mihalchuk_1974 (mihalchuk_1974) wrote,
mihalchuk_1974
mihalchuk_1974

Categories:

Советские танки тридцатых. Методом проб и ошибок. Часть 5.

Уважаемые друзья еще раз напоминаю, что все обзоры советской бронетехники тридцатых годов, посвящены редким и уникальным образцам, серийно не выпускавшимся, или выпущенным мизерными партиями.

В СССР существовал интересный класс бронированной техники "химические танки", на самом деле им больше подойдет термин "огнеметные", хотя это была лишь одна их "ипостась". В предвоенные годы такие машины выпускались массово, в основном, на базе танка Т-26. Были попытки построить "химические" танки и на базе машин серии БТ.

Первым таким опытом стал БХМ-2. В 1935 г. на рассмотрение комиссии АБТУ был подан проект химического танка ХБТ-2. Сфера его деятельности была весьма широка: огнеметание, постановка дымовых завес, заражения местности боевыми ОВ и дегазации местности. За основу брался стандартный серийный БТ-2, но вместо 37-мм пушки в башне устанавливался брандспойт огнеметного прибора КС-23 пневматического действия, при сохранении башенного пулемета. Расчетная дальность огнеметания составляла 70 м.
Для распыления ОВ по бортам танка устанавливались резервуары для жидкостей общей ёмкостью 1000 литров. При скорости движения не более 12 м\ч обеспечивалось заражение местности площадью 2500 м.кв. с шириной распыляемой полосы около 25 метров. Дымопуск осуществлялся за счет испарения смеси S-IV выхлопными газами. Его длительность составляла 50 минут, что должно было обеспечить ширину непросматриваемой дымовой завесы порядка 10 метров.
Выполнить этот проект на базе БТ-2 не получилось, так как более перспективным посчитали установку химического оборудования на БТ-5. Первый опытный образец такого танка, обозначенного как БХМ-2, был построен в 1937 г. и в целом повторял ХБТ-2, если не считать новой башни и спаренной установки огнемета и пулемета.
БХМ-2

hbt5_3
hbt5_2

Чуть позже, на базе танка БТ-7 также был построен его “химический” вариант ХБТ-7. В общих чертах он повторял более ранние машины, но специальное оборудование и баки с ОВ или дымосмесью теперь полностью закрывались бронекоробками, установленными с каждого борта. Так как при движении на колесном ходу для укладки гусениц места не оставалось, их закрепляли под надгусеничными полками. Тем не менее, ХБТ-7 тоже не был принят к серийному производству.
ХБТ-7

hbt7

В 1931 году в СССР была предпринята попытка постройки САУ артиллерийской поддержки. Как поется в песне "я тебя слепила из того, что было". А было в то время у РККА немногое. Так что для создания СУ-1, на шасси танка Т-26 взгромоздили "полковушку" образца 1927 года, калибра 76,2 мм, на тумбе от бронеавтомобиля "Гарфорд". Вместо подбашенной коробки и башен была установлена неподвижная четырехгранная рубка. Боковые и задний бронелисты устанавливались вертикально, и лишь лобовой лист надстройки имел небольшой угол наклона. По бортам рубки были выполнены двери для посадки и высадки экипажа. На крыше монтировалась небольшая невращающаяся командирская башенка с круглым люком и смотровыми щелями. Сборка самоходной установки СУ-1, проведённая в кратчайшие сроки, повлекла за собой множество конструктивных недоработок и изъянов. На первых испытаниях, проведенных осенью 1931 г., орудие вышло из строя после первого же выстрела и установку пришлось отправить на ремонт. Кроме того, много нареканий вызвала конструкция рубки, выполненная из “сырой” (неброневой) стали. Помимо стесненных условий работы экипажа, вырез под установку орудия делался “на глазок” и потому в ходе прицельного обстрела из пулемета ДТ (дистанция 150-200 метров) в боевое отделение свободно залетали пули. Исходя из имеющихся результатов в 1932 году был подготовлен улучшенный проект СУ-1, но в то время предпочтение уже было отдано “арттанку” Т-26-4 и самоходной установке АТ-1, обладавшими лучшими проектными качествами.
СУ-1
su-1_t26

Спустя год после испытаний первого советского “артсамохода” СУ-1, которые завершились лишь с частичным успехом, конструкторское бюро завода №185 приступило к созданию более совершенной САУ, впоследствии получившей индекс АТ-1 – артиллерийский танк первый. Работы велись под общим руководством начальника конструкторской группы по самоходной артиллерии П.Н.Сячинтова и начальника КБ С.А.Гинзбурга. Специально для установки на танки коллектив под руководством Сячинтова в 1930-1932 гг. разработал совершенно новую артиллерийскую систему повышенной мощности. Она представляла собой 76,2-мм полуавтоматическое танковое орудие ПС-3 с длиной ствола 21,5 калибра.Первый экземпляр АТ-1 был представлен на испытания в апреле 1935 года. По ходовым качествам САУ не отличалась от танка. Огневые испытания показали, что скорострельность без исправления наводки составляет 12-15 выстрелов в минуту. В отличии от СУ-1 ведение огня на ходу прошло, в целом, успешно. Вместе с тем, были отмечено и недостатки, которые не позволили передать машину на войсковые испытания. Второй экземпляр АТ-1 преследовали те же неудачи, связанные, в первую очередь, с работой артиллерийской системы. Чтобы “спасти” проект специалисты Кировского завода предложили установить на САУ собственное орудие Л-7. В отличии от ПС-3 оно создавалось не “с нуля” – в качестве прототипа была использована 76,2-мм пушка системы Тарнавского-Лендера, благодаря чему Л-7 имело схожую с ним баллистику. Хотя разработчики утверждали, что данное орудие превосходит все имеющиеся танковые артсистемы, на самом деле Л-7 обладала не меньшим количеством недостатков. Попытка установить его на АТ-1 не увенчалась успехом из-за конструктивных особенностей, а проектировать новую рубку признали нецелесообразным.
Сопоставив полученные данные АБТУ решилось на выпуск в 1936 году партии из 10 предсерийных самоходок АТ-1 оснащенных пушками ПС-3 и улучшенным шасси для проведения расширенных полигонных и войсковых испытаний. Производство орудий надлежало наладить на Кировском заводе, корпусов – на Ижорском заводе, а ходовую часть должен был поставлять завод №174. Однако из-за неготовности орудий выпуск перенесли на 1937 год. Но надежды получить даже небольшую партию АТ-1 не оправдались – несколькими месяцами ранее Сячинтов был арестован, а его артиллерийские системы признаны “вредительскими”. Так же провалилась попытка создать на базе АТ-1 "санитарный" танк. предпринятая в 1939 году.
АТ-1
3
28011409
495808_640
AT-100006
at1_4

Сразу после начала серийного выпуска танкетки Т-27 ведущий инженер завода №37 К.Сиркен, который ранее участвовал в адаптации английского варианта под требования РКАА, предложил оснастить эту машину 37-мм короткоствольной пушкой Hotchkiss. Это орудие было широко известно благодаря своей компактности и неплохим характеристикам. Прицельная дальность стрельбы из “гочкиса” составляла 300 метров, при максимальной 2000 метров. Начальная скорость снаряда была 442 м\с. Хотя больших изменений вносить не планировалось корпус танкетки пришлось немного доработать. Пушка была установлена на лафете с правой стороны в выдвинутой вперед надстройке. Над ней монтировался стандартный 7,62-мм пулемет ДТ. Поскольку внутренний объём танкетки не позволял уложить там снаряды боекомплект для орудия перевозился на специальном гусеничном прицепе. Модификация Сиркена должной поддержки у военных не нашла.
t27_76mm_1
t27_76mm_2
t27_76mm_3

Следующая попытка могла оказаться более удачной, на дело сгубил всё тот же принцип “разнесённости” орудия и боеприпасов. В 1933 г. на Т-27, силами инженеров завода “Красный Путиловец”, была создана новая артиллерийская система, которая по тактике использования более соответствовала САУ. Данная система состояла из двух танкеток: на одной из них (“патроновоз”) перевозился расчет орудия из 2-х человек и боекомплект из 50 снарядов, на второй было установлено 76,2-мм полковая пушка КТ-27 с сохранением места механика-водителя и боеукладкой на 8 выстрелов. Непосредственно на “артиллерийской” Т-27 пришлось практически полностью срезать надстройку, прикрыв орудие откидными щитами.
От РККА был получен заказ на постройку нескольких опытных образцов, три из которых были поставлены к началу 1934 г.
На испытаниях "танкетная" САУ не смогла показать требуемых характеристик. При стрельбе возникала сильная отдача, так что без установки откидных упоров вести огонь не рекомендовалось. Некоторые из САУ не были оснащены бортовыми щитами, а при движении вне дорог мотор перетяжеленной танкетки сильно перегревался и выходил из строя. В таком виде артиллерийская система на шасси Т-27 не могла быть принята на вооружение и работы по её совершенствованию были остановлены.
t27_p76_1
t27_p76_2

Ну и последней попыткой вмондячить на Т-27, что-то посерьезней пулемета была предпринята в том же 1933 году. Предполагалась установка на Т-27 динамореактивного (безоткатного) орудия калибра 76-мм конструкции Курчевского. Для стрельбы из пушки применялись унитарные выстрелы со шрапнельным снарядом, осколочной и бронебойной гранатой. Наибольшая дальность стрельбы осколочной гранатой составляла 7000 м. Кроме того, военных привлек малый вес орудия, который не превышал 180 кг.

По документам эта САУ проходила как “малый артсамоход СУ-3” или Т-27К, хотя в ряде источников встречается обозначение СУ-76К (самоходная установка с пушкой калибра 76 мм Курчевского). Построенный в 1933 г. опытный образец САУ отличался от серийной танкетки лишь наличием сильно выступающего ствола и сопла пушки. На полигонных испытаниях СУ-3 показал себя вполне достойно, но на войсковых вскрылось множество недостатков, наиболее существенным из которых были плохие баллистические характеристики пушки и небезопасность её эксплуатации. При выстреле из сопла вырывалась мощная струя газов, а сильный звук и облако пыли демаскировали установку. В результате от этого проект также пришлось отказаться.
t27_apk_2
t27_apk_1

Параллельно с созданием самоходных орудий большой мощности в СССР начались работы по созданию “малого триплекса” для дивизионной артиллерии, который должен был включать в себя САУ, оснащенный 76,2-мм полковым орудием, 121,9-мм гаубицей и 152,4-мм мортирой. Согласно существовавшей тогда теории, наличие подобного триплекса в полной мере могло покрыть весь спектр задач армии. За разработку всех трёх проектов отвечало КБ завода опытного машиностроения им. Кирова (№185) под руководством С.А.Гинзбурга и П.Н.Сячинтова. Ответственным конструктором был назначен В.Москвин.В качестве базового шасси был выбран легкий танк Т-26 образца 1933 года. Самоходные орудия получили общее обозначение СУ-5, были построены в 1935 году - в зависимости от типа устанавливаемого орудия к нему прибавлялся индекс. Соответственно, САУ обозначались как СУ-5-1, СУ-5-2 и СУ-5-3.
Самой легкой, как и следовало ожидать, среди них была СУ-5-1 – она весила всего 10200 кг. На этой САУ монтировалось 76,2-мм полковое орудие образца 1902\1930 гг., защищенное 15-мм лобовым бронещитом.
su5-1_1
su5-1_2
su5-1_3

Самоходная установка СУ-5-2 отличалась только 121,9-мм гаубицей обр.1910\1030 гг. (сейчас принято “округление” до 122-мм) и возимым боекомплектом, состоявшим из 4 выстрелов и 6 гильз.
su5-2_2
su5-2_3
su5-2_1

На СУ-5-3 была установлена 152,4-мм мортира НМ обр.1931 г.
su5-3_1
su5-3_3
su5-3_2

По некоторым причинам для производства была выбрана САУ СУ-5-2. Первые 10 изготовленных САУ СУ-5-2 были сданы заказчику к лету 1936 года. Машины с серийными номерами № 003-Г и № 008-Г сразу же отправили для проведения войсковых испытаний стрельбой и пробегом в 7-й механизированный корпус Киевского ВО.Несмотря на столь положительные качества дальнейшая судьба СУ-5-2 оказалась достаточно скромной. Следующая партия из 20 самоходок отличалась увеличенным боекомплектом (8 выстрелов), немного сдвинутой выхлопной трубой и дополнительным вентиляционным лючком над местом механика-водителя. Некоторые машины получили частично откидную бронезащиту экипажа из 6-мм бортовых бронелистов. Чтобы снизить нагрузку на ходовую часть подвеску усилили за счет увеличения толщины коренных рессор на 1-1,3 мм. Этот шаг ощутимых результатов не дал, так как для более тяжелой СУ-5-2 требовалась подвеска нового типа. В добавок, самоходка так и не получила более мощный двигатель.
В первом полугодии 1937 года предполагалось выпустить улучшенный вариант СУ-5-2, по результатам испытаний которой можно было доработать серийные машины, однако жизнь распорядилась совершенно иначе. После ареста Сячинтова и многих других конструкторов тема самоходной артиллерии отошла на второй план, а машины и артсистемы, созданные под их руководством, попали в категорию “вредительских”. Тем не менее, самоходные установки СУ-5-2, в отличии от орудий ПС-3, не были сняты с эксплуатации. САУ СУ-5 участвоали в боях у оз. Хасан, в Польше в 1939 году.
САУ СУ-5-2 из состава 2-й мехбригады на параде в Хабаровске 7 ноября 1937 года.

0_6bc89_78e6e914_XXXL
В последний предвоенный год СУ-5-2 практически не эксплуатировались, мирно доживая свой короткий век. Тем не менее, на 1 июня 1941 года в составе РККА всё ещё оставалось 28 САУ этого типа (11 на Дальневосточном фронте, 9 в Киевском и 8 в Западном ОВО), из которых исправными считались только 16. Все САУ западных военных округов были потеряны в течение июня июля 1941 года.
su5-2_june41

В 1933 году, для замены безнадежно устаревших и снятых с эксплуатации самоходных зенитных орудий на шасси коммерческих грузовиков, созданных ещё в годы Первой Мировой войны, было выдано задание на проектирование зенитной САУ на шасси танка Т-26. В мае 1934 года проект САУ, получившей индекс СУ-6, получил одобрение, но задание скорректировали для применения орудия в боевых порядках войск против вражеских танков. Непосредственное проектирование и изготовление опытного образца началось в июне. Компоновкой САУ занимался Л.Троянов под общим руководством П.В.Сячинтова. Корпус и колея у СУ-6 были шире, чем у Т-26. По периметру корпуса располагались шарнирно укрепленные откидные броневые щиты, прикрывавшие расчет от ружейно-пулеметного огня во время движения. В откинутом положении борта удерживались специальными подпорками, имевшими опорную точку на корпусе дополнительной подвески. Таким образом, увеличивалась площадка, где действовал расчет орудия. В переднем и заднем откидных щитах имелись шаровые установки пулеметов ДТ. К внутренним стенкам корпуса крепились складывавшиеся сиденья расчета. Расчет боевой машины состоял из 6 человек. 76-мм зенитная пушка 3К обр. 1931 года с длиной ствола 56 калибров была установлена на тумбе в средней части корпуса. Ходовая часть была удлинена за счет установки в средней части корпуса с каждой стороны дополнительно установлено по одному опорному катку, подрессоренному спиральной пружиной. Для выключения подрессоривания при стрельбе использовалось специальное гидравлическое устройство. Двигатель и трансмиссия были целиком заимствованы от серийного танка Т-26 образца 1933 года.Заводские испытания СУ-6 были проведены в период с сентября по октябрь 1935 года. При массе 11000 кг самоходка показала максимальную скорость 28 км\ч и имела запас хода порядка 130 км.
su-6_2
su-6_3
Спустя несколько дней, 13 октября, СУ-6 поступила с завода № 185 на НИАП, где почти год проходили ее полигонные испытания. Столь долгий испытательный период объяснялся тем, что САУ долгое время находилась в ремонте и, кроме того, попутно использовалась для отработки установки 37-мм зенитной пушки (при этом 76-мм пушка демонтировалась). Несмотря на плохие результаты испытаний СУ-6 в марте 1936 года на заводе №185 успели заложить установочную партию из 14 машин. Позднее 10 из них планировали приспособить для установки 37-мм автоматического зенитного автомата Шпитального, но в январе 1937 года от этого варианта также отказались, поскольку выпуск этого типа орудий налажен не был. Чтобы заложенные машины не простаивали без дела 13 марта 1936 года был издан приказ №0К-58сс, согласно которому четыре 76-мм зенитные САУ предполагалось использовать для обучения личного состава.
К январю 1937 года четыре шасси СУ-6 были собраны, а остальные находились в разных стадиях готовности в цеху завода № 185. Их дальнейшая участь оказалась неопределенной, поскольку П.В.Сячинтов был арестован и работы по самоходным установкам сильно затормозились. В итоге 4 готовых СУ-6 были сданы на склады длительного хранения в январе 1937 года и дальнейшая судьба их неизвестна.
su-6_1
su-6_5

В 1934 году началась работа над противотанковой САУ, вооруженной 37-мм противотанковым орудием, на базе танка Т-37А. Однако, к тому моменту, когда была готова техническая документация на САУ СУ-37, шасси плавающего танка Т-37А решено снять с производства в виду его многочисленных недостатков. На заседании 10 ноября 1935 г. макетная комиссия АБТУ наконец получила возможность более детально изучить проект. К этому времени он значительно отличался от начального ТТЗ. Теперь САУ полностью базировалась на шасси нового плавающего танка Т-38. От него оставили силовую установку, бортовые фрикционы, приводы управления и электрооборудование. Из имеющихся вариантов артиллерийского вооружения была выбрана 45-мм противотанковая пушка образца 1932 г., которая изначально не предназначалась для установки на танковое шасси. Вместе с ней на САУ перекочевали механизм наводки и прицельные приспособления. Орудие установили прямо по центру в лобовом листе корпуса, передвинув место механика-водителя влево. Боекомплект, состоящий из 50 выстрелов, разместили вдоль бортов. САУ получила название СУ-45.
su45_2
Пока шло изготовление рабочих чертежей АБТУ пожелало использовать штатную укладку снарядов, используемую на легком танке Т-26. Это повлекло за собой перепроектирование корпуса, который стал более высоким, и привело к ещё большему увеличению массы. В итоге, шасси САУ с трудом выдерживало её вес в 4300 кг. Конструкторская бригада внесла необходимые доработки, сблизив тележки подвески и добавив дополнительный опорный каток. Пока шли доработки срок поставки первого опытного образца был нарушен – лишь весной 1936 г. прототип СУ-45 поступил на испытания. Короче, САУ СУ-45 испытывали, испытывали, пока в 1938 году проект не закрыли за бесперспективностью.
su45_1










Tags: Легкие танки РККА, Мега танки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments