April 10th, 2015

КУРСКАЯ БИТВА. ЧАСТЬ 5.1.

Предупреждение: очень многа букафф


ПРОХОРОВКА: контрудар 12 июля 1943 года

Немецкие части дивизии СС "Райх", в составе противотанкового дивизиона которой трофейные советские танки Т-34-76, готовятся к атаке во время Курской битвы.


Изначально нанесение контрудара планировалось на 10:00 12 июля 1943 г. Однако, в 4:00 соединения 5-й гв. ТА получили приказ командующего фронта о переносе времени атаки на 8:30, а артподготовки на 8:00. С чем это было связано?

Дело в том, что время перехода в наступление переносилось неоднократно. Первоначально, как уже было сказано, время нанесения контрудара определялось в 10:00. В связи с ухудшением ситуации на подступах к Прохоровке представитель Ставки приказал быть готовыми к атаке противника в 21:00 11 июля. Затем время готовности к контрудару перенесли на 3:00 12 июля. При этом видимо рассчитывали нанести удар ночью или перед рассветом и тем самым добиться внезапности, а главное лишить противника преимущества в дальнобойности его танковых орудий. Но сложности в проведении атаки в темное время суток на незнакомой местности, пересекаемой оврагами, к тому же заминированной в ходе бое 10 и 11 июля заставила отказаться от этого варианта.

Наконец время контрудара снова перенесли на 10:00 12 июля. Расчет был на то, что как обычно, противник начнет атаки с рассветом и можно будет встретить немецкие танки огнем с места, а уже потом атаковать. Но ночью Ватутину стало известно о том, что противник (АГ "Кемпф") прорвал оборону 69 армии и продвигается в северном направлении. Командованию фронта стал ясен замысел противника - окружить основные силы 5-й гв. ТА в районе Прохоровки. Выжидать дальше не было смысла, угроза охвата флангов армии возрастала с каждым часом. Именно поэтому командующий фронтом принял решение о переносе контрудара на 8:00.

Collapse )

Курская битва. Часть 5.2

ПРОХОРОВКА: контрудар 12 июля 1943 года. продолжение http://mihalchuk-1974.livejournal.com/68179.html

Подбитый немецкий средний танк PzKpfw IV


Массовые потери отрицательно сказались на настроениях личного состава. Видимо, никто не ожидал, что противник успеет подготовить столь хорошо организованную оборону, насыщенную орудиями ПТО и танками. Низкий темп продвижения бригад и их потери свидетельствуют, что ближний бой немцам навязать не удалось. Наши танкисты, зажатые в узком дефиле между р. Псел и урочищем Сторожевое, не смогли реализовать свое численное преимущество над врагом и более высокую маневренность своих боевых машин.

Тем не менее, несмотря на большие потери, огонь артиллерии и бомбежку, 32-я бригада полковника Линева на максимальной скорости пошла в обход совхоза Октябрьский. В13:00, подавив огонь противотанковых орудий противника, танкисты 29-го ТК атакой с юго-востока, подразделения 170-й ТБр 18-го ТК - с северо-запада совместно с частями 42-й и 9-й гв. СД наконец-то овладели Октябрьским. Когда танковые бригады после 5-ти часового боя ворвались в совхоз, по ним нанесли удар наши штурмовики. Видимо доклад о захвате Октябрьского запоздал.

Танки противника, продолжая вести огонь с выгодной для них дистанции отошли от совхоза за противотанковый ров. Теперь на бригады 29-го ТК обрушилась авиация противника. Бомбежка группами до 40 самолетов продолжалась около часа. После чего немцы попытались контратаковать танками и мотопехотой. 31-я и 32-я ТБр огнем танков с места при поддержке трех батарей 1446-го САП и орудий ПТО стрелковых частей отбили все контратаки противника. Из боевого донесения 29-го ТК:

"...31 тбр по достижении северо-восточных окраин совхоз Октябрьский была задержана сильным артиллерийским и минометным огнем и беспрерывным воздействием авиации противника. Было отражено 4 контратаки пехоты и танков противника, пытавшегося вновь захватить совхоз Октябрьский. Потери: подбито и сожжено танков Т-34 - 20, Т-70 - 18. В строю 3 танка, положение и состояние остальных выясняется".

Из 31-й ТБр доложили: "В 15:40 противник предпринял контратаку, которая была отбита. В 16:00 командир бригады собрал танки и бросил в атаку свой резерв (всего 15 танков). Атака успеха не имела, так как противник подтянул противотанковые резервы. Бригада заслонившись своей пехотой и пехотой 53-й мсбр в районе лощины 1,5 км совхоз Октябрьский, перешла к обороне. В итоге боев за день бригада имеет потери: танков Т-34 - 24, танков Т-70 - 20, орудий 45-мм - 1, ст. пул. - 1, ППШ - 2, винтовка - 1, убито - 44, ранено - 39, пропало без вести - 18 человек.

Уничтожено и подбито живой силы и техники противника: малых и средних танков - 21, тяжелых танков "тигр" - 6, пулеметных огневых точек - 17, до 600 солдат и офицеров".


Collapse )

Тяжелый танк Pz.Kpfw V "Пантера" на Курской дуге. Часть 1.

Первые две сотни выпущенных новейших немецких танков Pz.Kpfw V "Пантера" были спешно отправлены для усиления ударной группировки генерал-фельдмаршала Манштейна на южный фас Курской дуги. 196 танков и 4 БРЭМ "Берегпантера", полученных в период с 10 по 31 мая 1943 года, поступили на вооружение 51-го и 52-го танковых батальонов "Пантер", в составе 39-го танкового полка.

Немецкие танки Pz.Kpfw V «Пантера» из состава 51-го или 52-го ТБ на железнодорожной станции в Германии перед отправкой на Восточный фронт.


За месяц, остававшийся до начала боевых действий, 39-й танковый полк сумел обеспечить боевую подготовку экипажей «пантер» только на взводном уровне. Слаживание подразделений на уровне рот и батальонов вообще не проводилось, боевые стрельбы из «пантер» также были редким явлением. Кроме того, новые танки имели огромное количество недостатков и конструктивных недоработок. Позднее прибытие на фронт — последние подразделения 39-го танкового полка прибыли в район предстоящих боевых действий только к 4 июля — не позволило должным образом подготовить «пантеры» к атаке. Командиры и экипажи не успели достаточно хорошо изучить карты и провести разведку местности, установить связь с соседними подразделениями и т. п. А так как выход в эфир был запрещён (из соображений секретности), то производить настройку радиостанций «пантер» пришлось уже в ходе боя. Например, 3 июля 1943 года в журнале военных действий 48-го танкового корпуса была сделана запись о том, что «танки „Пантера“ не имеют навыка тактического взаимодействия в составе батальона, а радиосвязь между отдельными машинами не отработана на практике».

Collapse )

ТЯЖЕЛЫЙ ТАНК PZ.KPFW V "ПАНТЕРА" НА КУРСКОЙ ДУГЕ. ЧАСТЬ 2.

Для эвакуации «пантер» с поля боя в полку имелось 4 «бергепантеры» (по две в каждом батальоне) и 19 18-тонных полугусеничных тягачей, затем были доставлены ещё 14. Для транспортировки каждой подбитой «пантеры» требовалось три тягача. Но, несмотря на все принимаемые меры, потери были довольно внушительными. Например, к 19 июля 51-й батальон имел в строю 33 танка, 32 требовали ремонта и 31 потерян в боях. 52-й батальон к этому же времени имел 28 боеспособных «пантер», 40 танков требовали ремонта, четыре отправили для восстановления в Германию и 24 были потеряны.
Подбитая «Пантера» с башенным номером 142 51-го танкового батальона


К 15 июля штаб 10-й танковой бригады и полк «пантер» фон Лаухерта (на тот момент в нём имелось 44 боеспособных «пантеры», в том числе 3 командирских) вывели из состава дивизии «Гроссдойчланд» и подчинили непосредственно штабу 48-го танкового корпуса.
В период 15–17 июля 1943 года по приказу главного командования сухопутных войск 51-й танковый батальон передал все свои «пантеры» 52-му батальону 39-го танкового полка, и 18 июля убыл за получением новой матчасти. К этому времени 51-й батальон записал на свой счёт (по немецким данным) 150 подбитых и уничтоженных танков, при этом потеряв безвозвратно 32 «пантеры». В течение 17–20 июля люди, автомобили и другая техника батальона были погружены в эшелоны и со станции Богодухов отправлены в Брянск.
По состоянию на утро 19 июля 1943 года 52-й танковый батальон 39-го танкового полка насчитывал 61 боеспособную «пантеру», 72 требовали ремонта, 4 отправили на ремонт в Германию и 55 списали как безвозвратные потери. К этому количеству стоит добавить 5 оставшихся в строю командирских «пантер», имевшихся в штабе 39-го танкового полка (3 машины из 8 к этому времени были потеряны). Чуть позже, 21 и 31 июля 1943 года, на пополнение 52-го батальона поступило 12 новых «пантер» (двумя партиями по 6 машин).

Collapse )

ТЯЖЕЛЫЙ ТАНК PZ.KPFW V "ПАНТЕРА" НА КУРСКОЙ ДУГЕ. ЧАСТЬ 3.

Продолжение. Начало тут http://mihalchuk-1974.livejournal.com/68855.html
http://mihalchuk-1974.livejournal.com/69011.html

Кроме того в отчёте Г. Гудериана приведены данные о характере повреждений и поломок в 39-м танковом полку по состоянию на 10 и 12 июля соответственно:


Советский офицер у подбитой «Пантеры» 39-го танкового полка (бортовой № 535). Июль 1943 года. Танк получил две пробоины 76-мм снарядами в левый борт корпуса (цифра 2) и две 45-мм пробоины в правый борт башни (цифра 1).




Тактические просчёты, имевшие место во время первых боёв 39-го танкового полка, и некоторые другие наблюдения были отражены в докладе майора Штрейта, командира учебного подразделения «пантер»: «Из-за сильной скученности при атаке эффективность огня „пантер“ была очень низкой и противник смог успешно вывести из строя большую часть танков. При этом многие машины подорвались на минах.
Сапёры не могли успешно обезвреживать минные поля из-за недостатка времени: приказ продолжать наступление был отдан до того, как они закончили разминирование.
Атаки велись без учёта изменения ситуации в ходе боя. Взаимодействие подразделений было очень слабым, так как многим практически ничего не было известно о планах наступления. Неразбериха началась с первых же минут боя, так как ни цель, ни боевой порядок, ни направление атаки не были чётко определены. „Пантеры“ постоянно создавали скученное скопление непосредственно перед оборонительными рубежами противника, что приводило к большим неоправданным потерям. Командиры батальонов должны чётко руководить участвующими в атаке боевыми машинами, отдавая понятные приказы. К сожалению, действия „пантер“ были несогласованны. Так, например, любое изменение направления движения командиры большинства танков определяли визуально по ближайшим машинам, когда те меняли направление.
Борьба с противотанковыми орудиями вызывает определённые трудности, так как они представляют из себя небольшие мишени, которые к тому же хорошо замаскированы. В большинстве случаев уничтожить весь расчёт противника полностью практически невозможно. „Пантеры“ же, для сравнения, представляют из себя довольно заметные цели.
Превосходство „пантер“ очевидно только при лобовых танковых сражениях.
В целом стратегия противотанковой обороны русских состояла в следующем: плотная группировка орудий располагалась в наиболее благоприятной для этого местности — чаще по краю лесного массива. В основном это 76-мм противотанковые орудия, относящиеся к категории лёгкой артиллерии. В глубине линии обороны располагалась тяжёлая артиллерия и миномёты. Пехота и танки противника готовы атаковать при любой благоприятной возможности. Такие контратаки приводят к большим потерям с нашей стороны».


Collapse )

ТЯЖЕЛЫЙ ТАНК PZ.KPFW V "ПАНТЕРА" НА КУРСКОЙ ДУГЕ. ЧАСТЬ 4.

Окончание. Начало тут:
http://mihalchuk-1974.livejournal.com/68855.html
http://mihalchuk-1974.livejournal.com/69011.html
http://mihalchuk-1974.livejournal.com/69176.html

Захваченные исправными танки "Пантера" в Белгороде. Дальняя машина с №732 была доставлена на полигон в Кубинку для испытаний.


Сразу же после начала контрнаступления наших войск на белгородском направлении группа офицеров научно-испытательного бронетанкового полигона ГБТУ КА в составе: начальника полигона полковника Романова, начальника штаба полигона инженер-майора А. Иванова и старшего техника-лейтенанта Козлова по заданию командующего бронетанковыми и механизированными войсками Красной Армии генерал-полковника Я. Федоренко произвела изучение и обследование танков «Пантера», подбитых в оборонительных боях на Воронежском фронте.
Обследование производилось с 20 по 28 июля 1943 года на участке прорыва нашего фронта немецкими войсками вдоль шоссе Белгород — Обоянь шириной 30 и глубиной 35 километров. Всего был осмотрен 31 танк «Пантера». На основании этих материалов был составлен отчёт «Борьба с немецкими тяжёлыми танками „Пантера“». Он интересен тем, что это первый документ такого рода и содержит некоторые интересные статистические выкладки.
Так, из 31 осмотренной «Пантеры» было подбито артиллерией 22 танка (71 %), из них:
в лобовую часть корпуса — 0 (0 %);
в башню — 4 (18 %);
в борт корпуса — 13 (59 %);
в корму корпуса — 5 (23 %).
Кроме того, подорвалось на минах — три танка (10 %), разбит прямым попаданием авиабомбы — один танк (3 %), застрял на стрелковом окопе — один танк (3 %), вышли из строя по техническим причинам — четыре танка (13 %).
Из 22 «пантер», подбитых артиллерийским огнём, десять танков сгорело, что составляет 45 % от общего числа подбитых танков. В отчёте особо отмечалось, что «при попадании снаряда в моторное отделение, независимо от места входа снаряда (борт или корма), танки „Пантера“ горят».
Collapse )

Дело Нестора Махно живет и побеждает!

Как известно тачанку изобрели еще до Нестора Ивановича. Но именно он стал применять енти боевые колесницы массово. Но шо то было не то.


Решили сию проблему кардинально уже во времена ВОВ:

Collapse )