mihalchuk_1974 (mihalchuk_1974) wrote,
mihalchuk_1974
mihalchuk_1974

Category:

КУРСКАЯ БИТВА. ЧАСТЬ 2.

Наступление немецких войск 4-5 июля на южном фасе

В 16:00 4 июля 75 бомбардировщиков Ю-88 и Ю-87 в сопровождении 27 истребителей подвергли бомбардировке позиции усиленного боевого охранения соединений 6-й Гв.А по линии высот в районе Бутово, южнее Герцовки, лес восточнее Бубны. Через 10 минут пехота немцев при поддержке 65 танков атаковала позиции боевого охранения дивизий первого эшелона. В полосе обороны 71-й и 67-й гв. СД наступали части 332-й и 167-й ПД противника и разведбатальоны 3-й и 11-й ТД и МД «Великая Германия» (Grossdeutchland). Подразделения боевого охранения, несмотря на 10-ти кратное превосходство противника сдерживали его части в течении нескольких часов. Пехота противника при поддержке танков ворвавшаяся в Бутово, была выбита контратакой. Только к 21:00 части дивизии «Великая Германия» смогли овладеть Герцовкой. При этом был ранен командир батальона, а одна из рот потеряла до трети состава.

В течение дня авиация противника совершила 224 вылета. Истребители 5-го ИАК 2-й ВА, прикрывавшие наши войска, в воздушном бою сбили 10 самолетов противника (немцы признают потерю 2-х).
Советский истребитель Ла-5Ф из состава 8-й Гвардейской истребительной авиадивизии в полете. Район Курской дуги.


Согласно немецким данным количество бронетехники на 4 июля по сравнению со списочным составом несколько снизилось: в 48-м ТК танков – 464, штурмовых орудий – 89, всего 553. Во 2-м ТК СС стало на 34 танка и 8 штурмовых орудий меньше: танков – 356, штурмовых орудий – 95, всего 451. Но при этом Pz.-2 и Pz.-3 стало меньше на 21 единицу, а Pz.-4 стало больше на 12 штук.

Понимая, что битва началась Ватутин принимает решение о проведении заблаговременно спланированной артиллерийской и авиационной контрподготовке. В 22:30 4 июля в полосе 6-й гв. А был произведен 5-минутный огневой налет по 46 объектам. В 3:00 5 июля артиллерийская контрподготовка была произведена в полном объеме. В ней участвовало 686 орудий и минометов. Сначала был произведен 5-минутный огневой налет, затем 15-минутный методический огонь на подавление, после еще один 5-минутный налет. Противник понес потери, была серьезно нарушена система его связи. Немецкое командование констатировало что: «противнику стал известен срок наступления, поэтому выпал элемент внезапности».

В полосе 7-й гв. А в контрподготовке участвовало до 700 орудий и минометов. Особенно эффективно сработала советская артиллерия по живой силе и огневым средствам немцев на их плацдарме в районе Михайловки. Огнем артиллерии была сорвана попытка навести 60-ти тонный мост через р. Северский Донец. При этом почти полностью были уничтожены два саперных батальона немцев, так как на момент открытия огня под каждой опорой моста находилось по 40-60 человек.

В отличии от артиллерии авиация 2-й ВА и 17-й ВА нанесла упреждающий удар по аэродромам противника весьма неэффективно. Немцы с помощью РЛС обнаружили советские самолеты задолго до их появления. Немцы заявили о 120-ти сбитых советских самолетах. По нашим архивным данным 2-я ВА потеряла 20 штурмовиков ИЛ-2, а 17-я – 15. С учетом сбитых в воздушных боях утром 5-го июля истребителей потери составили – 50-55 самолетов. По докладу командования 2-й ВА и 17-й ВА было уничтожено до 60 самолетов противника.

В целом артиллерийская и авиационная контрподготовка на Воронежском фронте была проведена малоэффективно.

Более удачно была проведена контрподготовка на Центральном фронте. Сказался больший опыт К.К. Рокоссовского. В контрподготовке его фронта участвовало более 1 000 орудий и минометов, при средней плотности 33 орудия и миномета на 1 км фронта (на Воронежском 12 орудий и минометов на 1 км), а на важнейших направлениях до 60. Авиационная контрподготовка не проводилась. Основной удар по позициям немцев был произведен в 4:35, сразу после огневого налета артиллерии противника. В результате из 130 выявленных батарей противника было подавлено 72.


Бои 5-го июля на южном фасе Курской дуги.

В 5:00 (3:00 по Берлину) 5 июля противник начал мощную артиллерийскую и авиационную подготовку. За 1 час посты ВНОС зафиксировали более 400 самолетопролетов противника. Противник перешел в наступление на двух направлениях: главный удар силами 4-й ТА генерал-полковника Г. Гота (более 1000 танков и САУ) был нанесен в полосе 6-й гв. А генерала И.М. Чистякова. Армейская группа (АГ) «Кемпф» (свыше 400 танков и САУ) нанесла удар по войскам 7-й гв. А генерала М.С. Шумилова на корочанском направлении с последующим поворотом на север. Тем самым Манштейн попытался еще глубже охватить советские войска в Курском Выступе.

В первом эшелоне группировки Гота наступали 4 танковые, одна моторизованная и 2 пехотные дивизии. На участке обороны 71-й и 67-й гв. СД силами 48-го ТК в составе 3-й и 11-й ТД, МД «Великая Германия» , 167-й (без 1-го полка) и 332-й ПД 52-го АК. 2-й ТК СС прорывал оборону советской 52-й СД на участке шириной всего 6 км. В его первом эшелоне наступали 2 танковые дивизии СС и полк 167-й ПД. При общем соотношении в танках 1,1:1 в нашу пользу на участках прорыва немцы создали шестикратное преимущество в бронетехнике. Несмотря на это противник не смог добиться быстрого успеха. Его первые атаки были отбиты сильным огнем пехоты и ПТС. Тем более, что танки немцев «завязли» в мощнейших минных полях. Только на минных полях танковый полк МД «Викинг» потерял 25 танков. А всего за 5 июля подорвалось на минах 67 вражеских танков и 2 штурмовых орудия.
Пулеметный расчет солдат войск СС отдыхает в поле у тяжелого танка Pz.Kpfw. VI Ausf. E«Тигр» во время Курской битвы. Танк принадлежал 2-й танковой дивизии «Дас Рейх» (2.SS-Pz.Div. «Das Reich»)


Понеся серьезные потери немцы вызвали авиацию. Всего 5 июля на обояньском направлении было зафиксировано 3160 самолетовылетов авиации противника. На направлении действий 48-го ТК, по немецким данным действовало до 100 самолетов, 2-й ТК СС поддерживало до 400 самолетов – главным образом пикировщиков. К сожалению, наша авиация не смогла существенно помешать бомбардировкам наземных войск.

Несмотря на высокие потери немцы продвигались вперед. При прорыве нашей обороны танками противника был применен новый тактический прием – «танковый колокол». В первой линии шли тяжелые танки «Тигр», пользуясь своим превосходством в бронезащите и вооружении они расстреливали любой очаг сопротивления. Следом шли легкие танки, замыкали построение средние танки с БТР.

Расчет советской 76-мм дивизионной пушки образца 1942 года ЗиС-3 ведет огонь по немецким танкам на Курской дуге.


В полосе наступления 48-го ТК немцев штурмовики 61-го ШАП 291-й ШАД ранним утром нанесли удар по танковой колонне противника новыми кумулятивными бомбами ПТАБ-2 – 1,5. Снижаясь после выхода из атаки, экипажи «Илов» отчетливо видели множество горящих танков и машин. Косвенно это подтверждается и немецкими данными, при выходе к линии фронта по «техническим причинам» сгорело 6 «Пантер».

В полосе обороны 71-й и 67-й гв. СД было задействовано 7 ИПТАП (около 140 орудий). Советские солдаты дрались стойко и мужественно, на отдельных участках доходило до рукопашных схваток. Тем не менее, противник введя в бой во второй половине дня сразу до 200 танков, сумел овладеть важными противотанковыми опорными пунктами (ПТОП) в Коровино и Черкасское. Отдельные советские подразделения продолжали сражаться в окружении. Например, 196-й гв.СП 67-й гв. СД был окружен, но продолжал почти сутки вести бой с превосходящими силами противника. Только в ночь на 6 июля командир полка подполковник Бажанов по приказу комдива вывел свой полк из окружения.

В полосе обороны 52-й гв. СД артподготовка и авианалеты вражеской авиации закончились в 5:50. Танки и мотопехота дивизий СС «Райх» и «Лейбштандарте Адольф Гитлер» (ЛАГ) сразу же атаковали передний край нашей обороны. Подразделения ПТОПов и батальонов первого эшелона позиции оказали противнику ожесточенное сопротивление. Артиллерийским и пулеметным огнем они отсекали немецкую пехоту, а прорвавшиеся в глубину обороны танки, пытающиеся «утюжить» окопы, уничтожались противотанковыми гранатами и бутылками с КС. Особенно эффективно действовали 75-я и 90-я отдельные роты фугасных огнеметов. Они подпускали танки противника на 15-20 метров и подрывали фугасы. В результате только в районе Березова взвод лейтенанта Фасхиева уничтожил 11 танков, 4 САУ и до 260 солдат противника. На этом направлении атака противника захлебнулась.

Немецкие минометчики с 50-мм минометом (5cm leGrW36) обр. 1937 года и пулеметчик с MG-34 с магазином на 50 патронов пристреливают позиции. Ближний солдат вооружен винтовкой Mauser 98K с ружейным надульным гранатометом Gw.Gr.Ger.42. Курская дуга


В этот же день было применено необычное, но эффективное средство борьбы с танками – собаки-истребители танков. Четвероногие «бойцы» взвода лейтенанта Лисицина подорвали 12 танков противника (при этом из 16 собак 4 были убиты еще на подходе к танкам). Кроме этих 12 танков, солдаты взвода уничтожили еще 3 танка и до 150 солдат противника. Взвод отошел только после получения приказа на отход. Немцы вынуждены были срочно разослать в части специальные указания по борьбе с собаками на поле боя.

Упорное сопротивление советских войск, мощные минные поля и огонь противотанковой артиллерии задержали наступление 2-го ТК СС. В 11:30 Г.Гот просит командира 8-го авиакорпуса подавить противотанковую артиллерию русских в районе Журавлиный и Ольховатки. Только после тотальной бомбардировки этих позиций около 13 часов 2-й ТК СС сумел преодолеть первую позицию нашей обороны.

Прорвавшиеся танки немцев были встречены огнем 1008-го ИПТАП и роты танков 230-го ОТП ( на вооружении этого полка состояли американские танки М3), отошедшие подразделения 52-й СД прилагали все усилия, чтобы сдержать продвижение противника и выиграть время для выдвижения резервов армии на угрожаемое направление. Но в 17:00 под атаками противника оставили Быковку. В результате оборона дивизии была рассечена надвое – 155-й гв. СП был отброшен на восток, а 151-й и 153-й гв. СП отошли на западный берег р. Ворскла. Уже в 16:30 в бой вступили подразделения 51-й гв. СД при поддержке 28-й ИПТАБр.

Танкисты 5-й дивизии СС «Викинг» (SS-Panzergrenadier-Division «Wiking») грузят 88-мм бронебойно-трассирующие выстрелы 8,8 Panzergranate Patr.39 Kw.K.36 fES в танк Pz.Kpfw.VI «Тигр» во время битвы на Курской дуге.


В 18:30 противник, введя в бой практически все танки обеих дивизий СС, овладел рубежом Козьма-Демьяновка, юж. окр. Солонец, высота 234,8, Журавлиный тем самым прорвав главную полосу обороны на всю глубину (10 км). В районе Ерик попытке «смотать» оборону 375-й СД оказал ожесточенное сопротивление 3-й батальон 154-го гв. СП 51-й гв. СД в неравном бою батальон понес большие потери, но на 1,5 часа задержал противника. Остатки батальона(80 человек) вышли в район обороны своего полка лишь к 18 июля 1943 года!

Командир 2-го ТК СС Хауссер в целях расширения прорыва в сторону правого фланга ввел в бой дивизию СС «Мертвая Голова», части которой нанесли удар вдоль шоссе Обоянь-Белгород и в 19:45 захватили колхоз «Смело к труду» стремясь выйти в тыл 375-й СД. Однако дивизия при поддержке 96-й ТБр отбила в течении дня 12 (!) атак противника, и сумела удержать свою полосу обороны и закрепиться на зап. Берегу р. Липовый Донец. Ввод в бой 6-й ТД противника был сорван. Упорное сопротивление 375-й СД и 81-й гв. СД нарушило план Манштейна, не позволив ему в первый же день операции «Цитадель» объединить усилия 4-й ТА Г. Гота и АГ «Кемпф».

Несмотря на массированное применение танков, артиллерии и авиации противник не смог выполнить задачу дня. 48-й ТК немцев продвинулся на 6км, 2-й ТК СС на 10-12 км. Все попытки развить прорыв в северном направлении были отбиты. По немецким данным, при прорыве обороны эсэсовцы уничтожили 15 русских танков, потеряв убитыми и ранеными 636 солдат и офицеров и около 30 танков на минных полях и от огня ПТО. Всего за первый день боев, начиная с 18:00 4 июля по 18:00 (по Берлину) 5 июля 2-й ТК СС потерял 1047 человек. Армия Гота потеряла в общем более 2500 человек, из них убитыми около 700.

Гвардейцы-бронебойщики с противотанковым ружьем ПТРД-41 на позиции у подбитого немецкого танка во время боев на Курской дуге.


На корочанском направлении противник перешел в наступление в 6:00 после полуторачасовой артподготовки. В первом эшелоне наступала мотопехота 19-й и 7-й ТД 3-го ТК и соединения армейского корпуса (АК) «Раус» группы «Кемпф».В 8:50 после переправы у Соломино, до 120 танков и полка пехоты противника прорвали оборону 78-й гв. СД и сразу стали расширять участок прорыва в северном направлении. 81-й гв. СД пришлось срочно перестраивать оборону для отражения атак с юга.

Вечером 5 июля Ватутин на основании донесения командующего 7-й гв. А генерала Шумилова доложил в Ставку: «Контратакой частей армии противник выбит из Крутого Лога, Разумного и на всем фронте отброшен на зап. Берег р. Северский Донец». Увы, этот доклад не соответствовал действительности – в первый же день противнику удалось захватить плацдарм шириной 10-12км и глубиной 3-6км. На второй день противник завершил прорыв главной оборонительной полосы 7-й гв.А и вышел к ее второй полосе. Основные силы АГ «Кемпф» - 3-й ТК, усиленный 503-м ОТБ «Тигров» (45 машин) и 228-м отдельным батальоном штурмовых орудий (31 ед.) – повернули на север. Правый фланг корпуса прикрывали пехотные дивизии АК «Раус».

Гренадеры 2-й моторизованной дивизии СС «Дас Райх» на бронетранспортере Sd.Kfz.251 в степи на Курской дуге.


Штаб Воронежского фронта доложил в ставку итоги первого дня: уничтожено 12 600 солдат и офицеров противника, уничтожено и подбито 507 танков и САУ. Эти данные попали в сводку Совинформбюро. Однако потери противника были гораздо ниже. По данным немцев потери войск Манштейна 5 июля составили немного более 6 000 человек, из них убитыми более 900. Потери противника в бронетехнике установить невозможно, так как многие немецкие соединения задержали донесения за 5 июля и вовсе не представили данных за 6-е. Но потери были очень велики. Например, если на 4 июля в строю МД «Викинг» было 98 танков, в том числе 14 «Тигров», то к исходу 6 июля осталось только 33, из них всего 2 «Тигра», а к 7 июля 31 танк (1 «Тигр»). В одной из рот 503-го ОТБ, в первый же день наступления на минных полях подорвалось 13 «тигров» из 14. Однако танки и САУ получившие повреждения (особенно на минах) немцы быстро вводили в строй.

Определив, что противник наносит главный удар на обояньском направлении, Ватутин приказал 1-й ТА выдвинуть к главной полосе обороны армии Чистякова две передовые ТБр. Одним из вариантов оборонительной операции фронта предусматривалось нанесение контрудара силами 1-й ТА, 5-го гв. ТК и 2-го гв. ТК в направлении на Томаровку.

К исходу 5 июля соединения 1-й ТА М.Е. Катукова заняли вторую полосу обороны на фронте до 30км. В первом эшелоне развернулись: 6-й ТК (169 танков) с 69-м гв. МП и 3-й МК (250 танков). Всего в первом эшелоне 1-я ТА имела 419 танков и САУ, 158 орудий, 243 миномета, 56 установок М-13, 533 ПТР.

31-й ТК (196 танков, 16 орудий, 133 минометов) составил второй эшелон армии. В резерве Катукова остались 180-я ТБр, мотопехота 3-го ТК в связи с отсутствием транспорта прибыла на рубеж обороны только к рассвету 6 июля.

Так почему же войскам ГА «Юг» удалось сравнительно быстро, хотя и с серьезными потерями, прорвать оборону Воронежского фронта? Наиболее значимыми причинами автору кажутся следующие:

1.Наиболее важной причиной является ошибка советского руководства в оценке потенциала ударных группировок врага. Советское командование думало, что наиболее сильный удар немцы нанесут в полосе обороны Центрального фронта. Однако, более мощной оказалась ударная группировка ГА «Юг». Подтверждение этого мы находим у Г.К. Жукова, который позднее написал: «На самом деле более сильной оказалась группировка против Воронежского фронта. …. Этим в значительной степени и объясняется, что Центральный фронт легче справился с отражением наступления противника, чем Воронежский».

Проблема усугублялась тем, что танкодоступная местность в полосе обороны Центрального фронта составляла по протяженности 95-100км., а в полосе обороны Воронежского 165 – 170 км., соответственно Н.Ф. Ватутину пришлось распределить силы и средства ( в первую очередь это касалось противотанковых средств) фронта в полосе трех армий первого эшелона практически равномерно. И наращивать усилия на определившемся направлении главного удара противника приходилось уже в ходе боев в условиях острого недостатка времени и под сильнейшими ударами с воздуха.

2. Профессиональным уровнем командования противника. Модель наступал «традиционно» , то есть для прорыва обороны применил в первом эшелоне, главным образом, пехотные дивизии при поддержке танковых. Манштейн в первом эшелоне против Воронежского фронта задействовал в первый же день все имеющиеся в его распоряжении танковые и моторизованную дивизии. Опять же Г.К. Жуков по прошествии лет отдал должное Манштейну, сказав, что: «…руководство противника на Южном фасе Курской дуги отличалось энергичностью и твердостью».

Советские саперы устанавливают противотанковые противогусеничные мины ТМ-42 перед передним краем обороны. Курская дуга, Центральный фронт.


3.Профессионализмом советского командования. На своем фронте К.К. Рокоссовский точно «вычислил» направление удара группировки Моделя. Сконцентрировав свои усилия на узком участке в 35км (полоса обороны 13-йА) Рокоссовский конечно сильно рисковал. Тем не менее, по мнению командующего ЦФ противник наносил бы удар именно под основание Курского выступа, удар на другом направлении мог привести лишь к вытеснению советских войск, а никак не к их окружению и разгрому. В свою очередь Н.Ф. Ватутин практически равномерно «размазал» свои силы по всей протяженности обороны фронта. Для наглядности этого тезиса приведем численный состав армий ЦФ и ВФ, по которым и пришелся главный удар атакующих группировок противника: это 13-я А ЦФ и 6-я гв. А ВФ. Численность 13-й А – 133 300 человек, полоса обороны 35км, средняя плотность артиллерии 19 орудий и 4500 человек на 1 км. Численность 6-й гв. А – 100 257 человек, полоса обороны 64 км, средняя плотность артиллерии 9,5 орудий и 1600 человек на 1 км. Мало того 80% орудий ПТО, 70% танков – К.К. Рокоссовский сконцентрировал на 50-километровом участке обороны Центрального фронта. В результате: ЦФ своими силами (без привлечения резервов Ставки) остановил наступление ударной группировки ГА «Центр» в пределах своей главной полосы обороны, а Воронежский фронт бросал « в топку» оборонительного сражения все новые части и соединения. Тандем Жуков-Рокоссовский оказался более талантлив чем связка Ватутин-Василевский.

Командующий Центральным фронтом генерал армии К.К. Рокоссовский и член Военного совета фронта генерал-майор К.Ф. Телегин на передовых позициях перед началом битвы на Курской дуге.


По моему мнению именно эти три фактора явились главными причинами «…стремительного продвижения противника в полосе обороны Воронежского фронта» - именно такой оценки удостоилось в Ставке ВГК наступление ударной группировки ГА «Юг».
Tags: Курская дуга.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments