mihalchuk_1974 (mihalchuk_1974) wrote,
mihalchuk_1974
mihalchuk_1974

Category:

ЗАПИСКИ ТЕРРОРИСТА (В ХОРОШЕМ СМЫСЛЕ СЛОВА) - 12/1 и 12/2.

Оригинал взят у afrika_sl в ЗТ (вхсс) - 12/1
По техническим причинам разбиваю главу на две части.

Вниманию граждан с чистой головой, холодным сердцем и горячими руками: ВСЁ ниже (и выше) описанное в серии ЗТ (вхсс) происходило давным-давно, в одной далёкой галактике. Или в другой, не менее далёкой. Увы и ах....



Утро девятнадцатого, как ни странно, началось довольно воодушевляюще. А именно, чья-то авиация тройку раз отработала по земле в стороне украинских позиций, в нескольких километрах от нас. Потом ещё раз, и опять в стороне, где наших точно не было, а вот укроп, скорее всего, колосился. Народ резко воодушевился «Ура! Русские самолёты! Россияне зашли!» Даже я, признаюсь, стал испытывать некоторые сомнения в своём предыдущем анализе ситуации. Сомнения усилились, когда примерно по тем же координатам начала работать артиллерия. Южноосетинская, видимо. Подчищала после южноосетинской же авиации. Неужели я ошибался? Ну не могут же даже укры быть настолько идиотами?... Непривычный звук откуда-то со стороны реки заставил всех обернуться. «Ракету пустили по самолёту! Пи…сы, по нашим же самолётам стреляют!» нелестно оценил работу расчёта ПЗРК, занимавшего позицию где-то у реки, Угрюмый. Сушка, впрочем, осталась цела и невредима, ракета не смогла поразить цель, судя по всему.

Увы, суровая правда жизни вскоре развеяла смутные видения эскадрилий, поднимающихся с южноосетинской авианосной группы в Азовском море на штурмовку украинских позиций. Выражаясь приземлённее, начали долбить по нам. Сначала артиллерия, а потом и сушки подключились, сбросив на и без того настрадавшийся лес пару кассет. Кассеты были довольно пакостными, бомбы в них напичканы маленькими металлическими оперёнными стрелочками, разлетавшимися после взрыва во все стороны и превращавшими окружающие предметы в решето. Впрочем, как и четырнадцатого, никого из нас ими не задело. Да здравствуют лопата и способность копать. Способность не копать тут менее ценна. Получается, укры час обрабатывали свои подготовившиеся к атаке войска. Похоже, украинство – это таки диагноз…

Обстрел затихал на время и возобновлялся опять. Мы в минуты затишья выглядывали из блиндажа, наскоро осматривая окрестности и прислушиваясь к отдалённому гулу техники. Откуда-то пришло понимание, что сегодня будет всё всерьёз. Страха не было. Были азарт и желание не подвести своих. Проверяли оружие, Кулибин прикрутил пороховые заряды к «огурцам», Угрюмый вслух помолился и заставил каждого сказать «Аминь!» (ну, мне не трудно, хотя и пользы не вижу), Москит с видом умирающего от жажды докуривал в углу последнюю перед боем сигарету. Перед мысленным взором вашего покорного слуги, как ни странно, пролетели пара моментов неудачно-романтического свойства почти десятилетней давности. К чему бы это именно сейчас? Странная штука человеческая психика…

Артподготовка, похоже, закончилась. Угрюмый пару секунд задумчиво прислушивался к нарастающему гулу украинской «брони», после чего выскочил из блиндажа, на ходу сыпля командами:

- Все на позиции!

- Отсекать пехоту от танков!

- Малой, по команде подашь «трубу»!

Занимаю свою позицию в центре, между основным окопом и блиндажом. Просматриваю зелёнку и холм в 200-250 метрах, насколько это возможно сквозь редкий сосновый лес – пока вроде никого… Эх, как там моя красавица сейчас, в руках у другого… Тут бы её оптика очень даже пригодилась. «бум!-БУУМ!». «бум!-БУУМ!». «бум!-БУУМ!». Танки! Бьют по контролю откуда-то спереди. Нам их не видно из-за леса и возвышенностей. С другой стороны, по той же причине им нужно выехать на дорогу, чтобы обстреливать контроль. А значит, появляется маленький шанс у Геолога с Дизелем. Правда, для этого ребятам нужно самим занять позицию на дороге, а это практически самоубийство… «БУМ!-сс-буум!» - а вот и наш СПГ заработал! Только бы успели пацаны раздолбать укропов прежде, чем те их накроют…

Сзади слышится топот и сопение. Оборачиваюсь – Скиф с неизменным РПК в руках ссыпается в окоп. «Танки на дороге и справа! И БТР!» Подтверждая слова нашего ротного, по соснам на высоте метров 3-4 ударила очередь из тяжёлого пулемёта. Украинский БТР на удивление грамотно соскочил с простреливаемой дороги в длинную ложбинку, и теперь периодически высовывал оттуда башню, причёсывая наши позиции и не давая особо высовывать головы. Впрочем, сильно вылазить из укрытия экипаж не рисковал, так что пока все их выстрелы с превышением в несколько метров.

Сюрреалистическая перестрелка нескольких танков с одним практически открыто расположенным расчётом СПГ тем временем продолжалась. «бум!-БУУМ!». «бум!-БУУМ!». «БУМ!-сс-буум!». «бум!-БУУМ!». Мля, если это элитные 24-я и 25-я бригады так лихо воюют с программистами, шахтёрами и автомеханиками, может, наше безнадёжное дело не так и безнадёжно – мелькнула в голове мысль. Впрочем, тут из зелёнки наконец полезла отставшая от брони украинская пехота, и стало не до посторонних мыслей. Первый порыв у противника был довольно бодрым – примерно рота или полторы наступали через холм, и ещё около взвода обошло нас с левого фланга и теперь обстреливали из леса с юга, практически перпендикулярно к дороге. Южная группа явно была подготовлена получше основной, это было заметно как по стрельбе, так и по тому, как они постоянно меняли позиции и укрывались за деревьями. Ладно, с ними отделение Баламута должно разобраться. Зил с Юрзой, которым расположение пулемётного гнезда не позволяло обстреливать «южан», быстренько прокопали ещё одну бойницу прямо в бруствере, после чего огнём РПК и калаша заставили неизвестных крутых ребят поумерить прыть. Мы же сосредоточились на основной группе, попытавшейся быстрым броском преодолеть 50-70 метров редколесья, отделявшего вершину холма от покрытой зелёнкой ложбины у его подножия. Находишь глазами бегущую вниз фигурку, наводишь автомат, совмещаешь прорезь с мушкой чуть ниже, и садишь короткими очередями. Фигурка упала – обрабатываешь её ещё пару раз, на всякий случай, переходишь к следующей. Что я чувствую, стреляя по людям? Отдачу. Достоевский? Не, не слышал. Из какого он отряда? Мы долбили по ним в лоб, затем с фланга подключилось отделение горловцев, которых в их яме плохо видно, зато и им вести огонь проблематично. Оставив на склоне полтора десятка тел, укры откатились за гребень. Несколько человек, к сожалению, добрались до подножия холма и укрылись в зелёнке. Ладно, там уж горловцы как-нибудь справятся. Немного отойдя от стучащего в голове адреналина, оглядываюсь по сторонам. Ага! Молодец Геолог! И Дизель! Метрах в 400 впереди вверх поднимается столб жирного, чёрного солярного дыма. Ребята таки подожгли укропский танк! Чё, мля, уроды, выкусили?!

Вид горящего танка явно обескуражил остальных укропанцеров, и «броня» начала отходить. Пехота же оказалась либо храбрее, либо тупее, в общем, пошла во вторую атаку. Скорее всего, они из-за деревьев просто не поняли, что «броня» отходит. На этот раз помимо южной и основной групп появилась ещё и северная – эти (тоже явно не пальцем деланые) обошли группу Беркута по широкой дуге и закрепились прямо напротив нас через дорогу, там же, откуда нас обстреливали в прошлый раз. Мы поначалу даже не поняли, что там есть противник, думали, беркутовцы чудят. Попробовали опознаться голосом, но в ответ получили ещё несколько очередей, и всё стало понятно. Вторая атака у укропов тоже как-то не очень получилась. «Южане», обозначив огонь, медленно, но уверено, начали наступать куда-то вглубь леса, от нас подальше. «Мясо», в лице основной группы, добавило ещё несколько тел к уже имевшимся на склоне, после чего стало как-то броуновски смещаться в сторону горящего танка. «Северяне» доставили больше всего хлопот, не давая нам нормально вести огонь по «мясу», сгрудившемуся у горящей «коробочки», и даже пытавшемуся обозначать некую имитацию осмысленных действий. В итоге мы с Москитом встали на краю обрывчика, ведущего к дороге, и огнём прижали укров на противоположной стороне. Скиф, Угрюмый и Кулибин спустились вниз и отработали по противнику впереди – Угрюмый с обочины, а два отморозка, Скиф с Кулибиным, вообще вышли прямо на дорогу и, стоя под пулями, лупили по украинцам длинными очередями из пулемётов. Учитывая, что спрятавшийся в ложбинке БТР не отступил с танками, а продолжал время от времени обрабатывать окрестности, для такого поступка нужно было либо полное отсутствие страха, либо полное отсутствие мозгов. Ну, ребята не дураки, так что вывод очевиден. Беркутовцы, которых до этого прижимали огнём с трёх сторон, включая тыл, воспрянули, и тоже поддали жару. Укровояки из основной группы не выдержали напора и бросились через лес врассыпную, оставляя тела за спиной. «Северяне» отошли вглубь леса, изредка постреливая оттуда. В разгар процесса мимо прогулочным шагом прошествовал Прапор, задумчиво разглядывая батальную сцену, как будто это картина абстракциониста. Посоветовал нам с Москитом занять позиции подальше друг от друга, чтоб одним разрывом не накрыло, затем прогулялся до горловцев, и по дуге, вернулся обратно. А, да, сказал, что расчёт дальнего СПГ накрыло, все живы, но один легко ранен. Эх, Геолог, как ты там…

Далёкое (хотя, в каком-то смысле, недалёкое) украинское командование решило подбавить драйва моменту, и организовало короткий артналёт. Мы быстро поныряли в укрытия, а вот что делали в этот момент застигнутые на открытом месте украинцы (кроме как склоняли это самое командование на все лады) – сия тайна велика есть. Я не настолько любопытен, чтобы, по примеру Кулибина со Скифом, остаться наблюдать. В блиндаже во время обстрела как-то уютнее. Опять же, магазины набить можно пока.

Обстрел был коротким, укропехота отошла, зато у Угрюмого начался приступ кипучей деятельности.

- Малой, Африканец, Москит – за мной! Идём к горловцам!

- Малой – берешь ПКМ!

- Москит – «трубу»!

- Африка – «огурцы»!

Горячего желания стать героем нет, если честно, ну да делаешь что-то – делай хорошо. Хватаю подсумок для «огурцов», набиваю зарядами, закидываю на спину. По команде Скифа Юрза и Зил открывают прикрывающий огонь по зелёнке в секторе 9-11 часов, сам Скиф отрабатывает 1-3 часа, ну а наша четвёрка выскакивает из окопа и устремляется прямо вперёд.

ГЛАВА 12/1
До позиции горловцев около ста метров, может, чуть больше. Ничто, если спокойно прогуливаешься по лесу, и кажется бесконечностью, когда петляя бежишь между деревьями, пытаясь сбить врагу прицел. К счастью укры наш бросок то ли не заметили, то ли им было не до стрельбы. Прибежали. Сердце стучит, пот заливает глаза, лёгкие жадно засасывают воздух. Горловцы, редко постреливающие куда-то в зелёнку, энергичной жестикуляцией побуждают нас ссыпаться в незаконченный окоп, длинный и мелкий. Один, развернувшись боком, демонстрирует прореху на камуфляже от шеи до плеча:

- Снайпера работают!

- Откуда? (Угрюмый)

- Оттуда! (тычет пальцем в конец идущей вдоль холма просеки, до указанного места метров триста).

- Что у танка?!

- Какого танка?!

- Вот этого, ….., танка!! (Угрюмый показывает в сторону столба чёрного дыма, до которого метров 150)

- Это не танк, это лес, наверное, горит!

- Вы чё, …., …… тут вообще?! Где СПГ, …..?! Почему по «броне» не работали?!

- Оно не работает!!!

- Чё, ….., значит «не работает»?!?! Вы стрелять пробовали?!?! Где он?!?! ……., какого …… вообще?!!!

- Пробовали, не стреляет!! В окоп занесли, чтоб обстрелом не повредило!!

Ситуация, в общем, ясна. Опытного командира отделения, вроде нашего Угрюмого, у ребят нет, как обращаться с СПГ им толком не показали, с остальными связи нет, со всех сторон стрельба идёт. Понятно, что они растерялись. Но не струсили и не побежали, так что стыдиться им нечего.

Очень важно в бою не растеряться, и не начать бесцельно метаться туда-сюда. Начал – считай, ты уже на 90% труп. Хорошо, если в первом бою есть командир вроде Угрюмого. С ним особо теряться будет некогда. Но, если его нет, и ты чувствуешь, что не понимаешь, что вообще происходит и куда бежать – нырни в ближайшее укрытие, отдышись секунд тридцать. Осмотрись, пойми, где свои и где чужие, как развивается бой. Потом мысленно дай себе сильного пинка, чтоб заставить выйти из укрытия, и иди воюй.

Угрюмый энергичными жестами и выражениями расставил горловцев по позициям, назначил сектора обстрела в секторе 7-11 часов, а мы выдвинулись ещё немного вперёд и ближе к дороге, откуда было видно горящий танк. Вокруг него наблюдалась какое-то движение – позади стоял (вроде бы) ещё один танк, несколько человек суетились с тросами, а сбоку, по краю насыпи, осторожно пробиралась БМП. Нас, видимо, заметили, потому что над головами засвистело, а укры выставили дымовую завесу. Мы присели в ложбине у дороги, Угрюмый один за другим закинул в дым несколько ВОГов, а мы отправили туда же по рожку. Укропам, видимо, это не понравилось, и БМП сквозь дым дала пару коротких очередей у нас над головами, а в лесу слева и справа зашевелилась их пехота, пытаясь нащупать нас огнём. К счастью, нас прикрывали с трёх точек (горловцы слева, беркуты справа и Скиф сзади с пригорка), так что мы смогли немного высунуться из своего укрытия, и Угрюмый устроил на «трубе» концерт по заявкам. Я занял позицию за огрызком ствола дерева, спиной к Угрюмому, и вместе с Кулибиным простреливал обочину дороги, не давая украм подойти поближе и расстрелять нас на открытой местности, а Москит по одному выдёргивал из ранца за моей спиной «огурцы», снимал с них колпачки (не нужно их выбрасывать, кстати, кладите в карман, могут пригодиться, если выстрела не будет) и заряжал в гранатомёт. Ну а дальше Угрюмый, со свойственным ему в таких случаях выражением кота, дорвавшегося до сметаны, переправлял их сквозь дым украинцам, ориентируясь по отблескам пламени. Где-то на третьем или четвёртом выстреле впереди оглушительно грохнуло, и в дыму мелькнул силуэт отлетающей башни. ПОЛУЧАЙТЕ, СУКИ!!! Пятый выстрел – и боезапас исчерпан.

- Африка! Давай за «огурцами»!

Мля! Ладно, …. делать. Бегу обратно, стараясь лавировать между деревьями так, чтобы в меня было сложнее попасть. Млять! А вот это уже хреново! Укры с южной стороны довольно быстро меня заметили, и пули застучали по деревьям вокруг. Через несколько секунд к «южанам» присоединились «северяне», и мне стало совсем кисло. Прошедшая вскользь пуля разорвала лямку бронежилета на левом плече, я и понял, что дальше бежать нельзя, через пару секунд меня просто изрешетят в два огня. Падаю в очень кстати подвернувшуюся ложбинку, и стараюсь стать как можно более плоским. Вывихи сознания, конечно, но кажется, что кожей чувствую пролетающие в нескольких сантиметрах надо мной пули. Громкий хлопок ВОГа метрах в четырёх заставил подумать, что вот тут и вот сейчас всё закончится. Но нет – впереди застучали два РПК и калаш – это Скиф и Ко заметили, что я попал в оборот, и открыли огонь на прикрытие. Мля, но как же неохота пониматься! Усилием воли заставляю себя встать, и пригибаясь, петляя, преодолеваю оставшееся до окопа расстояние. Как раз вовремя – наши отстреляли по магазину и перезаряжаются. Падаю в окоп и секунд пятнадцать просто судорожно хватаю ртом воздух, пытаясь восстановить дыхание. Сердце стучит, как сумасшедшее, пот пропитал всё так, что можно меня выжимать. Скиф обеспокоенно спрашивает:

- Не задело?! Чё там у вас?!

- Не!....Норм!....Огурцы!... БЛЯЯЯ!!! - нечленораздельно выплёвываю я

Пока Скиф вытаскивает из оружейки три оставшихся «огурца» и прикручивает к ним пороховики, срываю с себя броник, верх маскхалата и поддетые под него толстовку с футболкой. Прохладный ветерок так приятно освежил разгорячённое тело, что я испытал чувство, близкое к оргазму. Пуля разорвала одежду, но кожа лишь слегка рассечена, больше глубокая царапина, чем рана. Расстроено смотрю на толстовку. Вспоминаю, как купил её на Этне. Я приехал на Сицилию весной, и внизу уже было тепло и всё цвело и зеленело, а на вершине дул жуткий ветер и шёл дождь со снегом. Пришлось срочно заходить в сувенирный магазин и за какие-то дикие деньги покупать толстовку. Впрочем, вещь оказалась очень удобная и прочная, сколько лет уж прошло, и где только я в ней не лазил…

Ладно, не время для воспоминаний. Скиф закончил с «огурцами». Набралось их всего три штуки. Упаковываю в ранец, надеваю обратно футболку и маскхалат.

- Зил, Юрза, готовность! Готов?

- Готов!

- На счёт три, мы прикроем. Раз! Два! Три! Пошёл!

Выскакиваю из окопа и бегу вперёд. Наши бьют по зелёнке на прикрытие. Метров через двадцать укры очухиваются и начинают стрелять. Впрочем, огонь наших сказывается, и стрельба противника остаётся редкой и неточной. Добегаю до позиции горловцев, наша троица отошла туда, т.к. на обочине они как утки в тире. «……..!» - огорчился Угрюмый, увидев, сколько зарядов я привёз. Ну а что делать, если их больше нет? Выдвигаемся снова на обочину дороги. На этот раз Кулибин с Москитом прикрывают нас из ПКМ, ведя огонь вдоль дороги, а вторым номером на гранатомёте. Выстрел! Блин, как же всё-таки громко эта штука стреляет… Второй выстрел… Осечка! Мля! Вытаскиваем заряд, вставляю последний… Выстрел! На это раз грохнуло как-то по-другому. Но из-за дыма всё равно ничего не видно. Дымзавеса развеялась, но горящий танк чадит так, что вполне её заменяет. Вроде, во что-то попали. Задымило сильнее, и два тела, лежавшие перед танком (видимо, из ремонтно-эвакуационной группы), снова скрылись за пеленой.

Позже я узнал, объединив информацию от нескольких источников, что последним выстрелом мы сожгли БМП, в которой находились командир наступавшего на нас батальона 24-й механизированной бригады, и командир разведроты той же бригады. Беркутовцы сбоку видели, как после первого из заключительной серии выстрелов она прекратила огонь и развернулась, начала отходить, и заключительный выстрел угодил ей точно в корму. Несколько позднее я узнал, что один из ребят в нашем батальоне ещё недавно служил вместе с этими двумя офицерами. По его словам, хорошие командиры, пользовавшиеся уважением подчинённых. Ну, что поделаешь. Война-с…

Отстрелявшись, мы метров на десять отошли от дороги, чтобы не быть мишенями. Слега отдышались, и только хотели пойти проверить окрестности побитой техники, как укры снова начали артобстрел. Причём на этот раз били целенаправленно по позиции горловцев, возле которой мы находились. Всё, что наша группа успела сделать, это упасть в недовырытый мелкий окоп между дорогой и блиндажом горловцев. Добежать до блиндажа не было никой возможности, хоть он и был метрах в пятнадцати. Снаряды падали часто и близко, на голову сыпались хвоя, ветки и земля, несколько раз в окоп залетали осколки.

Реальный осколок снаряда, кстати, выглядит не совсем так, как человек, далёкий от войны, его себе представляет. Это не просто кусок металла. Это изломанный, перекрученный, с торчащими во все стороны острыми шипами кусок металла. При виде его в голове сразу возникает картина, что он сделает с твоим телом при попадании.

«Так, а где Кулибин?!» - подал голос Угрюмый. «Малой! Малой!!». Интересно, куда это он делся? Может, успел к горловцам в блиндаж нырнуть? Да нет, отозвался бы тогда. Неужели артелью накрыло? Москит неуверенно сказал «Да он вроде к танку побежал когда обстрел начался…». Угрюмый, используя всё богатство русского языка, высказал крайнее неудовольствие таким поступком и пообещал прибить Кулибина, если его не прибьют укры.

Украинская артиллерия перенесла огонь вглубь позиций батальона, и мы рывком перебежали из окопа в блиндаж. Очень вовремя, потому что буквально через несколько секунд снаряды вновь стали падать вокруг нас. Кулибина, как и ожидалось, в блиндаже не было. Горловцы сидели сильно приунывшие – у них появился первый 200-й. Украинский снайпер подловил их пулемётчика, Навигатора, когда тот высунулся, чтобы дать очередь, и попал прямо в лоб. Жаль мужика. Пока мы сидели в блиндаже, пережидая обстрел, я предложил Угрюмому попробовать обойти укров по широкой дуге и выйти к позициям артиллерии у них в тылу – судя по звуку, до них было два-три километра, не больше. Это в любом случае разумнее, чем играть тут в морской бой в роли корабликов. Шеф, поразмыслив, согласился, сказав, что сначала нужно вернуться на нашу позицию, взять боеприпасы, Шмели и ещё пару человек.

Обстрел прекратился, и мы втроём побежали обратно на позицию. Укры, на этот раз, по нам не стреляли. Похоже, для них обстрел тоже стал сюрпризом. На полпути нас нагнал Кулибин, получивший на бегу порцию начальственной критики от Угрюмого, в словесной форме и не только. У всех адреналин чуть ли не выплёскивается из ушей, настроение эйфорическое. Ведь мы победили! Мы, обычные гражданские с лёгким вооружением, отбили атаку кадровых военных частей, с артиллерией, авиацией и бронетехникой. Ещё и перебили кучу врагов, почти не понеся потерь. Словами невозможно выразить то чувство ПОБЕДИТЕЛЕЙ, которое нас захлёстывало. Казалось, ещё немного, и мы просто пойдём вперёд, сметая всё на своём пути.


Начало тут
http://mihalchuk-1974.livejournal.com/396492.html
http://mihalchuk-1974.livejournal.com/399977.html
http://mihalchuk-1974.livejournal.com/401940.html
http://mihalchuk-1974.livejournal.com/406752.html
http://mihalchuk-1974.livejournal.com/407517.html
http://mihalchuk-1974.livejournal.com/410719.html
http://mihalchuk-1974.livejournal.com/412488.html
http://mihalchuk-1974.livejournal.com/415377.html
http://mihalchuk-1974.livejournal.com/416943.html
http://mihalchuk-1974.livejournal.com/418322.html
http://mihalchuk-1974.livejournal.com/419771.html
http://mihalchuk-1974.livejournal.com/420404.html


Tags: Война на Украине, Литература
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments