mihalchuk_1974 (mihalchuk_1974) wrote,
mihalchuk_1974
mihalchuk_1974

Categories:

1941 ГОД: Сколько танков было у Сталина?

Статья в пару вот к этой "Сколько танков было у Гитлера?" http://mihalchuk-1974.livejournal.com/4199.html

Сколько же бронетехники имелось в СССР на 22 июня 1941 года? Сколько танков было в механизированных корпусах приграничных военных округов накануне нападения Германии и ее союзников на СССР? Какое количество боевых машин было боеспособно, а какое - нет? Каково было соотношение численности нашего танкового парка и аналогичного парка боевых машин противника? На заданные вопросы существуют вполне исчерпывающие ответы. Но в начале, немного о предыстории исследования проблемы численности советских танков накануне ВОВ.

Серийно бронетехника в СССР начала выпускаться в середине 20-х годов ХХ-го века. Уже тогда во всем мире началось понимание того, что в будущей «большой войне» танки и иные бронированные машины сыграют решающую роль в боевых действиях на сухопутных фронтах. Поначалу использование танков в различных локальных конфликтах в период между двумя мировыми войнами не давало однозначного ответа на вопрос применения боевых бронированных машин в крупномасштабной войне. И лишь начавшаяся в 1939 году Вторая Мировая война явила миру «меч-кладенец» современных высокоманевренных боевых действий - крупные механизированные соединения.

В СССР самостоятельно пришли к сходной концепции применения танковых войск, а также постарались учесть опыт использования вермахтом в польской и западной кампаниях ударных танковых группировок.

В 1940 году в нашей стране были организованы механизированные корпуса, объединявшие в своем составе подавляющее большинство бронетехники РККА. Механизированные корпуса были главной ударной силой сухопутных войск и являлись весьма мощными соединениями. Численность техники в них являлась долгое время, как впрочем, и общая численность танков в СССР на 1941 год, «страшной военной тайной». Советским историкам было тяжело признать, что РККА, превосходя по количеству бронетехники и Германию, и ее союзников, примерно в три с половиной раза, а в приграничных округах - в два раза, так и не смогла реализовать такое солидное преимущество, потеряв в приграничных боях практически всю наличную бронетехнику.

Как правило, официальная точка зрения советской исторической науки звучала примерно так: «Советские конструкторы еще до начала Великой Отечественной войны разработали новый образец среднего танка Т-34 и тяжелого танка «КВ»... Однако к производству этих танков приступили только в конце 1940 года, и поэтому к началу войны с фашистской Германией наши танковые войска имели их в ограниченном количестве».[1] Или вот так: «Советские конструкторы создали образцы первоклассных танков (Т-34 и КВ), но их выпуск в массовом количестве еще не был развернут».[2] Или даже так: «С лета 1940 г. в корпуса стали поступать новые танки Т-34, которых в 1940 г. было произведено 115 штук, а с начала 1941 г. - и танки КВ. Но новых танков к началу войны было все еще мало».[3]

Даже в специализированной литературе в то время не сообщалось ни количество танков в армии, ни уж, тем более, их распределение по мехкорпусам. Например, в секретном учебнике Военной академии бронетанковых войск «История бронетанковых и механизированных войск Советской армии» о танковом парке СССР накануне войны сказано только: «К лету 1941 г., т.е. к моменту вероломного нападения фашистской Германии на Советский Союз, наши танковые и моторизованные дивизии и механизированные корпуса в целом не были полностью укомплектованы новой боевой техникой, что несомненно оказало отрицательное влияние на ход боевых действий в начальный период Великой Отечественной войны… наши войска не имели достаточного количества танков, особенно средних и тяжелых, которые в это время только еще поступали на вооружение».[4]

В 60-е годы число танков новых типов (имеются в виду, конечно же, КВ и Т-34) стало «общеизвестным», вероятно, из шеститомной энциклопедии истории ВОВ, число "1861 новый танк" начало кочевать из книги в книгу. Так, например, книга «50 лет вооруженных сил СССР» сообщает: «Однако накануне войны заводы успели выпустить лишь 636 тяжелых танков КВ и 1225 средних танков Т-34».[5] Т.е. всего, якобы, до начала войны выпущен был 1861 новый танк Т-34 и КВ. В книге маршала Жукова "Воспоминания и размышления" также дается это число: «Что касается КВ и Т-34, то к началу войны заводы успели выпустить 1861 танк. Этого, конечно, было мало».[6]

На самом деле это не совсем так. Еще в 1960 году в первом томе истории Великой Отечественной войны, все производство новых тяжелых и средних танков было расписано: «Машины новых типов - KB и Т-34, значительно превосходившие по своему качеству немецкие, в 1939 г. не производились, а в 1940 г. их было выпущено немного: 243 KB и 115 Т-34. Только в первом полугодии 1941 г. выпуск новых танков заметно увеличился. За эти шесть месяцев промышленность дала 393 танка KB и 1110 танков Т-34».[7] То есть 1861 танк новых типов был выпущен по 1 июля 1941 года.

В 70-80-е гг. ХХ-го века «свистопляска» с количеством Т-34 и КВ продолжилась: одни авторы указывали уже почти канонизированный "1861 новый танк", другие продолжали путать первое полугодие и весь период до начала Великой Отечественной войны, т.е. даты 1 июля и 22 июня 1941 г., а порой и 1 июня: «Советские Вооруженные Силы к июню 1941 года насчитывали 5373 тыс.человек, свыше 67 тыс.орудий и минометов, 1861 танк, свыше 2700 боевых самолетов новых типов».[8] Причем путали даже когда в источнике черным по белому было написано «в первом полугодии» (как известно, первое полугодие заканчивается 30-го июня, а вовсе не 22-го).

Официальную общедоступную (и ошибочную!) версию представляла "Советская военная энциклопедия", в ней указывалось, что накануне Великой Отечественной войны в армии был 1861 танк КВ и Т-34, из них 1475 - в западных приграничных округах.[9]

Но если с танками новых типов все более, либо менее было понятно, то с количеством остальной бронетехники был полный бардак. Советские историки, указывая количество новых танков КВ и Т-34, «скромно» не поясняли, сколько же было в армии всего танков всех типов. В итоге все прочие же танки (кроме КВ и Т-34) стали именоваться обезличенно "танками устаревших конструкций" и "с легким вооружением" или просто "легкими и устаревшими". Это определение, в общем-то, было весьма лукавым, количество этих "устаревших" танков все равно не приводилось, что позволило потом писателям вроде В.Резуна или В.Бешанова полный карт-бланш поумничать и поиздеваться над советскими историками и мемуаристами.

Причин для такого засекречивания (и умышленного умолчания) было немало и некоторые вполне объективны, но главным среди них, думается, были опасения политического руководства. Ведь у среднего читателя, не имевшего представления о размерах советского танкового парка и воспитанного на немного другой версии начала войны, подобные откровения могли вызвать резко антисоветские настроения, в конечном итоге сказавшиеся бы не только на положении партийных историков, но и самого государства. Что собственно и произошло позднее, в перестройку. Одним из инструментов разрушения Советского Союза стало изменение массового сознания населения, немаловажную роль в котором сыграли тогда всевозможные разоблачения секретов партийной и государственной власти, скрываемых от народа до конца 80-х гг. У неподготовленного к таким откровениям советского человека подобные публикации вызвали сначала шок, а потом реакцию, которую точнее всего характеризует лозунг "Нам всё врали!" и в качестве следствия - тотальное охаивание любого советского источника и, одновременно, слепое доверие любому труду и ее и автору, который полемизировал с советскими источниками (особенно если эта полемика носила "разоблачающий" характер).

Вполне понятно, что советские историки поступали неправильно, замалчивая информацию о действительном состоянии армии к 22 июня 1941 г., в том числе ее танковых войск. Но сложность ситуации, в которую попало руководство, была в том, что, широко огласив такую статистику, пришлось бы столкнуться с новыми проблемами. Ведь, получив информацию о количестве танков, среднестатистический читатель от вопроса "сколько же было танков в СССР?" переходил автоматически к вопросу "как, имея такое количество танков, мы умудрились в начале войны потерпеть такое сокрушительное поражение?" Что оставалось бы делать партийным идеологам, учитывая, что ответ на вопрос ими был давно дан, причем на ложном утверждении, что противник превосходил нас (в т.ч. и по численности танковых войск)? И это было только частью общей проблемы неверного объяснения причин катастрофы 1941 года. Боясь пересмотра "утвержденной" официальной версии причин нашего поражения в 1941 году, советское руководство предпочло делать вид, что проблемы не существует, маниакально замалчивая и засекречивая всё, что могло бы стать основой для сомнений, в том числе и статистику по состоянию армии и ее бронетанковых сил.

Однако механизм умалчивания о настоящем состоянии РККА в 1941 году давал сбои. Так, в 1964 году, в многотомнике "История отечественной артиллерии" - книге, находившейся в библиотеках в открытом доступе - численность советских танков весной 1941 г. была указана! По количеству танков в Красной Армии информация была дана по годам, начиная с 1933 г. (4906 танков и 244 бронемашины) и заканчивая двумя датами - на 15.09.40 г. (23364 шт., в т.ч. 27 КВ, 3 Т-34, и 4034 БА) и на 1.04.41 г. (23815 танков, в т.ч. 364 КВ и 537 Т-34, и 4819 БА) [10]

К сожалению, цифры, приведенные в этой книге, практически не были замечены как профессиональными историками, так и любителями военной истории.

Однако в работах, помеченных грифом «секретно» или ДСП, ситуация была несколько иной. Относительно численности бронетанковых войск РККА в предвоенный период в таких работах никаких особых секретов не делалось. Так, еще в 1960 году, подполковник М.П. Дорофеев в брошюре, изданной Военной академией бронетанковых войск, приводил данные по количеству личного состава, танков, бронеавтомобилей, орудий и минометов, автомобилей, тракторов и мотоциклов в механизированных корпусах западных приграничных округов, правда из его подсчетов, как-то «выпал» 16-й МК. Но и без 16-го МК, по данным М.П. Дорофеева в 19-ти механизированных корпусах приграничных западных округов насчитывалось 11 000 боевых машин [11]:


С другой стороны, реальное количество бронетехники в РККА перед войной было своеобразным «секретом Полишинеля», и вполне себе вычислялось внимательным читателем даже по открытым источникам. Например, по мемуарам Г.К. Жукова:

"Быстро возрастал выпуск танков. За первую пятилетку было произведено 5 тысяч, к концу второй армия располагает уже 15 тысячами танков и танкеток...
Ежегодный выпуск танков с 740 в 1930-1931 годах достиг в 1938 году 2271...
С января 1939 года по 22 июня 1941 года Красная Армия получила более семи тысяч танков, в 1941 году промышленность могла дать около 5,5 тысячи танков всех типов..."
[6]

Взяв в руки калькулятор, по приведенным выше цитатам из книги Георгия Константиновича суммарное количество танков в СССР к июню 1941 года можно приблизительно оценить в 24 000 единиц.

Но с началом «гласности» и «перестройки» ситуация кардинально поменялась. В 1988 году в журнале «Международная жизнь» появляется статья В.В. Шлыкова «И танки наши быстры», где автор ничтоже сумняшеся перемножил штатное количество бронетехники в танковых дивизиях РККА на количество самих дивизий, получив верхний предел численности в 22 875 боевых машин, нижний же предел его вычислений давал численность в 20 700 танков и танкеток. Однако, несмотря на приблизительно верный результат (±1 500 шт.) методика подсчета Шлыкова была неверна, ибо ни одна из танковых и моторизованных дивизий РККА не имела штатной численности танкового парка. Несмотря на это, статья вызвала огромный резонанс, вынудив официальную историческую науку все-таки выйти из "спячки".

Вскоре в ВИЖе выходит статья редактора по вопросам истории стратегии и оперативного искусства Военно-исторического журнала полковника В.П. Крикунова «Простая арифметика В.В. Шлыкова», где помимо критики метода Шлыкова, полковник Крикунов приводит архивные данные по наличию и распределению танков по механизированным корпусам предвоенной РККА [12]:

///Количество танков дано В.П. Крикуновым с учетом имеющихся в боевых соединениях, военных училищах, на курсах, в учебных центрах, в гражданских высших учебных заведениях.

В это же примерно время как из рога изобилия посыпались псевдоисторические исследования дилетантов от истории и фальсификаторов вроде В.Резуна (псевдоним - В.Суворов). Именно со статьей Шлыкова перекликается глава «Какие танки считать легкими?» его книги "Последняя республика". В. Резун в своих разоблачениях был не одинок, так или иначе вопроса с количеством танков в Советском Союзе перед Великой Отечественной войной касались почти все современные псевдоисторики - В. Бешанов, Б.Соколов, И.Бунич и другие, но автор "Ледокола" среди них, конечно, самый известный и читаемый. Однако все они использовали либо данные Крикунова, либо Дорофеева, и ничего нового к исследованию вопроса о количестве советской бронетехники к началу ВОВ не привнесли.

Следующим большим шагом в исследованиях состояния танковых войск РККА на начало Великой Отечественной войны стала вышедшая в 1992 г. под грифом ДСП аналитическая работа "1941 год - уроки и выводы". Количество новых танков к началу войны в ней дается приблизительно - "только около 1800 единиц", зато есть общее количество боевых машин: "свыше 23 тыс. единиц". Приведено в книге и распределение танков по механизированным корпусам западных приграничных округов "к началу войны", включая и «забытый» подполковником Дорофеевым 16-й мехкорпус [13]:


Из приведенных таблиц видно, что количество танков в механизированных корпусах РККА у разных авторов не совпадает между собой.

Своеобразную черту в спорах о количестве советской бронетехники на июнь 1941 года в свое время поставила статья Н.П.Золотова и С.И.Исаева. Ими было дано не только распределение танков по округам на 1 июня, но и впервые показано качественное состояние парка боевых машин с использованием стандартной для отчетности того времени схемы деления по категориям [14]:


Наконец, в 1994 году выходит поистине «библия» историков, занимающихся проблематикой начального периода ВОВ, издание института военной истории МО РФ "Боевой и численный состав вооруженных сил СССР в период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Статистический сборник № 1 (22 июня 1941 г.)". Правда тираж этого издания завораживает - аж целых 25 экземпляров! Сборник оказался работой уникальной, ничего подобного не публиковалось ни до, ни после выхода его в свет. Конкретно по танковому парку была дана информация по распределению танков по типам (включая разбивку на радийные и линейные, химические и артиллерийские и т.п.) и по округам, а также по категориям на 1 июня 1941 г. и поставки техники в июне 1941 г. [15]:

/// включая Т-27 химические и саперные.

Статистический сборник стал, без сомнения, самым полным и достоверным источником по количеству бронетанковой техники в РККА накануне ВОВ на долгое время.

В 2000 году М.Мельтюхов выпустил свою книгу "Упущенный шанс Сталина". В нескольких главах автор на документальной основе подробно описывает процесс предвоенного строительства Красной Армии и естественно не может обойти стороной вопрос состояния ее танковых войск. Основное внимание автор уделяет организационным мероприятиям, проводимым в 1939-41 гг. в АБТВ, однако не забыта и статистика. Так, в приложениях по материалам РГАСПИ составлены таблицы наличия танков в Красной Армии по типам и округам на 15.09.40, 1.01.41, 1.04.41 и 1.06.41 г., освещено производство бронетанковой техники в СССР в 1930-44 гг. Кроме того, приведены сведения по имеющимся в РККА танкам по типам на разные даты, начиная с 1 января 1934 г. А вот укомплектованность механизированных корпусов у М. Мельтюхова к началу войны, к сожалению, вторична и повторяет данные полковника В.П. Крикунова 1989 г.

Уникальный сборник документов по танковым войскам вышел в 2004 г., называется он "Главное автобронетанковое управление". В нем было опубликовано несколько интереснейших документов, в т.ч. доклад начальника ГАБТУ генерал-лейтенанта Федоренко, который давал общую численность танков в механизированных корпусах и отдельных дивизиях на 1 июня 1941 г.

На данный же момент наиболее полные данные содержатся у Е. Дрига в его книге «Механизированные корпуса РККА в бою» выпущенной в серии «Неизвестные войны» издательством АСТ в 2005 году. Евгений Дриг использовал все доступные источники, в том числе и приложение к докладу начальника ГАБТУ генерал-лейтенанта Федоренко. http://mihalchuk-1974.livejournal.com/78974.html

С таблицами по отдельным механизированным корпусам можно ознакомится в оригинале статьи http://www.battlefield.ru/tanks-1941.html

Источники:
1. «Боевой путь советских вооруженных сил». - М.: Воениздат, 1960, стр. 207.
2. (Андроников Н.Г., Бегишев А.С., Калачев И.Г. и др. «Бронетанковые и механизированные войска Советской Армии». - М.: Воениздат, 1958, стр. 69.
3. Анфилов В.А. «Начало Великой Отечественной войны (22 июня - середина июля 1941 года)». Военно-исторический очерк. - М.: Воениздат, 1962, стр. 28
4. «Бронетанковые и механизированные войска Советской Армии с 1917 по 1941 гг. и в первых двух периодах Великой Отечественной войны». Под ред. генерал-майора Е.А.Разина. - М.: Издание ВАБТВ, 1953, стр. 121.
5. «50 лет Вооруженных Сил СССР». - М.: Воениздат, 1968, стр. 224
6. Жуков Г.К. «Воспоминания и размышления». - М.: АПН, 1969, стр. 205
7. «История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945 в шести томах». Том 1. - М.: Институт марксизма-ленинизма, 1960, стр. 415
8. «Великая Отечественная». - М.: Планета, 1985, стр. 14
9. «Советская военная энциклопедия», том 2. - М.: Воениздат, 1976, стр. 55
10. «История отечественной артиллерии. Том III. Артиллерия Советской Армии до Великой Отечественной войны» (октябрь 1917 г. — июнь 1941 г.). Книга 8. «Советская артиллерия в период между гражданской и Великой Отечественной войнами» (1921 г. — июнь 1941 г.). М.-Л., 1964, стр. 217-218.
11. Дорофеев М.П. «Опыт боевого применения механизированных корпусов Советской армии в начальном периоде Великой Отечественной войны». - М.: ВАБТВ им.Сталина, 1960
12. Крикунов В.П. «Простая арифметика В.В.Шлыкова». Военно-исторический журнал, № 4, 1989, стр. 41-44
13. «1941 год - уроки и выводы». - М.: Воениздат, 1992, стр. 30.
14. Золотов Н.П., Исаев С.И. «Боеготовы были…» Военно-исторический журнал, № 11, 1993, стр. 75-77 со ссылкой на ЦАМО РФ, ф. 38. Оп 11353, д. 924, д. 909
15. «Боевой и численный состав Вооруженных Сил СССР в период Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.)». Статистический сборник № 1 (22 июня 1941 г.). - М.: Институт военной истории МО РФ, 1994
16. Материалы сайтов http://mechcorps.rkka.ru/ и http://www.rkka.ru









Tags: 1941, История, Приграничное сражение июнь 1941, танки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments