mihalchuk_1974 (mihalchuk_1974) wrote,
mihalchuk_1974
mihalchuk_1974

Category:

ЗАПИСКИ ТЕРРОРИСТА (В ХОРОШЕМ СМЫСЛЕ СЛОВА) - 14 и 15

Оригинал взят у afrika_sl в ЗТ (вхсс) - 14
И зачем в больницах так рано просыпаются? Процедуры какие-то, обходы… Нет бы поспать дать больным людям! Ладно, всё равно проснулся уже. Что у нас тут…


Большая палата, с десяток раненых. Таких, чтоб совсем уж тяжелые, не видно. Познакомился с ребятами. В основном из отряда Мозгового. Он, кстати, называется «батальон «Призрак». Уже и нашивки сделали. Молодцы, дело нужное. Очень способствует укреплению в выборе между «мы» и «они». В текущей ситуации это выбор между русскими и украинцами, даже если не все пока это осознают. Рассказал про вчерашний бой в Ямполе. Узнал, что укры пытались прорваться дальше к Северску, но были отбиты (чему в немалой степени способствовало накрытие их колонны украинской же авиацией).

В основном все местные, кроме меня только один из России. Любопытный персонаж, кстати. Как-то сразу вспомнился Гиннес при взгляде на него. Тоже откуда-то из-под Питера, тоже рыжий, тоже вегетарианец. Тот, правда, был православным, а этот родновер. Мдяяя… Интересно, они там, в Питере, все такие, оригинальные?…. Да, вроде бы вчера, перед уходом в астрал, видел бородатую физиономию Геолога. Надо пойти поискать. Для этого, увы, нужно встать. Тааак…. потихоньку…. Ну, не так уж и плохо. Побаливает, но терпимо. Если не нагибаться и ногу сильно не сгибать. А вот, кстати, и Геолог. Как обычно, румян, бородат и жизнерадостен. Кисть перемотана, и из неё торчит какая-то хитрая спица. Осколок раздробил несколько костей. Обмениваемся воспоминаниями о вчерашнем бое. Их с Дизелем накрыло почти сразу после того, как они подбили украинский танк. Дизель, вроде бы, не пострадал. Потом Геолога эвакуировали в госпиталь, пока путь на Лисичанск ещё не был отрезан. Рассказываю о том, как мы добирались со Скифом. Да, кстати, а где он? Спрашиваем у медсестры. Ага, нашли. Скиф лежит в палате для более серьёзно раненых. Тут же лежит и Албанец – пассажир внедорожника, расстрелянного вчера в Северске своими же. Геолог с ним успел уже пообщаться, говорит, неплохой вроде мужик. Ладно, поглядим…

Про Угрюмого и Ко никто ничего не слышал, и это напрягает. Надеюсь, с ними всё в порядке.

Завтрак… Кормят вполне прилично, даже на удивление. Впрочем, источник изобилия быстро выясняется – «мозговые» наладили снабжение госпиталя продуктами. Перевязка… АЙ! Ощущения при отдирании бинтов с раны от реактивной струи весьма болезненны. Молодой врач в перевязочной с увлечением фотографирует огнестрельные ранения ребят на планшет. Говорит, для научной работы нужно. Ну, наука это святое, вроде никто не возражает. Приходит хирург постарше. Говорит, что опасности для жизни и здоровья мои осколки не представляют. Повезло, особенно со спиной. На полсантиметра в сторону, и попало бы прямо по позвоночнику. В общем, доставать их не планируют. Я, честно говоря, испытал от этого известия некоторый дискомфорт, ну да ладно, медицине виднее. Наверное, просто не до того им, хватает и более сложных случаев.

После перевязки отпрашиваюсь в город. Интернет-зависимость имеет место быть, и почти две недели без включения в сеть нешуточно напрягают. Прогуливаюсь по Лисичанску. Ничего так городок. Из разряда «бедненько, но чистенько». С учётом того, сколько здесь химии и нефтепереработки, могло бы и побогаче быть, пожалуй. Магазины и кафе работают, интернет-клуб тоже. Пара пацанов лет восемнадцати с головой погрузилась в «World of Tanks». Мдяя…. Не, ну, каждому своё, конечно… Всё-таки, ИМХО, офлайновая версия рулит. Погружаюсь во Всемирную паутину…о, что, уже три часа прошло? Ну надо же… Ладно, пойду съем чего-нибудь человеческого. «Что-нибудь человеческое» оказывается вкусной пиццей в заведении с привычным для такого рода едален названием «Челентано». Трио симпатичных девушек, с непреклонностью танков преодолевая моё слабое сопротивление, угощает пивом. Хорошо… Сижу, созерцаю. Мамаши с колясками степенно прогуливаются. Молодёжь парами и мелкими стайками снуёт туда-сюда. И не скажешь, что идёт война, и фронт подкатывается всё ближе.

Забавная четвёрка – два крупных, накачанных, парня с несмываемым выражением «я пуп земли и вообще офигенно крутой» на мордах лица, и с ними две девушки. Парни прямо-таки излучают в атмосферу физическое страдание от выпадения из привычного статуса первых бычков на деревне. Иногда, по привычке, повышают голос и расправляют плечи, но тут же сникают и пугливо оглядываются по сторонам.

Возвращаюсь в больницу, где врач устраивает мне мягкую выволочку за опоздание. Добросовестно делаю виноватый вид, и обещаю, что впредь ни-ни.

Тут радостная новость от Скифа – звонил Угрюмый, они с Москитом и Кулибиным живы-здоровы, уже в Лисичанске, и сегодня или завтра зайдут нас проведать. Ну, слава Ктулху.

Спросив разрешения у врача, переехал в палату к Геологу. Кроме нас, там ещё двое – доброволец с Кубани Ветер, с достаточно серьёзным ранением руки, и один гражданский – Толик, повредивший колено при несчастном случае в шахте.

Лежание в больнице засасывает. Если первые два дня ты ещё куда-то рвёшься, и хочется какой-то активности, то потом всё идёт как по рельсам, тебе уже становится лень делать что либо, и закон сохранения энергии представляется основным законом мироздания. Целыми днями спишь, ешь, общаешься с «коллегами» и ходишь на перевязки. Благо, если ты склонен к философским размышлениям, созерцанию и систематизации увиденного. Ещё большее благо, если есть интернет. В целях обретения последнего, договорились с Геологом завтра сходить на рынок и прикупить нормальный телефон.

Пока делать было нечего, пообщался с Албанцем, и выслушал его версию развития событий в Северске. В общем-то, описывал он всё тоже самое, что и Анатолий, но с другой стороны. Сформировал отряд, воевал. Людей нужно было обеспечивать. Приходилось экспроприировать. У кого забирать? У поддерживающих Восстание? Так они и так посильную помощь оказывали. Значит, забирать нужно у активных, явных заукраинцев. Что и делалось. На отобранное выдавались расписки. Если кто-то сознательно и явно вредил – тех воспитывали. Как-то так… Кто из них прав, Албанец или Анатолий – честно признаюсь, так и не смог для себя решить. Наверное, оба понемногу. Мужик Албанец харизматичный, не поспоришь. Смелый. И мозги есть. Но совсем уж без контроля таких оставлять нежелательно, натворят дел. Хотя, наверное, на войне не место дословному следованию представлениям о правильном и неправильном из гражданской жизни.

На следующий день нога и спина немного разболелись, и с Геологом на рынок я не пошёл. Попросил его выбрать телефон подешевле, но с выходом в Интернет. Геолог с Ветром ушли, Толик тоже домой пошёл до вечерней перевязки, а я распластался на кровати, размышляя о всяком. Крики в коридоре с знакомым азербайджанским итальянским акцентом заставили встрепенуться. Выглядываю – так и есть. Угрюмый, Москит и Кулибин. Обнимаемся, рассказываем, что и как. После нашего отхода ребята были вынуждены тоже отойти с позиции, т.к. танк снова принялся долбить её прямой наводкой. Потом укропацеры оттянулись, и наши опять заняли позицию. Укропехота, решив, что перекрёсток свободен, двинулась вперёд, но, в очередной раз, получила по зубам. Потом, собрав ещё несколько человек, не ещё остававшихся на позиции батальона, Угрюмый некоторое время сдерживал укров огнём из зелёнки, а затем отступил к тому же мосту у Кривых Лук, до которого мы немного не дошли. Рассказали про Кастета, оборонявшего позицию, прикрывавшую вспомогательный мост. Тот выиграл снайперскую дуэль, затем уничтожил нескольких довольно резвых укров из какого-то разведподразделения. Потом уже его первым нашла снайперская пара укров, и Кастет получил по пуле в каждую руку и одну в шею. Тем не менее, нести его не пришлось, и он смог сам отступить с позиции в тыл, откуда уже его эвакуировали сразу в Донецк.

Наши, прибыв в Лисичанск, к Мозговому вливаться не захотели, и пока прибились к отряду донских казаков, расположившихся в здании местной прокуратуры. В планах у Угрюмого было идти на Николаевку, и выходить планировали чуть ли не завтра. Пешком. Мол, мы, вообще-то, за тобой пришли. Я постарался вежливо донести до шефа мысль, что ни в какую Николаевку я завтра не пойду. И послезавтра не пойду. Когда пойду? А как получше себя чувствовать буду. Что? Не, не навоевался, но и на слабо меня брать не надо, не мальчик. У меня на спине пары квадратных дециметров кожи не хватает, благодаря тебе, между прочим, кто мне там, в Николаевке этой, перевязки делать будет? Кулибин? Не, спасибо, не надо. И как я до неё дойду пешком, если мне ногу согнуть больно? Да спрашивай у доктора что хочешь, я сказал, что сейчас не пойду. Подошли к врачу. Тот, ориентируясь на мои выразительные гримасы, сообщил Угрюмому, что пока что я в герои не гожусь. В общем, расстались мы на слегка напряжённой ноте, и Угрюмый явно испытывал обиду и разочарование. Ладно, мы оба уже большие мальчики, он переживёт свою обиду, а я – его разочарование. Домой я пока не собирался (да и нет у меня дома), но и идти снова в поле недолеченным тоже как-то не воодушевляло. Тем более, там, вроде как, опять Прапор начальствовал, что воодушевляло ещё меньше. В жизни всегда есть место подвигу, ага. Главное, держаться от этого места подальше.

Тут и Дед Мороз пожаловал. Ну, в смысле, Геолог с моим новым телефоном. И симка уже вставлена. Интернет ждёт. Всё, меня не кантовать.

ГЛАВА 15

Подъём… лениво плетусь в умывальник… чай со всякими вкусностями… неспешный разговор… завтрак… снова чай… перевязка… Блин, ещё чаю попить, что ли?
Как-то начало тут надоедать. Уже пятый день лежу. Угрюмый вон уже в третий раз приходит. В Николаевку они так и не ушли, ибо выяснилось, что наш доблестный фельдмаршал (Прапор) объявил всех, кто не разбежался под его чутким руководством с первыми выстрелами, дезертирами, помешавшими ему одержать славную победу в роммелевском стиле. Не зря у меня недоброе чувство свербило в указательном пальце правой руки. Не зря. Надо было поддаться соблазну. Угрюмый, в свойственной выходцам из Закавказья с Апеннинского полуострова эмоционально-непосредственной манере, жаловался на несправедливость судьбы и вслух разбирал возможные способы её (несправедливости) исправления, до «Шмеля» включительно. Сам же пока колебался между вливанием в ряды «мозговых», примыканием к дончанам, либо убытием в Донецк к некоему Барсу, которого, вроде как, хорошо знал Скиф, и очень высоко о нём отзывался. Самого Скифа, кстати, перевезли в госпиталь Донецка, т.к. ему была необходима довольно сложная операция по челюстно-лицевой части. Ну, вот он Угрюмого в Донецк и зазывал.

Ага. Speak of the devil… С Албанцем наговорился, опять ко мне идёт. С Албанцем, кстати, он быстро сошёлся. Рыбак рыбака, понимаешь… Вот и снова мой доблестный командир, косит лиловым глазом. Ага, перемирие заканчивается… Да, и укры снова попрут… И народу мало везде, согласен.. Мля, и глаза хитрые-хитрые такие. Наверное, представляет себя потомком Макиавелли. Хотя, конечно, кто их там знает, этих азе..тьфу!, итальянцев, в смысле. Не шеф мужик отличный, конечно, и весьма крут и свиреп, когда надо, но наивный иногда донельзя. Большой деть, блин. Нахрапом не прошло, на сознательность давит. Типа, исподволь, незаметно так. Да ладно, ладно, нечего меня за советскую власть агитировать. Нацист я. Не люблю советскую власть. Хорошо, послезавтра выписываюсь. Не, не завтра. Послезавтра. Это такой день, который на следующий день, после завтра. Ага. Да, прям с утра и забирайте, после перевязки. Камуфляж там найдётся? Вот и чудненько. Давай, пока.

Ветер печально вздыхает на своей койке. Он тоже хочет обратно, в ряды сепаратистов и российских наёмников. Но ему пока рановато, рана на руке глубокая, ещё и затягиваться не начала толком. Вообще, интересно наблюдать за людьми. Вот Ветра взять – жил себе парень в одной из кубанских станиц, каменщиком работал. Поехал добровольцем, защищать Донбасс от фашизма. Попал в гущу событий, участвовал в нескольких боях. Ранило, выздоравливает. Домой пока не планирует, сначала, говорит, Киев освободим. Ну, вроде как, от идей борьбы с фашизмом потихоньку отходит. Не без влияния политбесед с вашим покорным слугой, тешу себя надеждой. Начинает смотреть в правильную, русско-националистическую сторону. Хотя ещё на середине пути, и куда в итоге придёт – одному Ктулху ведомо.

Или вот Ярик – упитанный, жизнерадостный хлопец из местных. Граната из АГС разорвалась в метре от ступни. Перебито два пальца на ноге, икру посекло, весь бок в мелких осколках, но ничего совсем уж серьёзного. Счастливчик. Еще не так давно вообще не задумывался, русский он или украинец. «Славянин», тут многие себя так идентифицировали. А сейчас назови его украинцем – спрыгнет на одной ноге с койки, и так костылём в лоб засветит, что вся сложность процесса дифференциации «населения» на нации высветится в голове неосторожного не хуже зенитного прожектора.

Ладно, что-то меня снова на философствование пробило. А мне, между прочим, завтра снова террористом становиться, а у меня даже камуфляжа нет. Не, я не пижон, мне бы и «Флора» пошла. Но, во-первых, не факт, что её выдадут на новом месте, а во-вторых – на высоких и худых «Флору» не шьют в принципе, как мне кажется. Либо одну на тысячу. Чисто поржать. Да и вообще надо бы подзакупиться, благо, практический опыт некоторый уже есть.

Проведя опрос раненых из числа местных, выясняю, где находится нужный магазин. Совсем недалеко от больницы, кстати, мне минут десять-двенадцать хромать. Прихожу. Выбор, как и следовало ожидать, совсем не поражает воображение. Разгрузок нет вообще, камуфляжи достаточно своеобразных расцветок, да и размеры не очень. «Флоры» есть, но мой рост только на какие-то ходячие шкафы.

Не стоит покупать крутой камуфляж. Да, вы будете в нём очень брутально смотреться, и, если не валять дурака при выборе, он будет куда удобнее и практичнее «Флоры» или «Русской цифры». Но, к сожалению, в число восхищённых зрителей вашей немереной крутости может попасть и вражеский снайпер. Каждый выбирает для себя, конечно, но как по мне, так не стоит оно того. Вообще, с учётом распространяющейся как пожар популярности «горки», сегодня я бы её взял, пожалуй.

Камуфляж так и не выбрал в итоге. Блин, вообще не люблю, когда большой выбор в магазине. Теряюсь. Нет бы что-то одно, и чтоб как раз то, что нужно. Купил рюкзак, панаму, и всякую мелочёвку, типа компаса и ножа.

Панама, конечно, тоже несколько выделяет из общей массы, что не есть хорошо. Но, во-первых, она очень удобна. Как по мне (а я достаточно опытный путешественник), так лучше неё головного убора нет, если мы о тёплом времени года говорим. Во-вторых, народ довольно быстро это понимает, и число панаманосителей вокруг вас начинает возрастать, что снижает вашу заметность. Раз уж речь зашла про головные уборы – капюшон, ИМХО, штука категорически вредная, кроме совсем уж специфических случаев маскировки. Уж очень сильно он ограничивает видимость и слышимость.

Ещё купил такую мегаважную вещь, как «поджопник». Ибо простатит лечить как-то совсем не хочется. Поджопники бывают самодельными, «тактическими» и рыбацкими. Самые лучшие, разумеется, последние (не все, понятно, выбирать надо). На них вообще можно в любой мороз на льду сидеть, и хоть бы что. Правда, по приказу ZOGа, их выпускают в попугайских цветах, что для целей террористов, повстанцев и прочих борцов за свободу не очень подходит. «Тактические» обычно представляют из себя плохой вариант рыбацкого по завышенной втрое цене. Единственным их достоинством является маскирующая окраска. Говорят, есть ещё охотничьи, совмещающие качество рыбацких с камуфляжностью. Мне не попадались. Стоят, полагаю прилично. Выход из ситуации очевиден - покупаю рыбацкий, захожу в секонд-хэнд, там за копейки беру темно-зелёную куртку из плотной ткани, оттуда в швейную мастерскую - и за вполне умеренные деньги у меня отличный поджопник в прочном чехле не бросающейся в глаза расцветки.

Возвращаюсь в больницу (она же гарнизонный госпиталь), где медперсонал героически пытается вылечить, накормить, и при этом ещё и не дать чересчур буянить. Что, прямо скажем, не так просто. Народ в ополчении разный, некоторые, нацепив георгиевскую ленточку, начинают чувствовать себя такими героями, что окружающие в их присутствии должны стоять по стойке смирно, периодически спрашивая «Чего изволите?», не забывая про уважение в глазах. Впрочем, таких обычно быстро успокаивают свои же. Вообще, конечно, врачи, медсёстры и прочие лисичанские служители Гиппократа оказались в сложном положении. Во-первых, понятно, что взгляды у людей разные, и вполне возможно, что некоторые из лечивших нас медиков предпочли бы лечить наших врагов. А может, и нет, кто его знает… Во-вторых, соотношение сил, в общем, всем известно, перемирие заканчивается (да и оно не мешало украм обстреливать и бомбить город). Чья власть в городе будет через неделю – не ведомо никому. Если вернётся украинская власть, никто не может гарантировать, что оккупационная администрация не начнёт преследовать «місцевих пособників російських найманців». Лечили? Лечили. Значит, пособники. Опять же, история (весьма похожая на правду) расстрела украинцами наших раненых и медиков в Красном Лимане оптимизма не добавляла. Двое ополченцев с автоматами при нападении на госпиталь диверсионной группы укров могли бы разве что героически погибнуть, в лучшем случае. В-третьих, чисто физически им было тяжело. Поток раненых значительно превышал обычное количество пациентов, часть персонала, к тому же, уехала подальше от войны, что увеличило и так повышенную нагрузку на оставшихся. Хорошо ещё, что из России шла гуманитарка с лекарствами, иначе ситуация стала бы совсем критической.

Медики, с учётом всего вышеописанного, вели себя более чем достойно. Как говорится, пользуясь случаем, хотелось бы выразить им большое человеческое спасибо. Мой блог, кстати, пользовался у них большой популярностью, особенно заметки про Африку.

На следующий день вновь сходил в охотничий магазин, на этот раз с Геологом. Тот решил мне сделать подарок по случаю выписки, и купил отличную камуфляжную флисовую куртку. Заодно сходили пиццы поели, в то же «Челентано». Ну и нарушили режим, конечно, как без этого… Слегка, пивком.

Утро, подъём, завтрак, перевязка. Состояние нетерпения, мысленно я уже выписался и где-то в новом месте, теперь хочется убыть туда и бренным организмом. Час прошёл, два… Звоню – телефон вне зоны действия. Ещё час… вот и обед уже. Блин, да где они шляются!? Врач интересуется:

- Ну так как, выписываешься сегодня?

- Да вот сам не пойму… До завтра остаться можно, если что?

- Да, не вопрос. Я тогда тебе пока справку выписывать не буду, в компьютере сохраню. Если вечером приедут за тобой – к дежурному врачу подойдёшь, он распечатает. Ну а так я сам завтра выпишу.

- Спасибо!

До отбоя так никто за мной и не приехал. Хммм…. Любопытно… Может, двинули таки на Николаевку, без меня? А почему не предупредили? И чего теперь делать? Ладно, если что, полежу ещё пару дней, а потом к «мозговым» пойду.

Утро, подъём, завтрак, перевязка. Вчерашнее напряжение как-то перегорело, уже особо никуда не рвусь. Приедут – приедут, не приедут – не приедут. Приехали. Вернее, пришли. Угрюмый и с ним ещё один мужик лет на десять старше меня, приходил и в прошлый раз с Угрюмым. Позывной я не запомнил тогда. Быстренько со всеми обнимаюсь, прощаюсь, и вперёд.

- Чё вчера-то не забрали?

- Да там, это…заняты были… (глаза честно смотрят прямо на меня)

- А труба чего выключена?

- Да там, это…нельзя было включать (смотрят ещё честнее)

- Забухали что ли? (ехидно осведомляюсь я)

- Неееет….Ты что?! Говорю же, дело было важное (глаза аж немного выпучивает от распирающей их изнутри честности)

- Мдяяя…. Понятно всё с вами. Тебе же пить нельзя!

- Почему это?! (с подозрением)

- Ну ты же азер, вам Коран запрещает.

- Ты! Бля! Обезьяна! Надо было тебя из «Шмеля»! …….

- Ладно, шеф, я тоже тебя люблю.

По пути выяснилось, что, во-первых, спутника Угюмого зовут Лёха, позывного у него пока нет, а вообще он кореш Москита, тоже с Макеевки, а на жизнь до начала Восстания зарабатывал частным извозом (вообще, любопытный статистический факт – в рядах ополчения я таксистов встречал раза в два чаще, чем шахтёров, а макеевцев вдвое чаще, чем жителей Донецка). С юмором парень, по нему видно. Участвовал во взятии Донецкой ОГА и прочих событиях с первых дней Восстания. Хотел в Донецке пойти в ополчение, но, глядя на творящийся там хаос и непонятки, решил двинуть туда, где люди делом заняты. Во-вторых, обнаружилось, что обещанного камуфляжа мне не дадут. Пришлось разворачиваться и идти снова в тот же самый охотничий магазин. Блин, да что же за заговор такой с размерами-то? Ну почему нельзя шить камуфляжи на высоких и худых? Неужели и правда ZOG не велит? В итоге единственный более-менее подошедший камуфляж был расцвечен под что-то вроде «дубрава в начале осени». Для донецких степей в конце июня самое то, ага.

Ладно, что уж делать. Переодеваюсь в магазине, гражданку в рюкзак. Идём дальше. До бывшей прокуратуры идти не особо и далеко. Казаки выделили нам большую комнату на верхнем этаже. Питаемся у них же. Угрюмый им выделил два автомата из подобранных во время отступления. У самих дончан с оружием хреново. Зато с дисциплиной хорошо, что радует. Не всегда оно у них так. А тут – сухой закон, построения, постановка задач, совещания. Занимаются патрулированием и разведкой в основном, работают вроде как в интересах Мозгового и лисичанской Самообороны, но ни тем ни другим напрямую не подчинены. Соответственно, снабжения от них тоже практически не получают, поэтому с материальной частью туго, спасает помощь от земляков (деньгами и боеприпасами) и от местных сочувствующих (продуктами).

По поводу казаков. «Не всё так однозначно», как говорила известная дочь офицера. Есть у них как положительные, так и отрицательные стороны. Разведчики и диверсанты из них обычно получаются хорошие, а вот в жёсткой обороне неустойчивы. В городах им тоже засиживаться вредно – начинает добро к рукам прилипать, как-то так само собой. В общем, при надлежащем использовании и контроле польза от них может быть весьма существенной, но и вреда, если пустить всё на самотёк, может быть немало. По степени убывания адекватности я бы расставил их так: терские-донские-кубанские. Ну да это моё, сугубо личное мнение. С представителями других войск не общался.

Помимо Москита и Кулибина к группе Угрюмого также прибились уже упоминавшийся мной Вазик, Арчи (молодой, здоровенный как медведь донецкий армянин, добродушный, но вспыльчивый, был в Ямполе разведчиком) и Шкода (тоже молодой парень из местных, ходил в разведку в качестве корректировщика). У казаков мы провели ещё пару дней. Ребята отдыхали немудрёными способами (в итоге шеф, почуяв однажды в комнате запах травки, раздал немного живительных подзатыльников участникам действа, и пообещал в следующий раз отправить всех на окопы), Угрюмый ломал голову, куда податься, ну и обсуждал это со мной. Видимо, в связи с моим обезображенным интеллектом лицом и разнообразным жизненным опытом. Мне лично как-то более симпатична была идея посмотреть, как оно там в Донецке, к чему я и склонял командование. Не знаю, насколько весомую роль сыграли мои доводы, но Угрюмый, в итоге, принял волевое решение – «Я еду в Донецк. Кто хочет уйти – можете уходить». Желающих разбивать компанию не оказалось.

На следующее утро нас ждал приятный сюрприз – за рулевыми вёслами двух минивэнов, на которых мы должны били ехать в Донецк, сидели Зил и Юрза! Обнялись, рассказали и расспросили. Заодно узнали, что произошло с нашим поваром-разведчиком. А то было некоторое нехорошее недоумение, ведь мы уже знали, что на мосту в тот момент были наши. Оказалось, что ополченцы, стоявшие на мосту, его в лицо не знали. Ну и скрутили на всякий случай, до выяснения. Понять их можно – кругом бой идёт, а тут вылезает из кустов непонятное тело в гражданке, и предлагает пойти за ним в зелёнку, мол, там раненые. Так он и сидел «в плену», пока через мост не прошёл кто-то, его знавший. Ну а мы к тому времени уже переплыли реку и шли на Северск. Сами же Зил с Юрзой влились в подразделения Беса.

Дорога до Донецка ничем особо не запомнилась. Заскочили напоследок ещё раз в госпиталь, попрощались с Геологом и остальными и двинули. Блок-постов и ополченцев на дорогах заметно прибавилось. Маховик войны, в полном соответствии с моими прогнозами, потихоньку раскручивался. Обе стороны набирали сил, и бои становились всё ожесточённее. Эхе-хе-х… А ведь ещё в марте всё можно было решить простым словом «Да», сказанным из Москвы местным элитам. В апреле – одним единственным БТРом с триколором, под камерами, в прямом эфире перешедшим границу. В мае – парой батальонов «вежливых людей». И в любой из этих месяцев – простой помощью местным активистам, стоимостью меньше 1% от сумм, ежегодно выплачиваемых в качестве дани заповедникам маленьких, но чем-то там гордых тожерассиян. Мля, ну вот я, простой директор мелкого ООО во Фритауне на тот момент, ещё в марте писал, что всё плохое, что нам могут сделать, нам сделают независимо ни от чего. Поэтому надо вводить войска и брать Новороссию. Бить будут всё равно, и с той же силой, но так хоть будет, за что. И ведь всё так и получилось. Если мне это было понятно из геопроктологической Западной Африки, неужели этого не понимали в Москве? Ладно, чёрт с ним, случилось то, что случилось. Поглядим ещё, кто кого…
Начало тут
http://mihalchuk-1974.livejournal.com/396492.html
http://mihalchuk-1974.livejournal.com/399977.html
http://mihalchuk-1974.livejournal.com/401940.html
http://mihalchuk-1974.livejournal.com/406752.html
http://mihalchuk-1974.livejournal.com/407517.html
http://mihalchuk-1974.livejournal.com/410719.html
http://mihalchuk-1974.livejournal.com/412488.html
http://mihalchuk-1974.livejournal.com/415377.html
http://mihalchuk-1974.livejournal.com/416943.html
http://mihalchuk-1974.livejournal.com/418322.html
http://mihalchuk-1974.livejournal.com/419771.html
http://mihalchuk-1974.livejournal.com/420404.html
http://mihalchuk-1974.livejournal.com/422796.html
http://mihalchuk-1974.livejournal.com/425470.html
http://mihalchuk-1974.livejournal.com/429376.html
http://mihalchuk-1974.livejournal.com/433594.html



Tags: Война на Украине, Литература
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments