mihalchuk_1974 (mihalchuk_1974) wrote,
mihalchuk_1974
mihalchuk_1974

Category:

Бронезащита и боевая живучесть тяжелых танков ИС.

РАЗВИТИЕ БРОНЕЗАЩИТЫ И БОЕВОЙ ЖИВУЧЕСТИ ТЯЖЕЛЫХ ТАНКОВ "ИС"
К лету 1943 г. германская промышленность вела полномасштабное перевооружение танковых, противотанковых и пехотных подразделений вермахта. Основными калибрами немецкой противотанковой артиллерии стали 75-мм и 88-мм артсистемы. Танковая артиллерия вермахта пополнилась 88-мм орудием KwK 36 (устанавливалась на тяжелый танк качественного усиления "Тигр") и новой длинноствольной 75-мм пушкой KwK 42 (устанавливалась ня тяжелый танк "Пантера"). В боекомплекте этих орудий наряду с калиберными бронебойными снарядами (БС) с улучшенной аэродинамикой имелись, хотя и в небольших количествах, подкалиберные и кумулятивные боеприпасы. Бронепробиваемость этих ПТС, для тех времен была просто феноменальной.

Бронепробиваемость основных ПТС вермахта 1943-1944гг.
Средство ПТО Тип снаряда Дальность (м) Угол наклона брони (гр. от вертикали) Толщина пробиваемой брони (мм)
75-мм пушка KwK 40\L48 Бронебойно-трасс. 500 30 95
1000 30 85
Подкалиберный 500 30 120
1000 30 95
75-мм пушка KwK 42\L70 Бронебойно-трасс. 500 30 125
1000 30 110
Подкалиберный 500 30 175
1000 30 150
88-мм пушка KwK 36 Бронебойно-трасс. 500 30 110
1000 30 100
Подкалиберный 500 30 155
1000 30 140
Кумулятивный - 0 1,2 клб. (ок.100 мм)*
* - несовершенство кумулятивных боеприпасов времен Второй Мировой Войны приводило к большому разбросу их реальной бронепоражающей способности, поэтому их бронепробиваемость оценивали в калибрах.


В то же время завершился переход вермахта к качественно новым принципам построения тактической обороны. Еще в середине 1942 года она представляла из себя слабо эшелонированную (глубина 3-4 км) систему опорных пунктов и отдельных узлов сопротивления. Теперь же тактическая зона обороны германских войск, строилась как сплошная и эшелонированная в глубину. Главная полоса обороны состояла из 3-х позиций, каждая из которых в свою очередь, состояла из 2-3-х рядов сплошных траншей, с плотным пехотным и артиллерийским заполнением. Перед передним краем и в глубине широко применялись инженерные заграждения. Плотность обороны колебалась от 12 км до 4 км на дивизию (с такой плотностью, например вермахт наступал в Польше и Франции). На удалении 10-15 км от переднего края главной полосы создавалась вторая полоса обороны.

Понятно, что прорыв такой обороны был очень сложной задачей. Но без ее решения наступательная операция не могла получить развития. Для вывода на оперативный простор подвижных соединений ЭРУ (эшелон развития успеха) требовалось, чтобы на всю глубину тактической зоны обороны противника была пробита брешь.


Бронепробиваемость сверхмощных ПТС вермахта, получивших ограниченное распространение в 1944 г.
Средство ПТО Тип снаряда Дальность (м) Угол наклона брони (гр. от вертикали) Толщина пробиваемой брони (мм)
88-мм пушка КwК 43 Бронебойно-трасс. 500 30 190
1000 30 165
Подкалиберный 500 30 215
1000 30 190
88-мм пушка Pak 43\41 Бронебойно-трасс. 500 0 215
500 30 190
1000 0 180
1000 30 165
Подкалиберный 500 0 275
500 30 220
128-мм пушка Pak 44 Бронебойно-трасс. 500 0 220
1000 0 205


Впервые с задачей взлома глубоко эшелонированной обороны с целью ввода в прорыв танковых соединений ЭРУ наши войска столкнулись во время Курской битвы. Для прорыва германской обороны на Орловском и Харьковском направлениях советское командование применило невиданное ранее массирование сил и средств. Если во время наступления под Сталинградом средняя оперативная плотность советских войск на участках прорыва составляла примерно одну дивизию на 3 км фронта и от 30 до 80 орудий и минометов на 1 км участка прорыва, то под Курском этот показатель повысился до одной дивизии на 1,6 км фронта и 170-230 орудий и минометов на 1 км участка прорыва. Для достижения требуемой степени подавления обороны противника продолжительность артиллерийско-авиационной подготовки увеличилась до 2-3 часов. После начала атаки артиллерия переключалась на сопровождение атакующих огневым валом или последовательном сосредоточении огня по наиболее активным участкам обороны.

И все-таки темпы прорыва замедлялись уже в глубине главной полосы обороны противника. Около 60% советской артиллерии, сосредоточенной под Курском, могли вести огонь на глубину только первой позиции, тем более, что информация о целях на второй и третьей позициях была менее полной. В результате степень подавления противника в глубине его обороны резко снижалась. Артиллерийская поддержка атаки заканчивалась при прорыве первой позиции, соответственно вражеские войска, занимавшие 2-ю и 3-ю позиции, к моменту выхода атакующих в зону их огня, успевали оправиться от психологического потрясения и начинали оказывать сопротивление.

Столь продолжительная артподготовка имела и "плюсы", и "минусы". Она, конечно, обеспечивала значительную массу боекомплекта, обрушиваемого на противника, но давала ему время на подтягивание резервов. Поэтому, в последствии развитием артиллерийской слагаемой наступления, стало сокращение ее продолжительности с одновременным наращиванием интенсивности. Повышение интенсивности достигалось за счет увеличения удельного веса мощных орудий РГК и сокращения, вплоть до исключения методичного огня на подавление, в пользу огневых налетов. Но летом 1943 года таких возможностей пока еще не было, поэтому увеличение продолжительности артобстрела оставалось единственным выходом.

В решающий момент прорыва противник начинал немедленную переброску резервов к выявленному направлению удара. Именно тогда наступающая пехота особенно остро нуждалась в качественном усилении своих боевых порядков. И оказать ее могли только танки, как единственное средство способное непрерывно сопровождать атаку и немедленно поражать цели прямой наводкой. Но в 1943 году танка, уровень защиты которого позволял бы эффективно действовать в условиях не полностью подавленной ПТО, у Красной Армии еще не было. В качестве танков непосредственной поддержки пехоты (НПП) приходилось использовать все те же КВ, давно утратившие свою былую неуязвимость, или Т-34. В условиях тактической зоны, насыщенной противотанковыми заграждениями и ПТС, танки лишались возможности широкого маневра и обрекались на лобовые атаки "со скоростью пехоты".

В результате потери РККА в бронетанковой технике были очень велики. Например, в Курской битве было потеряно около 6000 танков. При этом развить тактический успех в оперативный советским войскам удалось лишь на южном фасе Курской дуги. На севере три танковые армии, принимавшие участие в прорыве хорошо подготовленных рубежей обороны германских войск, так и не смогли выйти на оперативный простор, добившись лишь выдавливания противостоящей группировки вермахта с Орловского выступа ( надо сказать, что немецкие ударные группировки на полмесяца раньше, в аналогичных условиях не смогли сделать и этого, поэтому как минимум некорректно объяснять втрое меньшие потери вермахта в танках на Курской дуге более высоким уровнем германского командования).

Таким образом, именно Курская битва остро поставила перед советским командованием вопрос о необходимости нового танка прорыва. Это привело к форсированию работ по тяжелому танку на базе КВ-13, в результате, к концу 1943 года были созданы и запущены в серийное производство тяжелые танки серии "Иосиф Сталин": в октябре - ИС-85 (ИС-1), в конце декабря ИС -122 обр. 1943 г. (ИС-2).

Основное различие между этими танками заключалось в вооружении. ИС-1 вооружался 85-мм пушкой Д-5Т. ИС-2 получил 122-мм орудие Д-25Т, которое позволяло не только уверенно поражать открыто расположенные цели, в том числе бронетехнику противника, но и решать специфические задачи, стоящие перед танком прорыва: разрушать инженерные сооружения, подавлять хорошо укрытые огневые точки ит.д.

Что касается бронезащиты, то схемы бронирования ИС-1 и ИС-2 обр. 1943 года были практически одинаковыми. Правда, позже толщины крыши корпуса ИС-2 были увеличены в связи с выявленной опасностью рикошетных проломов. Более высокий уровень боевой живучести ИС-2 объясняется устранением технологических просчетов, имевших место при поспешном запуске ИС-1 в серию. Например, путем изменения режимов термообработки отливок была устранена повышенная склонность к образованию вторичных осколков с тыльной части корпусных бронедеталей, характерная для первых ИС.

Поскольку ИС-1 послужил своего рода переходной моделью ( выпущено от 67 до 107 ед. по разным данным), то речь мы будем вести, в основном, об ИС-2.

Создание ИС-2 было огромным шагом в развитии тяжелых танков. Особенно большие успехи были в защите корпуса. Бронирование лобовой части корпуса ИС-2 обр. 1943 г. было таким, что при фронтальном обстреле под курсовыми углами близкими к нормали на дальности 500 м исключало сквозное пробитие основными ПТС вермахта: бронебойными снарядами 88-мм орудий и 75-мм пушки Рак 40, а также подкалиберными снарядами 75-мм танковой пушки KwK 40\L43. Бортовые детали корпуса танка бронебойные снаряды этих орудий при обстреле на дальности 500 м не пробивали в диапазоне курсовых углов ±50-55°. Если бы уровень бронезащиты башни ИС-2 был таким же, то он мог бы расстреливать позиции германских ПТО с 300-400м! Но, к сожалению, снарядная стойкость башенных бронедеталей была не столь высока. Причем, если стойкость к сквозным пробитиям бортовых проекций башни была почти такой же как у бортов корпуса, то броня лобовой части башни пробивалась БС 88-мм орудий и 75-мм орудий с дальностей 800-1000 м. Но в целом вероятность непробития брони ИС-2 при прорыве тактической зоны обороны противника была очень велика.

Достижение высокого уровня защищенности ИС-2 стало возможным при применении в его конструкции принципиально новых технологических решений по бронезащите. Прежде всего - переход к сварно-литому исполнению корпуса, что стало возможным в результате освоения в промышленных масштабах литья бронекорпусных деталей сложной формы и сварки их с деталями из бронепроката.

Литое исполнение наиболее ответственных деталей корпуса танка позволило решить две конструктивно-технологических задачи. Во-первых, придать им оптимальную (с позиций уменьшения массы) форму. Во-вторых - рационально распределить габаритные толщины брони в зависимости от статистической снарядной нагруженности высотных поясов корпуса. То есть, там, куда снаряды попадают чаще - броня толще, и наоборот. В результате решения этих задач габаритную толщину бронирования корпуса ИС-2 в наиболее снарядонагруженных зонах удалось довести до 120 мм, сохранив его массу на уровне КВ (выпуск катанной брони такой габаритной толщины удалось наладить только через полгода после принятия ИС на вооружение).

Совершенствование конструкции танков ИС-2 велось в течении всего периода его выпуска. Но серьезные изменения в конструкцию бронезащиты вносились лишь однажды. В конце мая 1944 г. была изменена конфигурация лобовой бронедетали корпуса. Прежняя имела "ломаную" форму, напоминающую собой очертания лобовой части корпуса КВ. Новая - стала "спрямленной", похожей в продольном разрезе на лобовую часть корпуса Т-34. ИС-2 со "спрямленным" носом стал именоваться ИС-2 обр. 1944 г.

На корпусах производства ЧКЗ, новая лобовая деталь сохранила цельнолитое исполнение. На танках, производившихся на Уралмаше (который подключился к выпуску ИС-2 в мае 1944г.) был реализован полностью сварной лобовой узел корпуса. Так появились 2 разновидности ИС-2 обр. 1944 г. Появление сварной лобовой детали было обусловлено особенностями бронекорпусного производства УЗТМ и стремлением создать предпосылки для перехода к выпуску лобовых и бортовых проекций корпуса ИС из брони более высокой твердости. При данных толщинах бронирования такой переход теоретически позволил бы значительно повысить стойкость корпуса к воздействию 88-мм БС перспективных германских ПТП, однако требовал сварно-катаного исполнения всех узлов, поскольку термообработка на высокую твердость столь массивных литых деталей была чревата резким увеличением вторичных осколков с тыльной стороны брони при прадании в нее снаряда.

В целом переход к новой лобовой бронедетали позволил в случае горизонтального обстрела почти в 2 раза повысить защищающую толщину ее верхней части по сравнению с лобовой деталью "ломаной" формы. В результате при той же габаритной толщине защищающая толщина брони ИС-2 достигла 240 мм! Это исключало ее пробитие не только калиберными но и подкалиберными снарядами 75-мм Pak 40 и 88-мм танковой пушки KwK 36 практически при стрельбе в упор!

Переход на новый профиль лобовой бронедетали корпуса в самый разгар массового производства ИС-2 был связан с нешуточными трудностями. Но объективно это было необходимо. Во-первых, в противотанковой артиллерии вермахта увеличилось количество 88-мм пушек Pak 43 и Pak 43\41, а также их танкового варианта KwK 43, бронебойные снаряды которых пробивали броню толщиной 200 мм на дальности 500 м. Лобовую броню корпуса ИС-2 обр. 1943 г. они пробивали на дистанции 1000м. Во-вторых деталь "спрямленной" формы была технологичней в литейном производстве. В-третьих, подключение к производству ИС-2 УЗТМ с его ориентированным на сварочные операции бронекорпусным производством могло быть осуществлено только в случае возможности приспособления поверхности литой детали к выполнению из листов бронепроката.

Как показала практика, постоянное наращивание выпуска ИС-2 было правильным решением. В 1945 году советские войска столкнулись с очень глубокоэшелонированной обороной противника. Глубина тактической зоны группировок вермахта превысила 30 км, при этом полевая оборона за счет использования укрепрайонов на территории Германии стала включать в себя элементы долговременных укреплений. Глубина инженерного оборудования обороны группы армий увеличилась до 120-150км! Для взлома столь мощной обороны потребовалось невиданное массирование тяжелых танков на направлениях главного удара. В операциях 1945 года она доходила до 30-40 машин на километр фронта. С целью обеспечения такого массирования в декабре 1944 года в Красной Армии стали формироваться гвардейские тяжелые танковые бригады прорыва (7 бригад по 65 танков ИС-2). Кроме того, продолжали формироваться тяжелые танковые полки (по 21 танку ИС-2). Понятно, что обеспечение техникой всех этих частей стало возможным только благодаря своевременному подключению к программе выпуска ИС-2 всех возможных крупных промышленных предприятий, и все равно при размахе операций 1944-1945 гг. тяжелых танков не хватало.

Надо отметить, что поиск путей повышения защищенности ИС-2 не ограничивался модернизацией корпуса. Были попытки усиления бронирования в лобовой части башни. Но в рамках этой конструкции это оказалось невозможным. Даже при незначительном перераспределении массы бронезащиты башня, спроектированная первоначально под 85-мм пушку, становилась неуравновешенной. Для решения этой проблемы требовалась слишком глубокая модернизация всей машины.

Впервые участие в боях танки ИС приняли в ходе зимне-весенних операций советских войск на правобережной Украине. Противник не имел там хорошо подготовленной тактической зоны обороны, поэтому полки ИС-2 применялись, в основном, для атак отдельных сильно укрепленных опорных пунктов и для отражения контратак танков противника. По своему прямому назначению, то есть для качественного усиления пехотных соединений при прорыве сильной позиционной обороны, они стали применяться где-то с июня 1944 года.

Опыт летних операций подтвердил высокий уровень боевых свойств новых тяжелых танков, в том числе их бронезащиты и живучести. Но в первых же боях по прорыву тактической обороны ИС-2 столкнулись с применением нового крайне опасного вида противотанкового оружия - пехотными ручными ПТС с кумулятивной БЧ.


Бронепробиваемость пехотных ручных противотанковых кумулятивных средств вермахта 1944-1945 гг.
Название Калибр (мм) Вес заряда (кг) Начальная скорость (м/с) Дальность (м) Бронепробиваемость (в калибрах)

Граната "Малый фаустпатрон" 95 0,73 28 30-50 1,35

Граната "Большой фаустпатрон" 150 1,66 28 30-50 1,65

Мина к РПГ "Оффенрор" 88 0,66 80 150 2

Граната к станковому гранатомету 88 0,66 160 800 (по ТТХ) свыше 2
обр.43г "Пупхен"


Основную опасность представлял не сам факт кумулятивного исполнения БЧ, а широкие тактические возможности применения этих ПТС. Пехотинцы, вооруженные "Фаустпатронами" и "Оффенрорами" стреляя в наиболее уязвимые проекции танка имели возможность выбирать для выстрела момент, когда положение танка обеспечивало оптимальный курсовой угол встречи гранаты с целью ( в отличии от противотанковой артиллерии). Насыщенность германских войск этим видом ПТС постоянно росла, что требовало от советских специалистов искать пути противокумулятивной защиты бронетехники. Обеспечить противокумулятивную стойкость бортов ИС-2, путем увеличения толщин брони, не представлялось возможным по весовым ограничениям. О разработке и внедрении комбинированных бронепреград, намного более стойких к воздействию кумулятивной струи, в условиях необходимости наращивания производства, не могло быть и речи.

Выход был найден в оснащении ИС-2 взводными бортовыми экранами. Принцип действия такого экрана основан на снижении бронепробивной способности кумулятивной струи при ее подрыве (взводе) до контакта с основной броней. Разработанные конструкции обеспечивали защиту бортов корпуса ИС-2 при вполне допустимом приросте массы, но разработать боевую живучесть креплений экранов так и не удалось. В результате серийные машины так и не получили штатные противокумулятивные экраны, все работы по экранированию танков проводились ремонтными подразделениями отдельных танковых частей и соединений и носили стихийный характер. А вот широкой известный(особенно на западе с подачи историка С.залоги) миф о том, что несчастные советские танкисты прикручивали к своим танкам пружинные кровати в качестве противокумулятивных экранов не соответствует действительности. Этот миф обязан своему появлению тем ремонтным мастерским, которые выпускали сетчатые противокумулятивные экраны из 5-8мм проволоки, издали похожи на кровати. Кстати, эти сетчатые экраны оказались неудачными, легко пробивались фаустпатроном и танки все-равно поражались кумулятивной струей.

В чем действительно преуспели, так это в создании и выработке тактических приемов, обеспечивающих эффективное противодействие новой угрозе. Во-первых, удалось значительно повысить глубину сопровождения атаки пехоты и танков огневым валом. К концу ВОВ она увеличилась до 2-5 км, соответственно на эту глубине применение ручных пехотных ПТС противником было очень затруднено. Во-вторых, и это главное, на тактическом уровне было возрождено децентрализованное применение танков. Если в 1942 - 1943 гг. танки НПП придавались пехотным соединениям вообще, то теперь за каждым подразделением закреплялся конкретный танк. Это значительно повышало эффективность прикрытия танков огнем из стрелкового вооружения при их прохождении через траншеи противника и в городских боях.

Опыт прорыва мощной тактической зоны обороны в операциях 1945 года показал, что тактические меры оказались весьма эффективны и достаточно надежно защищали ИС-2 от огня ПТС ближнего боя. Проще говоря - своя пехота, идущая в бой рядом с танком, оказалась лучшей защитой танка от всех "фаустпатронов". На средних и дальних дистанциях боя, где основным средством был огонь ПТА, высокий уровень живучести танку обеспечивала его собственная бронезащита.

Наиболее ярко это проявилось в Берлинской операции при прорыве мощнейшей вражеской обороны. Глубина германской тактической зоны на Одерско-Нейсенском рубеже достигала 40-50 км. Все полевые и долговременные оборонительные сооружения заранее были заняты войсками, оперативная плотность которых была так высока, что ее можно сравнить с оперативными плотностями, характерными для наступательных операций вермахта в 1941-1942 гг. С учетом хорошо оборудованных позиций внешних городских оборонительных обводов общая глубина обороны составляла 90-100 км. И все эти километры были чрезвычайно насыщены различными ПТС. Кроме того, характер местности затруднял действия бронетехники. Тем не менее, потери в танках ИС-2 оказались гораздо меньше, чем можно было бы предположить для столь неблагоприятных условий. В действующих на острие главного удара 7-й и 11-й гвардейских тяжелых танковых бригадах, укомплектованных ИС-2, к Берлину прорвалось более 70% машин.

Таким образом, можно утверждать, что тяжелый танк ИС-2 полностью соответствовал тем задачам, которые на него возлагались: непосредственной поддержке пехоты при прорыве тактической зоны обороны, а уровень его защиты вполне соответствовал способам и условиям применения танков прорыва в 1944-1945 гг.

Но, как известно, ИС-2 не был последним тяжелым танком времен Великой Отечественной войны. История проектирования и принятия на вооружение, в разгар массового выпуска ИС-2, танка ИС-3 полна неясностей. Но несомненно, что объективные причины на это были. Прежде всего, конструктивные резервы по дальнейшему наращиванию уровня противоснарядной защиты ИС-2 к лету 1944 г. были полностью исчерпаны. При этом вопрос о повышении уровня защищенности башни так и не был решен, лобовая деталь корпуса ИС-2 на дальности свыше 500 м обеспечивала защиту лишь от калиберных БС 88-мм противотанковой пушки Рак 43/41, но не от подкалиберных. Сам факт появления таких мощных ПТС, как Рак 43/41 и 88-мм танковой пушки KwK 43, а также разработка в Германии сверхмощной 128-мм противотанковой Рак 44 заставлял наших разработчиков серьезно относиться к возможности перевооружения вермахта этими системами в случае затягивания войны.

Анализ той ситуации показывает, что уровень бронезащиты лобовой проекции тяжелого танка, для прорыва обороны насыщенной перспективными германскими ПТС, должен был быть не менее 250 мм, а бортовых проекций - как минимум соответствовать уровню ИС-2 по величине углов безопасного маневрирования. Видимо, примерно из таких требований и исходили разработчики ИС-3.

Выполнение столь жестких требований в приемлемых массово-габаритных характеристиках было крайне сложной задачей. Как и при создании ИС-2 выход был найден в дифференцировании бронирования, но теперь эти работы велись на совершенно другом уровне.

Источники:
М. Постников: "Бронезащита тяжелых танков КВ и ИС 1941-1945" "Экспринт" М. 2004 г.
М. Барятинский " Советские танки в бою" "Яуза" М. 2006 г.
М. Коломиец "Танк прорыва КВ" "Эксмо" М. 2007 г.
Tags: Снаряд и броня, кто кого?
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments