mihalchuk_1974 (mihalchuk_1974) wrote,
mihalchuk_1974
mihalchuk_1974

Category:

Об участии 8-го МК в контрударе Ю-З фронта (июнь 1941 г.) Часть 1.

Командир 8-го механизированного корпуса Д.И. Рябышев


В начальный период Великой Отечественной войны произошло крупное приграничное сражение, привлекающее пристальное внимание военных специалистов, а также широкие читательские круги как в нашей стране, так и за ее пределами. Немало его участников оставили свои воспоминания. Мне, как участнику этого события, хотелось бы дополнить и уточнить некоторые моменты боевых действий в приграничном сражении 8-го механизированного корпуса, в состав которого входили 7-я моторизованная, 12-я и 34-я танковые дивизии.
Мне довелось руководить формированием этого корпуса в июне 1940 года и командовать им до расформирования (июль 1941 года). Накануне войны он дислоцировался на территории, называвшейся тогда Дрогобычской областью, и оперативно подчинялся 26-й армии.
К началу войны соединения корпуса еще только создавались и перевооружались. Личным составом он был укомплектован почти полностью, имел 932 танка (по штату полагалось 1031). Однако современных тяжелых и средних танков и Т-34 было только 169 (точнее 100 Т-34, 69 КВ-1 и 2 КВ-2). Остальные 763 машины были устаревших конструкций ("Химических танков" 50, СУ-5 - 2, БТ-2 - 14, БТ-5/7 - 236, Т-35 - 48, Т-26 - 344), межремонтный пробег их ходовой части не превышал 500 км, на большинстве из них истекали моторесурсы. 197 танков из-за технических неисправностей подлежали заводскому ремонту. Артиллерии в корпусе было также недостаточно. Из 141 орудия 53 имели калибр 37 и 45 мм. Средства противовоздушной обороны составляли четыре 37-мм зенитных орудия и 24 зенитных пулемета. Вся артиллерия транспортировалась тихоходными изношенными тракторами.
20 июня 1941 года по распоряжению штаба Киевского Особого военного округа все танки, в том числе находившиеся на консервации, были полностью заправлены горючим и получили боекомплект, а 22-го перед рассветом корпус был поднят по тревоге и к исходу дня организованно выведена район в 10 км западнее Самбора. Лишь один мотострелковый полк 7-й моторизованной дивизии, своевременно не получивший приказ, попал под бомбовые удары авиации врага и потерял 190 человек, из них 120 ранеными.
22 июня в 20 ч 40 мин командующий войсками Юго-Западного фронта генерал-полковник М.П.Кирпонос поставил корпусу задачу выйти в район Куровице, Винники и поступить в подчинение 6-й армии. К 12 часам часть танков сосредоточилась в указанном районе. Однако на подходе главных сил корпуса к району сосредоточения командующий 6-й армией генерал-лейтенант Н.И.Музыченко поставил новую задачу: соединениям и частям корпуса сосредоточиться в лесу юго-восточнее Яворова, а с утра 24 июня во взаимодействии с 6-м стрелковым корпусом перейти в наступление и отбросить врага за государственную границу.
Для выполнения поставленной задачи мне пришлось немедленно выехать навстречу 12-й танковой и 7-й моторизованной дивизиям. Повернуть их на новое направление стоило больших усилий. Навстречу 34-й танковой дивизии убыли заместитель командира корпуса по политической части бригадный комиссар Н.К.Попель и батальонный комиссар М.А.Оксен. Передвижение корпуса с этого времени совершалось по лесным и проселочным дорогам и под постоянным воздействием авиации противника.
И вот в 22 часа снова приказ, на этот раз от командующего фронтом; к исходу 24 июня 8-му мехкорпусу сосредоточиться в районе Броды, а утром 25 июня нанести удар по танковой группировке противника, наступавшей севернее Дубно. Я немедленно отдал приказ командирам передовых отрядов 12-й и 34-й танковых дивизий подполковникам П.И.Волкову и Н.Д.Болховитину повернуть в направлении Львова, заправиться там горючим и по достижении Бродов занять оборону по его окраинам, установить связь с нашими войсками и вести разведку противника.
Уже в 24 часа главные силы корпуса начали движение в новый район. Марш совершался в условиях постоянного воздействия авиации противника, Дороги были забиты войсками и местным населением, эвакуирующимся в глубь страны, в результате чего создавались "пробки" и снижалась скорость движения. Службу регулирования и техническое обеспечение из-за быстро меняющейся обстановки организовать практически не представлялось возможным.
о второй половине дня 25 июня соединения и части корпуса сосредоточились в районе северо-западнее Бродов. Во время марша протяженностью почти 500 км корпус от ударов авиации противника и по техническим причинам потерял до половины танков устаревших конструкций и большое количество артиллерии. Оставшиеся в строю танки требовали ремонта и имели небольшой запас моторесурсов. Таким образом, еще до вступления в бой мехкорпус оказался значительно ослабленным.
К этому времени 1-я танковая группа противника прорвалась к Луцку и Дубно и угрожала развитием наступления в направлении Киева. Обстановка в полосе 5-й армии и на ее стыке с 6-й резко обострились. Командующий фронтом решил для ликвидации прорыва осуществить фронтовой контрудар мощной группировкой войск в составе шести механизированных корпусов.
Однако о масштабе контрудара командование корпуса не было поставлено в известность. В последнем боевом приказе речь шла лишь о задаче корпуса. 15-я армия, в полосе которой должен был наноситься контрудар, после ожесточенных боев в приграничной зоне отходила за реки Иква и Стырь, сдерживая противника на отдельных участках, Готовящийся контрудар мог существенно облегчить ее положение. В городе Броды наших войск не оказалось, не было там и противника. Не имелось пока информации о соседях справа, слева и о том, кто будет взаимодействовать с нами. Высланные еще на марше разведывательные группы дивизий к 24 часам 5 июня донесли, что в полосе предполагаемого наступления корпуса противник, прикрывая свою гласную танковую группировку, занял оборону по реке Иква фронтом на восток и по реке Сытенька фронтом на юго-восток, против которого также оборонялась наша 212-я моторизованная дивизия 15-го механизированного корпуса. Вскоре я связался с командиром этой дивизии генерал-майором технических войск С. В, Барановым. Он сообщил, что 15-й мехкорпус вел бои с авиадесантами противника в районе Радзехова с первых дней войны и, ликвидировав их, сражался с сильной танковой группировкой. Под ее ударами корпус перешел к обороне в полосе до 10 км. Сориентировавшись в обстановке, я начал подготовку к бою, хотя точными данными о силах врага не располагал.
Противник не имел подготовленных оборонительных сооружений, поэтому было решено артиллерийскую подготовку не проводить. Я отдал приказ с рассветом 26-го июня атаковать врага, прорвать его оборону и к исходу дня выйти на рубеж реки Пляшевка, Берестечко, Миколаев. Боевой порядок строился в один эшелон. Начальник артиллерии корпуса получил указания поддерживать наступающие части артогнем.
Местность в районе действий представляла сильно пересеченную равнину: лесные массивы, большое количество оврагов и небольших рек, протекающих в 5—10 км одна от другой. Речка Слоновка, например, имела ширину до 30 м, глубину 1,5—2 м, а ее заболоченная пойма достигала 2 км.
Утром началось наступление. Но развивалось оно не так, как хотелось. 12-я танковая дивизия не смогла с ходу прорвать оборону врага. Его огневое противодействие оказалось слишком плотным. Особенно ощутимыми были удары авиации, появившейся внезапно. Группы по 50—60 самолетов бомбили боевые порядки почти беспрепятственно. Готовясь к наступлению, мы недостаточно уделили внимания вопросам маскировки, противовоздушной обороне, изучению и разведке местности, в результате чего авиация противника легко обнаружила КП корпуса, нанесла бомбовый удар и вывела из строя несколько штабных офицеров, солдат-радистов и главную радиостанцию. Слабое знание местности привело к тому, что в заболоченной пойме реки Слоновка вязли танки.
Однако мотострелки 12-й танковой дивизии генерал-майора танковых войск Т.А.Мишанина при поддержке артиллерии все же преодолели заболоченную местность, форсировали реку Слоновку, захватили разрушенный мост и плацдарм на противоположном берегу. Саперы к 11 часам мост восстановили. По нему прошли тяжелые танки и продолжали наступление. К 16 часам в ожесточенном бою было захвачено селение Лешнев, превращенное врагом в сильный противотанковый узел. Танковая рота старшего лейтенанта И.С.Жердева, обойдя Лешнев, перерезала дорогу и уничтожила отступавший мотоциклетный батальон врага вместе с его артиллерией и обозом. Соединения и части 48-го мехкорпуса противника, неся большие потери, под натиском частей 12-й и 34-й танковых дивизий отошли на правый берег реки Пляшевка и перешли к обороне. 34-я танковая дивизия в ходе наступления нанесла противнику серьезные потери и к исходу 26 июня вышла на рубеж Хотин, Остров. При встрече со мной командир дивизии полковник И.В.Васильев доложил, что его части уничтожили три мотоциклетных батальона, 10 танков, 12 орудий, захватили в плен более 200 солдат и офицеров из 48-го механизированного корпуса танковой группы генерала Клейста. Его доклад не вызывал сомнений, так как по пути в дивизию я уже видел многочисленные этому доказательства.
Tags: 1941, 1945, Литература, Приграничное сражение июнь 1941, танки
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments