December 8th, 2014

Легкий танк БТ-5. Часть 1 - история создания, устройство, эксплуатация.

ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ
Легкий колесно-гусеничный танк БТ-5 был создан в результате работ по дальнейшему совершенствованию боевых качеств танка БТ-2. Несмотря на ряд положительных качеств, таких как высокая оперативная и тактическая подвижность и относительная простота производства, уже в ходе испытаний первых образцов БТ-2 выявился ряд конструктивных и производственных недостатков. Дело в том, что приобретенные у Дж. Кристи танки М.1940 были "сырыми" и являлись, по сути, опытными шасси, собранными группой высококвалифицированных американских рабочих с широким использованием высококачественных и дорогих материалов.

При постановке в производство БТ-2 оказалось, что он не очень технологичен, так как является копией М.1940, и требует высококвалифицированного труда рабочих, которых в 30-е годы в СССР остро не хватало. Плюс к тому, возникли проблемы с вооружением танка: мало того, что снаряд 37-мм орудия Б-3 обладал малым фугасным действием, так еще и выпуск пушки не обеспечивал количественно потребностей танковой промышленности.

Именно поэтому, практически параллельно с постановкой БТ-2 на производство, конструкторы, технологи, представители военной приемки ХПЗ работали над устранением недостатков машины. В результате этой работы и появился БТ-5, который был запущен в серию уже в 1933 году.

В основном все работы по совершенствованию танка БТ-5 велись в опытном цехе отдела Т-2 ХПЗ. Этот опытный цех Т-2О был создан в марте 1932 года. в виде опытно-исследовательской секции Т-2Ки при технической конторе Т-2К. В январе 1932 года под руководством начальника КБ Т-2К А.О.Фирсова молодыми конструкторами Кучеренко, Дорошенко и Морозовым были начаты работы по усовершенствованию танка БТ-2 - созданию танка БТ-5.

Первоначальный проект танка БТ с установкой 45-мм пушки был выполнен на ХПЗ уже летом 1932 г. Для установки новой расширенной башни планировалось удлинить корпус танка по отношению к БТ-2 на 225 мм. Руководство УММ РККА отвергло данный проект, так как изменение корпуса привело бы к перестройке производства и к "срыву большой танковой программы". Поэтому для серийного производства был утвержден проект, отличавшийся от БТ-2 в первую очередь башней с установленным более мощным вооружением. Кроме того в проекте двигатель "Либерти" был заменен на М-5, увеличен объем топливного и масляного баков, улучшена конструкция узлов и агрегатов трансмиссии, усилены элементы ходовой части.

Согласно требованиям УММ РККА все работы по созданию нового танка должны были быть окончены к первой половине сентября 1932 г. В этом же месяце ХПЗ должен был изготовить 10 опытных образцов танка БТ-5. Причем выпуск корпусов и башен БТ-5 в 1932 г. планировался на Мариупольском заводе им. Ильича, но планам этим не суждено было сбыться.

Опытный образец танка БТ-5 был собран только 21 октября 1932 года, да и то без оборудования башни, без установки вооружения и без укладки боеприпасов. В ноябре 1932 года на ХПЗ были заложены 5 корпусов и заказано 25 башен под установку 45-мм пушки на Мариупольском заводе (20 из них - из конструкционной стали, а еще 5 - из броневой стали). В это же время в КБ ХПЗ по заданию УММ РККА приступили к созданию командирского танка на базе БТ-5.

Переход на серийный выпуск БТ-5 руководство ХПЗ планировало осуществить с 1 января 1933 г., начиная с 601-й машины. Но по некоторым причинам (авария при пробеге первого опытного образца БТ-5, неготовность комплекта рабочих чертежей, невыполнение заводом сроков изготовления 10 машин опытной серии) серийное производство БТ-5 началось лишь в марте 1933 г. После сдачи военным последних 37 танков БТ-2, ХПЗ приступил к изготовлению новых танков - БТ-5. На 22 марта представителям военной приемки заводом было предъявлено к приемке 16 машин, еще 55 корпусов находились на конвейере в сборочном цеху, причем 50 собирались под особым контролем, так как этим танкам БТ-5 предстояло участвовать в Первомайском параде в Москве.

Первые 10 танков БТ-5 были изготовлены (с разрешения УММ РККА) с деталями из незакаленной "сырой" броневой стали. Причем только три условно бронированных танка были отправлены в войска - в 5-й механизированный корпус им. Калиновского. Остальные же были отправлены: 3 танка - в 5-й учебный полк, один в Орловскую бронетанковую школу, один на НИБТ полигон, один на химический полигон для установки огнемета, один в Реактивный Институт для установки газодинамической пушки. Кроме того, при освоении новой эллиптической башни, унифицированной с Т-26, Мариупольским заводом, в целях упрощения освоения производства, были изготовлены 30 башен из неброневой стали, большинство из которых, были заменены на бронированные в 1935 году уже в войсках.

Необходимо отметить, что несмотря на налаженную благодаря "железным" башням технологию, производство бронированных башен осуществлялось с большой выбраковкой. Это привело к тому, что число выпускаемых башен уступало числу выпущенных корпусов. Только в 1934 году благодаря подключению к выпуску башен для танков БТ-5 Ижорского завода эта проблема была решена.

За два года серийного производства ХПЗ было выпущено 1884 танка. Причем первоначально по заданию завод должен был в 1933 году изготовить лишь 700 машин, но 25 октября 1933 года танковая программа на текущий год по выпуску БТ была увеличена до 1000 машин. ХПЗ, несмотря на трудности связанные с переходом на выпуск БТ-5, успешно выполнил программу. В 1933 году было выпущено 1005 танков (224 - БТ-2 и 781 - БТ-5). Правда, из-за спешки, особенно в конце 1933 года, пострадало качество выпущенных танков. ВРИД начальника УММ РККА Г. Бокис писал Наркому К.Е. Ворошилову: "По танку БТ, несмотря на выполнение программы - качество сдаваемых машин нельзя признать всегда хорошим. Забраковано в пробеге машин: март - 5%, апрель - 5%, май - 8%, июнь - 6%, июль - 5%, август - 10%, сентябрь - 11%, октябрь - 9%, ноябрь - 33%, декабрь - 41%. Что указывает на снижение внимания к качеству, особенно при сборке".

В следующем году качество сборки улучшилось, что позволило заводу дать гарантию на бесперебойную работу танков БТ-5 в течении 9-ти месяцев эксплуатации, или 2000 км пробега. Правда частенько ХПЗ подводили предприятия смежники, поставлявшие отдельные комплектующие и материалы по кооперации. Низкое качество было у резинотехнических изделий (бандажи опорных катков, направляющих и ведущих колес и др.) завода "Красный Треугольник", нередко некондиционную сталь поставлял для траков Краматорский завод, броня, поставляемая Мариупольским заводом до августа 1934 г., часто имела трещины. Но все же на ХПЗ в 1934 г. было изготовлено 1103 танка БТ-5, причем 243 из них были командирскими и оснащались радиостанцией 71-ТК-1 с поручневой антенной, и имели марку БТ-5РТ.

В особую проблему вылилось оснащение БТ-5 двигателями. Все закупленные в США моторы "Либерти" были установлены на танках БТ-2, а для БТ-5 пришлось использовать отработавшие летный ресурс авиационные двигатели М-5, выпуск которых еще в 1930 году был прекращен на заводе "Большевик".

Капитальный ремонт двигателей М-5 был организован на пяти заводах №35, №43, №45, №47 и "Красный октябрь". Так как на заводах №35 и №45 отсутствовала военная приемка, приемка отремонтированных моторов производилась непосредственно на ХПЗ, с проверкой их работы на стенде в течении 2-х часов. Однако в связи с низким качеством отремонтированных двигателей М-5 и малого их количества УММ РККА дало задание ХПЗ разработать танк БТ-5 с двигателем М-17, находящемся в серийном производстве. Весь 1934 год в цехе Т2О велись опытные работы, результатом которых стало появление очередной модификации - танка БТ-7 с двигателем М-17.

ОБЩЕЕ УСТРОЙСТВО ТАНКА БТ-5
Танк БТ-5 по своей компоновочной схеме полностью повторял своего предшественника - танк БТ-2, но конструктивно отличался от него установкой более мощного вооружения, карбюраторного двигателя М-5 отечественного производства, а также другой башней и некоторыми изменениями гусеничного движителя. В связи с новыми конструктивными изменениями боевая масса машины возросла до 11,6 тонны, а к концу серийного производства до 11,9 т.

Отделение управления не претерпело никаких изменений, за исключением размещения в нем двух огнетушителей. В боевом отделении ставшем больше, благодаря новой башне, вместе с командиром танка размещался третий член экипажа - заряжающий-пулеметчик. Командир танка, который также выполнял функции наводчика, размещался слева от орудия, заряжающий - справа. В моторном отделении, в отличие от БТ-2, были установлены 2 аккумуляторные батареи вместо одной.

Броневая защита. Корпус и башня.
По сравнению с БТ-2 бронирование танка БТ-5, за исключением крышки люка механика-водителя не изменилось. Корпус и башня изготовлялись из броневых катаных листов толщиной 6-, 10-, 13- и 15 мм. Лобовой щиток механика-водителя имел толщину 20 мм, а литая носовая отливка имела толщину лобовой части 40 мм, нижней - 30 мм. В крышке люка механика-водителя за смотровой щелью был установлен смотровой прибор - пуленепробиваемое стекло. В верхней части люка была приварена накладка для защиты щитка водителя от свинцовых брызг. Кроме того, люк механика-водителя был снабжен резиновыми уплотнениями, а верхний лобовой наклонный лист, теперь состоял из 3-х частей: нижней и двух боковых.

Наружные бортовые бронелисты корпуса танка состояли из двух частей и соединялись между собой снаружи с помощью броневой накладки на заклепках. Для лучшего уплотнения корпуса танка между внутренними бортовыми листами, угольниками и днищем, в местах их соединений были проложены полотняные прокладки на сурике. Для предохранения от попадания в трансмиссионное отделение посторонних предметов и грязи над жалюзи была установлена защитная проволочная сетка. Были введены новые грязевые щитки сзади и спереди, штампованные из 3-мм конструкционной стали.

Крыша над боевым отделением состояла из 4-х фасонных листов, передний лист являлся крышей отделения управления. Боковые листы приваривались к наклонному носовому листу и угольникам бортовых листов, задний крепился болтами к верхнему угольнику перегородки. Все 4 листа своей внутренней кромкой образовывали круглый вырез, к ним крепился болтами нижний погон башни.

Новая бронированная башня увеличенных размеров устанавливалась на шариковом погоне и имела клепанный (цилиндрическая) или сварной (эллиптическая) корпус состоящий из двух листов. В переднем листе было сделано прямоугольное отверстие для спаренной установки пушки и пулемета, по бокам располагались две смотровые щели со стеклоблоками и два отверстия для стрельбы из револьвера, закрываемые броневыми заглушками. На 230 машинах первого выпуска в заднем листе башни было вырезано прямоугольное отверстие , закрывавшееся снаружи снарядным ящиком трапециевидной формы, который одновременно играл роль противовеса спаренной установки вооружения и крепился к башне на заклепках. На остальных машинах ящик был заменен овальной кормовой нишей.

Крыша башни состояла из двух листов, один из которых накрывал ее цилиндрическую часть, а другой располагался над кормовой нишей. В крыше башни имелось два люка для посадки и выхода экипажа (в цилиндрической башне со снарядным ящиком имелся только 1 люк). Полная масса башни с вооружением и боеприпасами составляла 1100 кг, масса спаренной установки 220-250 кг.

Вооружение
Основным оружием танка БТ-5 была 45-мм пушка 20К обр. 1932 года. Качающаяся часть пушки была создана на базе качающейся части 45-мм противотанковой пушки 19К обр. 1932 г. Она имела люльку корытообразной формы и клиновой вертикальный затвор с полуавтоматикой инерционно-механического типа, который обеспечивал боевую скорострельность до 15 выстр/мин. Однако сложность этой автоматики привела к последующей ее замене полуавтоматикой копирного типа. В качестве противооткатных устройств использовались гидравлический тормоз и пружинный накатник. 45-мм орудие 20К имело подъемный механизм секторного типа, на маховике которого располагалась кнопка спуска. Длина ствола пушки составляла 46 калибров, дальность стрельбы прямой наводкой - 3600 м, максимальная - 4800 м.

Вспомогательным оружием танка БТ-5 был спаренный с пушкой 7,62-мм пулемет ДТ, который имел свой автономный прицел, обеспечивавший возможность стрельбы независимо от орудия.

Наведение при стрельбе прямой наводкой из пушки и спаренного с ней пулемета осуществлялось с помощью танковых оптических прицелов ТСМФ и ПТ-1. Танковый телескопический прицел ТСМФ обр. 1930 г. располагался в маске пушки, с левой стороны. Он обеспечивал увеличение в 2,5 раза и имел поле зрения 15 град. Перископический прицел ПТ-1 обр. 1932 г. устанавливался в броневом стакане с левой стороны на крыше башни. Он обеспечивал стрельбу из пушки и пулемета прямой наводкой и круговое наблюдение из танка. Наведение спаренной установки в вертикальной плоскости осуществлялось в пределах от -5° до +21°. В спаренном положении огонь из орудия и пулемета вел наводчик с помощью ножных спусков пушки и пулемета, расположенных под его правой ногой на подножке. При независимой стрельбе пулемет имел сектор обстрела в вертикальной плоскости +5° и в горизонтальной - +4,5°. В этом случае огонь из него вел заряжающий.

Боекомплект танков с цилиндрической башней состоял из 86 артвыстрелов, в линейных танках с эллиптическими башнями он возрос до 115 выстрелов и 2709 патронов. В танках с радиостанцией 71-ТК-1, боекомплект составлял 75 выстрелов. Увеличение боекомплекта в БТ-5 по сравнению с БТ-2 было достигнуто за счет размещения дополнительной укладки снарядов на полу боевого отделения и в нише башни. На полу боевого отделения укладывалось 29 снарядов, на правой и левой стенках корпуса в боевом отделении в специальных обоймах размещалось 32 снаряда (вертикально по 16 на каждой стенке). На стенках башни по одну и другую сторону от ниши вертикально размещалось по 7 выстрелов. Укладка выстрелов в нише башни была разделена на 2 части, которые представляли из себя коробки из листовой стали со специальными отсеками, прикрепленные к нижнему и верхнему листам ниши. В каждой коробке размещалось по 20 снарядов. Укладка пулеметных дисков осуществлялась на правой и левой стенках корпуса под снарядной укладкой (по 19 дисков на каждой стороне), и еще 5 дисков на стенке башни.

Силовая установка
В моторном отделении танка вдоль осевой линии машины устанавливался четырехтактный, двенадцатицилиндровый, V-образный карбюраторный двигатель М-5 жидкостного охлаждения мощностью 400 л.с. при 1650 об/мин. С двумя сдвоенными карбюраторами пульверизаторного типа "Зенит-52". В качестве топлива использовался авиационный бензин. Угол развала цилиндров - 45°. Система зажигания батарейная - "Делько". Пуск двигателя производился с помощью двух электростартеров "Мач" (1,3 л.с.) или одним стартером "Сцинтилла" (2 л.с.), или "СМС" мощностью 3,5 л.с., или вручную с помощью заводной рукояти. Масса двигателя составляла 410 кг. Системы, обеспечивающие работу двигателя остались такими же, как и на танке БТ-2. Емкость топливных баков составляла 360 л. На машинах выпуска 1934-1935 годов запас топлива был увеличен до 530 литров за счет установки в кормовой части двух дополнительных баков, побортно. Для облегчения пуска двигателя в холодное время года, между картером двигателя и радиаторами системы охлаждения устанавливались два химических обогревателя. Кроме того в танке были установлены: новый вентилятор системы охлаждения и регулируемые с места механика-водителя жалюзи.

Трансмиссия
На танках БТ-5 первых выпусков устанавливалась трансмиссия, аналогичная танку БТ-2. Впоследствии на танках БТ-5 стали устанавливаться более совершенные агрегаты трансмиссии: многодисковый главный фрикцион новой конструкции сухого трения (сталь по феродо), четырехступенчатая КПП улучшенной конструкции и два многодисковых бортовых фрикциона новой конструкции с ленточными тормозами. Остальные агрегаты трансмиссии остались без изменений.

Ходовая часть
Особенностью танка БТ-5, как и танка БТ-2, являлась установка на них комбинированного колесно-гусеничного движителя. Его конструкция осталась без существенных изменений, за исключением установки усиленных ведущих колес гусеничного хода и новых опорных катков. Ведущие колеса гусеничного хода - стальные, штампованные с наружной резиновой амортизацией, двухдисковые, гребневого зацепления. Диаметр ведущего колеса - 640 мм. Опорные катки - двухдисковые с наружной амортизацией в виде резиновых бандажей. В отличие от БТ-2 диски опорных катков были не литые, а штампованные. Диаметр опорного катка - 815 мм.

Электрооборудование и средства связи
Электрооборудование машины было выполнено по однопроводной схеме, напряжение в бортовой сети - 12 V. Основной источник электроэнергии - генератор "Сцинтилла" (или "Делько") мощностью 190 Вт, или генератор ГП мощностью 180 Вт. При неработающем двигателе источником электроэнергии были две аккумуляторные батареи 6СТА УШБ емкостью 128 А/ч. каждая.

263 танка БТ-5 (БТ-5РТ) были оснащены радиостанциями 71-ТК-1 "Шакал" и имели поручневую антенну, расположенную по периметру башни. Это была специальная танковая приемо-передающая, телефонно-телеграфная, симплексная радиостанция с амплитудной модуляцией и с диапазоном частот от 4 до 5,625 МГц, которая обеспечивала дальность телефонной связи на ходу до 15 км и на стоянках до 30 км. В телеграфном режиме дальность связи на стоянках была до 50км. Масса комплекта радиостанции - 60 кг, общий объем 60 куб. дм.

Для связи членов экипажа между собой использовалась система внутританковой телефонной связи с оптическим вызовом - ТПУ-3.

ОПЫТНЫЕ И ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕ ОБРАЗЦЫ НА БАЗЕ ТАНКА БТ-5
В середине 30-х годов на базе танка БТ-5 были разработаны различные экспериментальные образцы, такие как: танки повышенной проходимости и живучести на поле боя - БТ-ИС, химический танк - ХБТ-5, танки-мостоукладчики и танки с ракетным вооружением. Кроме того, в этот период на танке БТ-5 испытывались отдельные опытные узлы и агрегаты, такие как: шестицилиндровый дизельный двигатель - прототип двигателя В-3 мощностью 300 л.с., оборудование для подводного вождения и плава, а также различные приспособления, повышающие проходимость танка по грунтам с низкой несущей способностью.

Ракетные танки были разработаны по заданию начальника УММ РККА И.А. Халепского для решения проблемы борьбы с тяжелыми танками противника и преодолению сильно укрепленных полос обороны, узлов сопротивления и ДОТов. Был разработан вариант установки "танковых торпед" (ракет) на танк БТ-5, две торпеды по 250 кг., установленных по бортам башни на фермовых направляющих, с дальностью стрельбы 300-1800 м, с сохранением основного вооружения (45мм орудия), танк получил индекс РБТ-5 (1933 г.) Второй вариант (1935 г.) предусматривал установку на левой стороне башни двух направляющих под 132-мм реактивные снаряды. Третий вариант (1936 г.) предполагал использование ракетного вооружения в качестве основного. Ни один из "ракетных танков" дальше опытных образцов не пошел.

В 1934 году Всесоюзным электротехническим институтом был разработан проект вооружения БТ-5 центробежным пулеметом, со скорострельностью 4500-6000 выстр/мин, из-за сложности проекта данные работы после полугодовых мытарств были признаны нецелесообразными. С 1933 года проводились работы по оснащению танка БТ-5 мотором М-17 (лицензионный двигатель BMW), с переменным успехом они велись до принятия на вооружение БТ-7.

Параллельно с попытками установки в БТ-5 двигателя М-17, велись работы по установке в БТ-5 дизельного двигателя. В качестве эксперимента ставились двигатели БД-2 (1934 г.), В-2 (1936 г.). В серию дизельные БТ-5 не пошли. Кроме того, проводились работы по модернизации БТ-5 по образцу БТ-7 на ремонтном заводе №48.

Наиболее известный проект модернизации БТ-5 был предложен военным изобретателем-самоучкой Н.Ф, Цыгановым. Танк созданный по проекту Цыганова получил название БТ-5ИС. Основными отличиями от серийного танка у БТ-5ИС были: три пары ведущих опорных катков на колесном ходу, введение в конструкцию синхронизатора (что позволяло двигаться танку на гусеницах при включенном колесном ходе), возросший объем топливных баков (650 л). Всего было построено 10 машин, во второй половине 1936 г., на заводе №48. Шел разговор даже о принятии БТ-5ИС на вооружение, но дело застопорилось, частично из-за нежелания руководства ХПЗ ставить на производство машину с "чужой" модернизацией, частично из-за общей неразберихи с производством БТ-5. В 1938 году проводились испытания танка БТ-5ИС с наклонным расположением броневых листов, рациональные углы наклона брони привели к заметному росту пулестойкости корпуса. Масса танка возросла до 13,9 тонн. Надо сказать, что решение талантливого изобретателя Цыганова о рациональном наклоне броневых листов на БТ-5ИС, легло в основу не только следующего созданного на базе БТ-7 опытного танка (БТ-СВ), но и ТТТ на разработку по заданию УММ РККА нового легкого танка БТ-20, явившегося прообразом Т-34.

В 1933 году в СКБ завода "Компрессор" был разработан специальный химический танк ХБТ-5. Изготовлен ХБТ-5 был в 1936 году и предназначался для заражения местности ОВ, постановки дымовых завес и дегазации местности. На начало ВОВ в войсках находилось 13 ХБТ-5. Кроме того, было выпущено 3 огнеметных танка БТ-5 различных модификаций (ни один дальше опытного образца не продвинулся)

ЭКСПЛУАТАЦИЯ ТАНКА БТ-5
Первые серийно выпущенные легкие колесно-гусеничные танки БТ-5 в целях их изучения были отправлены в военные учебные заведения (ВАММ РККА, бронетанковые школы и курсы) и учебные батальоны механизированных бригад. К началу ВОВ во всех учебных заведениях имелось 324 танка БТ-5. Конечно, основная часть танков была отправлена в создаваемые в 30-егг. механизированные соединения и части.

Первым механизированным корпусом, на вооружение которого поступили танки БТ-5, был 5-й МК. К июню 1934 года в составе этого корпуса имелось 79 танков БТ-5 и 31 танк БТ-2. В начале 1933 года на базе 45-й Волынской стрелковой дивизии был сформирован 45-й МК, в котором к осени того же года насчитывалось 59 БТ-5. Порядка 70 машин было отправлено на формирование 7-го и 11-го МК.

Наряду с созданием механизированных корпусов в середине 1930-х годов были сформированы 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 15, 16, 17, 18, 21, 22,и 23-я ОМБр (отдельные механизированные бригады), которые предназначались для использования в качестве армейской танковой ударной группы. Ударное ядро ОМБр составляли три танковых батальона, вооруженные танками Т-26, и батальон танков-истребителей вооруженный танками БТ-2 или БТ-5. Все батальоны имели однотипную организацию: три танковых роты и батарею САУ. Всего же по штату ОМБр в своем составе должна была иметь 178 танков Т-26 и 32 танка БТ.

Танками БТ-5 также оснащались механизированные полки кавалерийских дивизий. Эти полки, в каждом из которых насчитывалось 60 танков БТ-2 или БТ-5, являлись основной ударной силой кавалерийских дивизий.

К концу 1938 года танки БТ-5 состояли на вооружении четырех танковых корпусов (10-, 15-, 20- и 25-го), двадцати четырех отдельных легкотанковых бригад и четырех отдельных тяжелых танковых бригад. Значительная часть танков БТ входила в состав 30-ти танковых полков кавалерийских дивизий.

Эксплуатация танков БТ-5 в войсках, особенно в первые месяцы после получения новых машин с завода, показала их более высокие, по сравнению с танком БТ-2, боевые свойства и самое главное - более высокую надежность. Так, во время проведения скоростного, безостановочного пробега танков БТ-5 по маршруту Харьков - Москва в период с 27 по 29 октября 1933 года все 5 боевых машин свои ходом на колесах дошли до столицы. За 57 часов было пройдено 795 км, что являлось своеобразным рекордом и триумфом молодого отечественного танкостроения. Время чистого движения составило 22 часа 53 мин. На отдельных участках дорог колонна танков развивала скорость до 90 км/ч. Средняя скорость движения без учета остановок составила 35 км/ч, а общая средняя скорость пробега - 13,9 км/ч. Из 11 остановок произведенных в пути, лишь 2 были вызваны поломками танков. В отчете от 31 октября, составленном по результатам пробега были отмечены следующие недостатки: "Повышенный износ резины (опорных катков), лопнул один диск ведущего колеса, скручена одна гитара, поломан кронштейн ленивца, поломано 8 рессор".


Источники:
"Наставления автобронетанковых войск РККА. Танк БТ-5", М. Отдел издательства НКО СССР - М.1935 г.
М. Павлов, И. Желтов, И. Павлов "Танки БТ", М. Экспринт 2001 г.
М. Барятинский "Советские танки в бою", М. Яуза 2006 г.

Легкий танк БТ-5. Часть 2 - боевое применение.

БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ ТАНКА БТ-5
Гражданская война в Испании (1936-1939 гг.)

Боевое крещение танки БТ-5 получили во время гражданской войны 1936-1939 гг. в Испании. Первоначально в Испанию поставлялись лишь танки Т-26, но 5 февраля 1937 года было решено отправить на помощь республиканцам и БТ-5. 1 августа 1937 года в испанский порт Картахена прибыл пароход "Кабо Сан-Аугустин" с 50-ю танками БТ-5 на борту. Их сопровождала группа советских добровольцев, состоявшая из 5 человек во главе с А.А. Ветровым, основная же часть советских танкистов-добровольцев ( в основном из 5-го МК) под командой полковника Кондратьева отправилась в Испанию на другом судне.

Все танки БТ-5 поступили на вооружение 1-го отдельного интернационального танкового полка (ОИТП). В составы танковых экипажей были включены испанцы, а также добровольцы из других стран. Командирами и механиками-водителями в основном были советские танкисты. В конце сентября 1937 г. полк получил приказ о передислокации на Арагонский фронт. Совершив за двое суток 630-километровый марш, полк к рассвету 13.10.1937 сосредоточился в 10 км юго-восточнее городка Фуэнтес-де-Эбро. В 13.00 того же дня полк совместно с 15-й интернациональной бригадой атаковал сильно укрепленный городок. В последний момент перед атакой полку был придан в качестве десанта 24-й испанский пехотный батальон из состава 15-й интербригады. Несогласованность действий пехоты и танкистов имела печальные последствия для наступавших. В первом же бою полк потерял 16 танков и 37 танкистов. Часть машин удалось эвакуировать с поля боя и восстановить.

Следующая страница в боевой деятельности танков БТ-5 в Испании - Теруэльская операция (декабрь 1937 - февраль 1938 гг). Решение Республиканского командования о применении танков БТ-5 в условиях горной местности, довольно глубокого снежного покрова (30-40 см) и низких температур было не очень обосновано. Танки БТ, стихией которых была маневренная война, оказались брошены в тяжелые уличные бои в городе-крепости Теруэль. В этих боях маневренные и скоростные качества БТ-5 сводились на нет. В Теруэльской операции 1-й ОИТП, действовал совместно с приданным батальоном бронеавтомобилей и двумя ротами Т-26 с испанскими экипажами. Всего к началу наступательной фазы операции в четырех танковых ротах и бронебатальоне насчитывалось 42 танка БТ-5 и Т-26 и около 30 бронеавтомобилей. За время боев за город-крепость Теруель полк потерял 15 танков. В ходе оборонительного этапа Теруельской операции основной формой боевых действий полка стали танковые засады и эпизодические контратаки.

Критическим моментом боев стал день 31 декабря 1937 г. Мятежники силами до 8 пехотных батальонов при поддержке танков и авиации подошли к западным окраинам Теруэля, 40-я пехотная дивизия республиканцев под давлением противника оставила свои позиции. Укрытые за развалинами домов танки БТ-5 встретили противника шквальным огнем с близкого расстояния, уничтожив при этом два итальянских танка, а затем, перейдя в контратаку, рассеяли пехоту мятежников. Весь день, до возвращения частей 40-й пехотной дивизии, танкисты были единственными, кто оборонял город. Во время очередного штурма 2.02.1937 танковая рота капитана П.Сиротина перешла в контратаку, отсекла наступающую пехоту мятежников от танков, и начала утюжить ее гусеницами и расстреливать из пулеметов. В этом бою БТ-5 подбили 3 итальянских "Ансальдо" противника и еще 3 уничтожили.

Последний решительный штурм Теруеля, франкисты предприняли 12 февраля 1938 г. В наступлении со стороны мятежников приняли участие 11 пехотных дивизий, при поддержке 40 танков. Утром 20 февраля на северо-западном участке обороны города у Мансуето, где натиск пехоты и танков противника был особенно силен, республиканские части начали отход. В критический момент боя танки БТ-5 лейтенанта А.Разгуляева открыли огонь из засады по противнику, сразу же были подбиты два Pz-I. Пять БТ на высокой скорости контратаковали наступавших, в результате было подбито еще три Pz-I, остальные танки франкистов отступили. БТ-5 атаковали пехоту, давя ее гусеницами и обстреливая из пулеметов. Атака мятежников захлебнулась. На подходе к позициям республиканцев после проведенной контратаки, один из танков БТ-5 был поврежден в результате близкого разрыва авиабомбы, экипаж погиб. Теруельские бои окончательно измотали полк, из ветеранов в строю осталась едва треть, из 42 танков, еле передвигались только 15. Не хватало запчастей, боеприпасов и ГСМ. Полк был выведен в тыл. На многих поврежденных машинах за неделю были заменены двигатели отработавшие свой ресурс, коробки передач, другие узлы и агрегаты. На части танков появились свежие броневые заплаты. Через 7 дней полк был снова боеготов.

Был получен приказ о выдвижении на Восточный фронт, с целью закрыть брешь, образовавшуюся на участке 24-й и 30-й ПД республиканцев от Фуэндетодас до Монтальбана, и остановить наступление противника. Полк немедленно приступил к выполнению полученной задачи. Передовой отряд полка в составе восьми БТ-5 во главе с командиром 1-й танковой роты капитаном П.Сиротиным, совершив 60-километровый марш по извилистой дороге, свернул на шоссе в горном ущелье западнее Монтальбана и натолкнулся на походную колонну пехоты противника, растянувшуюся на несколько сотен метров и совершавшую марш без боевого охранения. Танк Сиротина открыл огонь из пушки и пулемета по хвосту колонны, остальные танки врезались в центр и голову колонны, ведя огонь из пулеметов и давя пехоту.

В ходе мартовских боев 1938 г. на Восточном фронте, во время контратаки республиканцев в районе Ихара - Альбасете-дель-Арсобиспо танк БТ-5 лейтенанта А. Разгуляева, управляемый механиком-водителем М. Даниловым, оторвавшись от своих внезапно был окружен пятью танками Pz-I. Лейтенант Разгуляев первым же выстрелом подбил один из вражеских танков, вести по другим машинам прицельный огонь он уже не мог, так как ответным огнем был поврежден оптический прицел. Тогда экипаж БТ-5 пошел на таран, один из Pz-I был опрокинут и загорелся, остальные отступили.

К концу марта 1938 года, то есть к моменту отзыва советских танкистов-добровольцев в СССР, в 1-м ОИТП из 85 советских добровольцев в строю осталось 22 человека, а из 50 танков БТ-5 боеспособными оставалось всего 18 машин. После отбытия советских танкистов, экипажи были сформированы из испанцев, и 1-й ОИТП был преобразован в бронетанковую бригаду.

Советско-японские вооруженные конфликты (1938-1939 гг.)
Второй раз свои боевые качества БТ-5 показали летом 1938 г., когда командующий Дальневосточным фронтом Маршал Советского Союза В.К. Блюхер отдал приказ 39-му стрелковому корпусу разгромить вторгшиеся японские войска.

В боях у оз. Хасан в составе 39-го СК участвовала 2-я МБр, на вооружении которой стояло 94 танка БТ-5 и БТ-7. Причем 31 танк БТ был придан 32-й стрелковой дивизии (6 единиц) и 40-й стрелковой дивизии (25 единиц), а остальные 63 машины составляли резерв командира 39-го СК. В соответствии с полученными задачами командиры 32-й и 40-й стрелковых дивизий приняли решение использовать приданные им танки в качестве дивизионных групп непосредственной поддержки пехоты, поставив танковым батальонам задачу - поддержать атаку полков первого эшелона, действовавших на направлениях главных ударов дивизий.

Начало атаки было назначено на 14.00 6 августа. В ходе планирования и подготовки атаки были допущены большие просчеты и ошибки. Приказ на наступление был доведен до командиров танковых батальонов лишь в ночь с 5 на 6 августа, соответственно командиры, до этого не знали ни своих задач, ни какие именно полки их батальоны будут поддерживать. Командиры танковых батальонов не имели информации о противнике, им был известен передний край обороны и некоторые артиллерийские позиции японцев. О построении обороны противника, характере ее инженерного оборудования, системе огня его противотанковых средств они ничего не знали. Ввиду недостатка времени не были разведаны и обозначены назначенные для танков направления атаки, между тем это было совершенно необходимо, так как 4 и 5 августа шли сильные дожди, дороги размокли, а лощины и рисовые поля стали труднопроходимыми даже для гусеничной техники. Командиры стрелковых полков даже накануне атаки не поставили конкретных задач танковым батальонам на местности, не была также организована связь между пехотой и танками, так как командование стрелковых полков не имело необходимых радиостанций для связи с танками.

Из-за отсутствия координации действий между штабами ВВС и корпуса наступление наших войск началось не в 14.00, а в 17.00 6 августа.

В 13.15 началась артиллерийская подготовка. Под ее прикрытием, в 14.00 пехота заняла исходное положение для атаки. Только в 16.00 над полем боя появились самолеты. Одновременно с началом авиационной подготовки 3-й танковый батальон 2-й МБр, поддерживавший 95-й и 96-й стрелковые полки, получил сигнал к атаке. Выдвижение с исходных позиций к переднему краю обороны противника батальон, в составе которого имелось 6 танков БТ-5 и БТ-7, начал быстро, тремя колоннами, по числу переправ наведенных саперами через ручей юго-западнее Новоселки. Однако из-за вязкости грунта скорость БТ упала до 3 км/ч, при этом они подвергались сильному обстрелу артиллерией противника. Эффективность артиллерийской и авиационной подготовки оказалась низкой и артиллерия японцев не была подавлена.

Из 43 танков, участвовавших в атаке, переднего края обороны противника достигли всего 10. Остальные застряли на переправах или были подбиты огнем вражеской артиллерии. Потеряв большую часть танков , батальон не смог обеспечить дальнейшего продвижения нашей пехоты. Так что попытка 32-й СД овладеть высотой Безымянная 6 августа не удалась. С наступлением темноты, потеряв 10 танков только от огня артиллерии, 3-й танковый батальон 2-й МБр был отведен в район северо-восточных склонов высоты, расположенной между высотой Безымянная и озером Хасан.

На левом фланге 39-го СК действовала танковая рота разведывательного батальона 2-й МБр, которая в 16.50 6 августа 19 танками БТ-5 и БТ-7 атаковала противника. Рота, используя высокие маневренные качества танков БТ, начала атаку на большой скорости, но достигнув лощины между высотами Пулеметная Горка и Заозерная, была вынуждена снизить темп атаки, а потом и вовсе остановиться. Только двум БТ-5 удалось преодолеть заболоченную лощину и прорваться к высоте Заозерная. Остальные танки просто застряли в болоте.

В 16.55 был дан сигнал к атаке 2-му танковому батальону 2-й МБр. Батальон начал наступление в трехэшелонном составе. Достигнув переднего края обороны противника , батальон начал быстро продвигаться вперед, уничтожая пехоту противника и средства ПТО. Однако из-за большой заболоченности местности темп атаки резко снизился. К 17.20 половина танков участвовавших в атаке застряла на подступах к высоте Пулеметная Горка. Многие из них были подбиты противотанковыми орудиями, установленными на высоте. Одними из первых были подбиты танки БТ командира, комиссара и начальника штаба батальона, а также танки двух командиров рот, так как они имели поручневые антенны и резко выделялись из общей массы танков. Управление батальоном нарушилось, уцелевшие танки остановились и стали вести огонь с места по высоте Пулеметная Горка. Командир батальона капитан Меньшов часть уцелевших танков направил на эту высоту с заданием уничтожить огневые точки, мешавшие продвижению 120-го стрелкового полка. 12 танков вместе с пехотой 118-го и 119-го полков атаковали высоту Заозерная. Танки атаковавшие высоту Пулеметная Горка не смогли преодолеть ее крутые скалистые склоны. Атака высоты Заозерная была более успешной - 7 танков достигли ее юго-восточных склонов и к 22.00 6 августа совместно с пехотой 118-го и 119-го полков захватили высоту Заозерная.

Разбитые советскими войсками японцы 11 августа запросили перемирия. В этот же день в 12.00 по местному времени боевые действия были прекращены. Наша территория была полностью очищена и граница восстановлена. За время боев у оз. Хасан японские войска потеряли 650 солдат и офицеров убитыми, до 2500 ранеными. Наши войска захватили большие трофеи. В этой победе огромную роль сыграли танки. По результатам боев у озера Хасан шесть танкистов были удостоены звания Героя Советского Союза.

В боевых действиях против японских войск в районе р. Халхин-Гол в составе 57-го особого стрелкового корпуса, впоследствии преобразованного в 1-ю армейскую группу, приняли участие две ОЛТБр - 6-я (командир - полковник М.И. Павелкин) и 11-я (командир - полковник М.П. Яковлев). Обе бригады имели на вооружении танки БТ-5 и БТ-7 и к началу конфликта находились на значительном удалении от района боевых действий - около 800 км.

Первой в район боевых действий 28 мая 1939 года прибыла 11-я ОЛТБр. Совершив по безводной монгольской степи невиданный по протяженности и напряжению марш, бригада к 31 мая сосредоточилась в районе 20 км южнее Тамсаг-Булак. Аналогичный по напряженности и протяженности марш совершила в июне-июле и 6-я ОЛТБр. (Про боевые действия 11 ОЛТБр у горы Баин-Цаган см. статью: "ХАЛХИН-ГОЛ: цена победы. Контратака 11-й легкотанковой бригады")

В августовской операции 11-я ОЛТБр использовалась для непосредственной поддержки пехоты. Ее танковые батальоны были приданы стрелковым частям поротно. Взаимодействуя с пехотой танки несли гораздо меньшие потери, так как пехотинцы огнем из стрелкового оружия уничтожали расчеты ПТО, "бутылочников" и "гранатометчиков". С 20 по 31 августа ежедневно, иногда по нескольку раз в день танковые батальоны участвовали в атаках. В среднем за эту операцию каждый танк БТ побывал в атаке от 6 до 10 раз, причем из имевшихся в бригаде 185 танков, было сожжено 22 и подбито 102. Из числа последних, в период наступления было отремонтировано 37, остальные - после окончания операции.

В августовских боях в 11-я ОЛТБр танки БТ получили следующие повреждения: пробоины в башнях - 57, в бортах корпуса - 77, в лобовой части корпуса - 35, в ходовой части - 64. Причем основная часть пробоин была от 37-мм снарядов противотанковой артиллерии и танков японцев. Всего же за время боев с японцами на р. Халхин-Гол 11-я ОЛТБр безвозвратно потеряла 84 танка БТ-5. 12 танкам БТ-5 был произведен капитальный ремонт, а 14 - средний ремонт. Текущий ремонт был проведен на 82 боевых машинах.

В ходе боев в районе р. Халхин-Гол все подбитые и аварийные танки эвакуировались с поля боя линейными танками, а полностью сгоревшие закапывались в землю. Ремонт танков осуществлялся на сборных пунктах аварийных машин, в основном агрегатным способом.

После разгрома 6-й японской армии на монгольской территории к границе республики стали подтягиваться части 2-й японской ПД. Уже в первых числах сентября последовали новые провокации японских войск. Утром 4 сентября два батальона противника попытались захватить высоту Эрис-Уллай-Обо. Против японской пехоты были брошены два эскадрона 8-й кавалерийской дивизии, действия которых поддержали 6 танков БТ-5 из 8-го танкового полка. В ходе скоротечного боя, благодаря согласованным действиям кавалеристов и танкистов, было уничтожено свыше 350 японских солдат и офицеров. Противник поспешно отошел за линию границы.

В ходе боевых действий танки БТ-5 и в большей степени БТ-7, по сравнению с другими танками того времени, показали себя с самой лучшей стороны, хотя уже тогда стала сказываться их недостаточная огневая мощь и особенно слабость броневой защиты.

17 сентября 1939 года, то есть уже на следующий день после прекращения боевых действий на Дальнем Востоке, танки БТ приняли участие в "освободительном" походе РККА в Западные Белоруссию и Украину.

На Белорусском фронте танки БТ-5 применялись весьма ограниченно, так как основу танковых бригад (6-, 22-, 25-, 29- и 32-й) составляли более современные БТ-7. Порядка 150 БТ-5, входивших в состав шести танковых полков кавалерийских дивизий оставались в местах постоянной дислокации и в походе участия не принимали.

На Украинском фронте танки БТ-5 применялись более широко. Дело в том, что кроме четырех ТБр (10-, 24-, 36- и 38-й), составлявших армейские подвижные группы, во фронте была создана конно-механизированная группа в составе 25-го танкового корпуса, 23-й и 26-й танковых бригад и кавалерийских соединений (4-й КК, а также 3-я, 5-я и 16-я КД). Таким образом, в операции было задействовано порядка 120 БТ-5. Только в составе 25-го ТК находилось 58 машин этого типа. 31 БТ-5 составлял костяк 39-го ТП 16-й КД. Чуть меньше - 29 танков БТ-5 - имелось в строю 32-го танкового полка (ТП) 5-й кавалерийской дивизии (КД).

Высокие динамические качества танков семейства БТ позволяли совершать стремительные маневры практически без потерь. За все время операции из 1026 задействованных на обоих фронтах танков БТ (БТ-2, БТ-5 и БТ-7) боевые потери составили всего 17 машин всех трех типов.

Советско-финляндская война (1939-1940 гг.)
Во время советско-финляндской (зимней) войны 1939-1940 гг., количество танков БТ-5 в частях сильно колебалось. Наибольшее число машин БТ-5 (196) находилось в 34-й ЛТБр. Эта легкотанковая бригада была сформирована, в середине сентября 1939г. на базе 4-го запасного полка МВО в г. Наро-Фоминск.

В начале декабря 1939г. бригада была переброшена в район Петрозаводска, а ее 86-й танковый батальон переподчинили командующему 14-й армией, которая действовала за Полярным кругом.

13 декабря 1939г. бригада была придана 18 стрелковой дивизии (СД) и получила задачу ударом на Сортавалу выйти в тыл финским войскам на Карельском перешейке. В строю бригады на момент наступления имелось: 28 танков БТ-7, 143 танка БТ-5, 3 огнеметных танка ОТ-26, 25 бронеавтомобилей БА-20, 13 тракторов, 41 ремонтная мастерская типа "А" и 7 мастерских типа "Б", 73 топливозаправщика и 317 автомобилей. Уже к исходу 13 декабря танкистам 76-го танкового батальона совместно с пехотой 179-го мотострелкового батальона удалось отбросить финнов на северную окраину Сюскуярви. Однако в течении следующих двух дней сильно укрепленный опорный пункт нашим войскам взять так и не удалось. Во второй половине декабря 1939 г. постоянно контратакуемая финнами 18 СД вынуждена была перейти к обороне. В канун нового 1940 года, лыжные батальоны финнов перерезали дорогу Уома - Кяснясоляя и прервали связь 34-й ЛТБр с тылом и 82-м танковым батальоном. В создавшейся неблагоприятной обстановке была организована круговая оборона штаба бригады, находившегося в Южном Лемети. Связь с частями бригады поддерживалась лишь по радио. Попытка двух рот 179 мотострелкового батальона, сопровождавших колонну из 168 машин, с топливом, боеприпасами и продуктами, пробиться в Южное Лемети провалилась. 4 января 1940 года финнам удалось перерезать еще одну дорогу, ведущую в Северное Лемети, 34-я ЛТБр оказалась расчлененной на три части. Всю следующую неделю финны непрерывно атаковали, в результате к началу февраля положение наших частей стало критическим. Так, на 4 февраля в строю 76-го танкового батальона осталось всего 19 человек, которые смогли пробиться в Южное Лемети к штабу бригады.

В полном окружении, без поддержки извне, личный состав бригады в течении месяца отражал беспрерывные атаки противника. Только поздним вечером 28 февраля 1940 года, бросив все тяжелое вооружение, остатки 34-й ЛТБр начали прорыв из окружения, двигаясь тремя группами.

Неправильное использование 34-й ЛТБр для самостоятельных действий в тылу противника в особых условиях данного ТВД, необоснованная раздробленность и значительная разбросанность на большой территории, отсутствие сведений о противнике, неуверенное и пассивное командование частями бригады и наконец отсутствие реальной помощи окруженным частям - все это способствовало разгрому бригады. 34-я ЛТБр понесла большие потери. Из 3787 человек, находившихся в строю к началу боевых действий, убито 902, ранено 414, обморожено и заболело 94, пропало без вести 291 человек. Еще хуже дело обстояло с материальной частью - на ходу осталось всего 37 танков.

Еще одной бригадой на вооружении которой было изрядное количество танков БТ-5 была 1-я ЛТБр (командир - комбриг Иванов). К моменту начала Зимней войны бригада была полностью укомплектована личным составом и техникой. Бригада была кадровой и отличалась хорошей подготовкой личного состава, особенно механиков-водителей. Интересен и состав бригады, на 30 ноября имелось: 83 танка БТ-5, 82 танка БТ-2, 6 танков БТ-7А и 7 танков Т-26, бронеавтомобилей БА-10 - 18, БА-20 - 5. Но материальная часть была сильно потрепана, в сентябре-октябре бригада совершала марши к границам Литвы и Латвии, а потом и Финляндии, пройдя в общей сложности более 800 км.

В первые дни боев, действуя в составе 10-го танкового корпуса, бригада овладела населенными пунктами Суникола, Раута, мызой Пяти-Ярви. Затем, в течении января 1940 г. занималась боевой подготовкой и ремонтом матчасти. В это же время для восполнения материальной части получено: 112 - БТ-7, 22 - БТ-5, 16 - БТ-2, 5 - ОТ-133, 1 - Т-26, 6 - БА-10. В начале февраля 1-ю ЛТБр придали 10-му стрелковому корпусу, и к 5 февраля она сосредоточилась в районе Мелола, получив задачу овладеть высотами "Груша" и 38,2.

Выполнение задачи возлагалось на две танковые роты: первая (10 БТ и 3 БХМ) атаковала высоту "Груша", а вторая (11 БТ и 2 БХМ) - высоту 38,2.

9 февраля в 12.30 артиллерия перенесла огонь в глубину обороны противника и танки выступили с исходных позиций по заданному направлению атаки. К 14.00 атакой с левого фланга высота "Груша" была взята, пехота закрепилась на ее склонах. Ближайшая задача 1-й роты была выполнена. 2-я рота, выйдя за надолбы, потеряла 4 танка от огня противотанковых орудий и прекратила движение, так как ПТО не были подавлены, а пехота не шла в атаку. Поэтому 1-ю роту двинули вперед, чтобы выйти в тыл противнику на высоте 38,2. Одновременно в бой ввели бронероту, которая поддерживала танки огнем с места. К 15.30 1-я рота, потеряв 5 танков, прекратила атаку и вела огонь с места, а вторая рота, потеряв еще 4 машины, стала отходить. Стало понятно, что огневые точки финнов на высоте 38,2 не подавлены, а местность на подступах к высоте имеет сплошные завалы, эскарпы, траншеи и огромное количество воронок от авиабомб и снарядов крупного калибра,, что делало продвижение легких танков невозможным. 14-15 февраля штурм высоты был проведен пехотными частями, при поддержке танков ведущих огонь с места. До этого 1-я ЛТБр занималась эвакуацией подбитых танков и поддерживала пехоту, занявшую высоту "Груша"

Следующий эпизод боев хорошо иллюстрирует отчет о боевых действиях 1-й ЛТБр:

"С утра 12 марта 1-я ЛТБр была придана 91-й СД (стрелковой дивизии) с задачей овладеть Костела и Авунен. Весь день части бригады мужественно сражались за выполнение боевого приказа и, жертвуя собой, стремились проложить путь не продвигавшейся вперед пехоте. 1-й ТБ (танковый батальон), преодолевая надолбы и минные поля, будучи скованным узкой дорогой, забитой подорванными на минах танками, к 16.00 достиг развилки дорог севернее Тяммисуо, встретил минное поле, на котором подорвались головные танки. Карьер справа от дороги глубиной до 6 метров и завалы слева не дали возможности обойти минное поле, и батальон под сильным огнем противника, не поддержанный находившейся сзади пехотой, приступил к разминированию участка.

4-й ТБ с ротой 19-го ТБ и группой артиллерийских танков атаковал по бездорожью в направлении ст. Тяммисуо и к 20.30 с боем ворвался 10-ю танками в Тяммисуо. 8 из них подорвались на минах, а два были подбиты ПТО (один сгорел) в узком дефиле, преградив путь батальону. Батальон приостановил движение и приступил к разведке путей обхода, имея задачей овладеть Костеле.

За все время боев наиболее слабым местом 1-й ЛТБр было полное отсутствие эвакуационных средств. Только в конце февраля 1940 г. было получено: 1 - трактор "Коминтерн", 1 - "Ворошиловец" и 2- ЧТЗ. Потери в людях с 30.11.39 по 13.03.40 гг. составили: 177 убитых, 519 раненых, 67 без вести пропавших".

За весь период боевых действий 1-я ЛТБр безвозвратно потеряла всего 2 танка. Еще 40 танков получили боевые повреждения: от огня артиллерии - 18, подорвались на минах - 19, утонули - 3. Больше всего танков БТ-5 в 1-й ЛТБр вышло из строя по техническим причинам. 74 машины, в основном по причине чрезмерного износа узлов и агрегатов силовой установки, силовой передачи и ходовой части. 32 танка БТ-5 были восстановлены силами ремонтных подразделений бригады во время боевых действий, а 92 были отправлены для ремонта на завод.

Великая Отечественная война (1941-1945 гг.)
К началу ВОВ в РККА имелось 1270 линейных и 402 радийных танка БТ-5. Причем 119 линейных и 49 радийных танка требовали проведения среднего ремонта, а 302 и 58, соответственно, - капитального в заводских условиях. В 4-х западных округах насчитывалось 632 боеспособных танка БТ-5. Максимальное количество БТ-5 находилось в составе трех механизированных корпусов (8-, 9- и 22-й) и 5-го кавалерийского корпуса КОВО, всего 286 единиц. Минимальное же их количество (14 единиц) находилось в составе 18-го МК ОдВО. Остальные 34 боеспособных БТ-5, этого округа, входили в состав 2-го кавалерийского корпуса. 187 боеспособных танков этого типа входили в состав 1-го МК ЛВО. Еще 129 БТ-5 находилось в двух мехкорпусах (6-й и 11-й) и в 6-м кавалерийском корпусе ЗапВО.

Надо отметить, что дислокация механизированных корпусов была крайне невыгодна для советских войск. Мехкорпуса были равномерно разбросаны вдоль всей западной границы СССР, дивизии корпусов находились друг от друга на расстоянии 50-100 км, а иногда и более. Что привело, с началом боевых действий, к значительным перегруппировкам и невозможностью нанесения концентрированных ударов по войскам вторжения. Плюс ко всему положение усугублялось высокой степенью некомплектности механизированных корпусов.

Вот некоторые выписки из доклада в ГАБТУ от 4-го августа 1941 года командира 7-й танковой дивизии ( в составе дивизии находились 37 танков БТ-5) 6-го МК генерал-майора танковых войск С.В. Борзилова:

"1. На 22 июня 1941г. дивизия была укомплектована в личном составе: рядовыми на 98%, младшим начсоставом на 60%, и командным составом на 80%. Материальной частью: тяжелые танки - 51, средние танки -150, БТ-5-7 - 125, Т-26 - 42 единицы.

3. На 22 июня 1941 г. части дивизии продолжали выполнять план боевой подготовки и дислоцировались: 7 озад - на сборах Крупки (за Минском). Станковые и ручные пулеметы 7-го МСП на сборах в районе Кнышен, 2-й батальон 13-го полка на стрельбище Зеленое. Остальные части дивизии находились в основном районе дислокации м. Хорош, Новоселки и Жолтки, готовились к учению на 23 июня 1941г., которое должно было проводиться штабом армии. О предполагаемом нападении германской армии мне не было известно, хотя части дивизии к бою были готовы.

5. 22 июня в 2.00 был получен пароль через делегата связи о боевой тревоге со вскрытием "красного пакета". Через 10 минут частям дивизии была объявлена боевая тревога и в 4.30 части дивизии сосредоточились на сборном пункте по боевой тревоге

7. В 22.00 22 июня дивизия получила приказ о переходе в новый район сосредоточения - ст. Валпа (вост. Белостока) и последующую задачу: уничтожить танковую дивизию, прорвавшуюся в районе Белостока. Дивизия, выполняя приказ, столкнулась с созданными на всех дорогах пробками из-за беспорядочного отступления тылов армии из Белостока. Дивизия, находясь на марше и в районе сосредоточения с 4 до 9 часов и с 11 до 14 часов 23 июня, все время находилась под ударами авиации противника. За период марша и нахождения в районе сосредоточения до 14.00 23 июня дивизия имела потери: подбито танков - 63, разбиты все тылы полков, в особенности пострадал тыл 13-го полка.

8. Танковой дивизии противника не оказалось в районе Бельска, благодаря чему дивизия не была использована. 24-25 июня дивизия, выполняя приказ командира корпуса и маршала т. Кулика, наносила удар 14 ТП Старое Дубно и далее Гродно, 13 ТП Кузница и далее Гродно с запада, где было уничтожено до двух батальонов пехоты и до двух артиллерийских батарей противника. После выполнения задачи части дивизии сосредоточились в районе Кузница и Старое Дубно, при этом части дивизии потеряли 18 танков сгоревшими и завязшими в болотах. 25-26 июня до 21.00 дивизия вела оборонительный бой во взаимодействии с 29 МСД и 36 КД, наносила удары перед фронтом 128 МСП 29 МСД и 36 КД.

9. В частях дивизии ГСМ были на исходе, заправку производить не было никакой возможности из-за отсутствия тары и головных складов, правда, удалось заполучить одну заправку из сгоревших складов Кузница и м. Кринки (вообще ГСМ добывали как кто сумел). К исходу дня 25 июня был получен приказ командира корпуса на отход за реку Свислочь, но выполняли его только по особому сигналу. К исходу 26 июня противник, используя резерв, перешел в наступление. В 21.00 части 36 КД и 128 МСП 29 МСД начали беспорядочно отходить. Мною были приняты меры для восстановления положения, но это успеха не имело. Я отдал приказ прикрывать отходящие части 36 КД и 29 МСД в районе м. Кринки, сделал вторую попытку задержать отходящие части, где удалось задержать 128 МСП, и в ночь на 27 июня переправился через р. Свислочь восточнее м. Кринки , в это время нарушилась связь со штабом корпуса. Связь удалось восстановить к исходу 27 июня на переправах у Волковыска. Части дивизии все время от Кузницы, Сокулки и до Слонима вели арьергардные бои с преследующими частями противника. 29 июня в 11.00 с остатками матчасти (3 машины) и отрядом пехоты и конницы подошел в леса восточнее Слонима, где вел бой 29 и 30 июня. 30 июня в 22.00 двинулся с отрядом в леса и далее в Пинские болота по маршруту Булька, Величковичи, Постолы, ст. Старушка, Гомель, Вязьма.

10. Материальная часть вся оставлена на территории, занятой противником, от Белостока до Слонима. Оставляемая матчасть приводилась в негодность. Материальная часть оставлена по причине отсутствия ГСМ и ремфонда. Экипажи присоединялись к отступающей пехоте".

Надо подчеркнуть, что 7-я танковая дивизия не являлась каким-то исключением. Все советские танковые и механизированные части воевали в похожих условиях.

На Юго-Западном фронте из соединений, участвовавших в контрударе по флангам 1-й танковой группы противника в районе Дубно, наиболее успешно действовал 8-й МК, в составе которого насчитывалось 109 танков БТ-5. 12-я, 34-я ТД и 7-я МД этого корпуса, несмотря на тяжелые условия и сложность обстановки, смело и решительно вступали в бой с превосходящими силами противника и добивались при этом значительных успехов. 34-я ТД в течении двух дней (27-28 июня) продвинулась на 35 км, разгромила мотопехотный полк противника, подбила и уничтожила 50 танков, 20 бронемашин, захватила много автомашин и орудий. Глубокое вклинение 8-го МК в тылы 1-й танковой группы заставило противника временно прекратить наступление. Таким образом, соединения 8-го МК доказали возможность наносить чувствительные удары во фланг и тыл немецких войск. Несмотря на то, что разрозненные и нескоординированные удары механизированных корпусов не приводили к разгрому ударных группировок противника, они сыграли огромную роль в приграничном сражении. Противник понес большие потери в живой силе и технике и вынужден был замедлить темпы наступления.

В течении первых трех месяцев боев, большинство танков БТ-5 было безвозвратно потеряно. Точное количество танков БТ-5, остававшихся в войсках по периодам отследить очень сложно, так как с началом войны учет по танкам БТ-2, БТ-5 и БТ-7 был сведен в одну графу - танки "БТ".

Все же достоверно известно, что в составе 18-й ТБр 5-й армии находилось 25 танков БТ-5 (данные на 9.10.1941 г.), в составе 21-й ТБр 16-й армии - 8 танков БТ-5 (на 10.10.1941 г.), в составе 150-й ТБр 3-й армии - 3 танка БТ-5 (на 26.02.1942 г.), в 10-й ТБр 38-й армии - 11 танков БТ-5 (на 8.03.1943 г.). Достаточно долго воевали БТ-5 на Ленинградском фронте, так в составе 3-го ОТБ 42-й армии имелось 2 танка БТ-5 (на 1.07.1942 г.), в составе 86-го ОТБ 55-й армии - 6 танков БТ-5 (на 1.09.1942 г.) По состоянию на 1.07.1943 года в составе Ленинградского фронта еще насчитывалось 28 боеспособных танков БТ-5. Еще один танк находился в составе Волховского фронта.

К концу ВОВ 23 танка БТ-5 имелось в различных учебных заведениях. 156 танков БТ-5 находились на Дальнем Востоке, где они участвовали в разгроме Квантунской армии. 49 танков БТ-5 в составе Забайкальского фронта в августе 1945 г. последний раз продемонстрировали свои быстроходные качества в степях Монголии. 30% этих машин вышли из строя по техническим причинам - сказался большой срок эксплуатации, по боевым причинам потерь не было.

В настоящее время сохранилось три экземпляра танков БТ-5. Первый, неоднократно ремонтированный, линейный танк находится в павильоне легких танков в Музее бронетанкового вооружения и техники в подмосковной Кубинке. Второй (радиофицированный) установлен на вершине горы Баин-Цаган в Монголии в качестве памятника. Третий экземпляр,вытащ енный из Невы и отреставрирован ный, установлен у панорамы "Прорыв Блокады" в г.Кировск.

Источники:
"Наставления автобронетанковых войск РККА. Танк БТ-5", М. Отдел издательства НКО СССР - М.1935 г.
М. Павлов, И. Желтов, И. Павлов "Танки БТ", М. Экспринт 2001 г.
М. Барятинский "Советские танки в бою", М. Яуза 2006 г.