ЗИС-2). Атака проводилась на высокой скорости (до 30 км/ч) при поддержке шестиствольных минометов. Из-за недостаточной видимости (шел дождь) батарея открыла огонь с расстояния всего 100-200 м, и у самых домов поселка подбила 6 танков, в том числе один "Тигр II". Огонь велся бронебойными и подкалиберными снарядами.

Группе из семи танков удалось прорваться в северную часть Калоз, но там они неожиданно напоролись на позиции 3-й батареи, которая подбила 3 из них. Попытавшиеся отойти в южном направлении оставшиеся танки были уничтожены 4-й батареей. Чтобы избежать потерь в бронетехнике, немцы последующие атаки позиций нашей противотанковой артиллерии проводили пехотой, поддержанной сильным артогнем. 1965-й и 1966-й ИПТАПы несколько часов вели бой с превосходящими силами противника без собственного пехотного прикрытия, сковав значительные силы наступавших немцев. Но если к вечеру 1965-й ИПТАП был усилен переброшенной пехотой и улучшил свое положение, то 1966-й ИПТАП, сражаясь почти в полном окружении, доживал свои последние часы. Подвергаясь жестокому обстрелу с трех направлений, непрерывным атакам пехоты и небольших групп танков с разных направлений одновременно, батареи полка поочередно оказывались в полном окружении и уничтожались, дорого отдавая свою жизнь. К концу дня полк полностью потерял всю матчасть, но остаткам личного состава удалось прорвать окружение и выйти к своим.


Продолжение следует.


Источники:
Сборник материалов по изучению опыта войны (УИОП Генштаба КА) М. 1946
Сборник боевых документов ВОВ (УИОП Генштаба КА) М. 1947
Операции Советских вооруженных сил в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 гг. (ВНУ Генерального штаба) М. 1959г.
"Будапешт - Вена - Прага. 4 апреля 1945 г., 13 апреля 1945 г., 9 мая 1945 г." под ред. Р.Я. Малиновского М. 1965г.
История Второй мировой войны 1939-1945. Том 10. М 1979г.
Освобождение Венгрии от фашизма М. 1966г.
Тарасов С.К. "Бои у озера Балатон" М. 1959г.
Типпельскирх К. "История Второй Мировой войны" М. 1956г.
Фриснер Г. "Проигранные сражения" М. 1966г.
Fey W. Armor battles of the waffen SS 1943-1945. Winnipeg 1996
Sydnor Ch., Jr., Soldiers of Destruction. The SS Death,s Head Division. 1933-1945. Princeton 1977
G. Bernage, H. Mayer “12.SS Panzer-Division Hitlerjugend” . Heimdal, 1991
G. Bernage, J. Perrigault “C. and oth. Leibstandarte SS”. Heimdal, 1996
H. Furbrinder “9.SS Panzer-Division Hohenstaufen”. Heimdal, 1996
Thomas L. Jentz. "Panzertruppen. The Complete Guide to the Creation and Combat Employment of Germany’s Tank Force.1933-1942" Shiffer Military History, Atglen PA, 1996
Баронов. О "Балатонская оборонительная операция" М. Экспринт 2001 г.
Tags: Балатон 1945
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments