mihalchuk_1974 (mihalchuk_1974) wrote,
mihalchuk_1974
mihalchuk_1974

Categories:

ИС-7 ("Объект 260"). Стальной шедевр эпохи Сталина.

За написание поста по этой машине браться честно говоря не хотелось. Не писал о ней только ленивый. Но вспомнив толпы поклонников неназываемой игры (они мне почему-то леммингов напоминают) в кубинском музее БТиВ решил все же и свои "5 копеек" кидануть :-).




Весной 1944 г. после снятия блокады Ленинграда на ещё полуразрушенном Кировском заводе было решено наладить производство самоходных артиллерийских установок ИСУ-152. Здесь же был организован филиал КБ Опытного завода №100, куда стали постепенно возвращаться из эвакуации ленинградские конструкторы.
Уже в конце 1944 г. в этом КБ приступили к эскизной проработке нового тяжелого танка. Предполагалось, что эта машина воплотит в себе весь опыт, накопленный при конструировании, эксплуатации и боевом применении тяжелых танков в годы войны. Поскольку наркомат танковой промышленности выбрал к этому моменту все отпущенные финансовые средства на год (танки Т-44, Т-54 и их вариации, ИС-3, ИС-4, ИС-6), то В. Малышев отказался принимать новый проект в план работ на 1945 г., и директор и главный конструктор завода Ж. Котин обратился с письмом за помощью к Л. П. Берия. Последний оказал содействие именно финансового порядка, и весной 1945 г. начались проектные работы над несколькими вариантами танка – "объект 257", "объект 258" и "Объект 259". Они различались типом силовой установки (один либо два двигателя) и трансмиссией (электро-механическая или механическая).
Подведение итогов эскизного проектирования состоялось в апреле-мае 1945 г., в результате анализа которых родились требования к новой машине "Объект 260", получившей вскоре индекс ИС-7. Рабочие чертежи машины были выполнены в крайне сжатые сроки, уже 9 сентября 1945 г. их подписал к сборке главный конструктор Ж. Котин.

Эскизы внешнего вида танка "Объект 260". 1946 год



Продольный разрез танка "Объект 260". 1946 год



Новый танк отличался от других машин, разработанных кировцами в годы войны. Лобовая часть – трехгранная (так называемый "щучий нос"), по типу ИС-3. Л. Горлицкий считал, что корпус этого танка задумывался Ж. Котиным еще в 1944 г. и корпус танка ИС-3 был получен из него, но с более тонкой броней.
Силовая установка должна была состоять из двух дизелей В-11 или В-16 общей мощностью 1200 л.с. Электрическая трансмиссия была аналогична установленной УЗТМ на танке ИС-6. Топливные баки располагались в подмоторном фундаменте.
Артиллерийское вооружение ИС-7 сначала должно было состоять из 122-мм пушки большой мощности с нач. скоростью бронебойного снаряда около 1000 м/с. Однако указанная пушка до конца года изготовлена не была и в начале 1946 г., по просьбе Ж. Котина, ЦАКБ спроектировало 130-мм пушку С-26 с баллистикой, близкой к морскому 130-мм орудию Б-13. Пулеметное вооружение предполагалось в виде трех пулеметов ДТМ и двух 14,5-мм пулеметов Владимирова обр. 1944 г. (КПВ). Несмотря на большую массу, достигавшую 65 т, машина получилась очень компактной. Был построен деревянный макет танка в натуральную величину.

Деревянный макет танка "Объект 260" первого образца в натуральную величину, 1946 год


Члены комиссии, представители ГБТУ и МИНТРАНСМАШа осматривают опытный танк ИС-7.


По результатам работы макетной комиссии в 1946 г. началось проектирование другого варианта "объекта 260". Весной 1946 г. было принято решение по изготовлению двух экземпляров танка ИС-7. Ведущим конструктором машины назначили инженера Г. Ефимова, а общее руководство осуществлял А. Ермолаев.
Первый танк был собран 8 сентября и до конца года прошел на ходовых испытаниях 1000 км, по результатам которых был признан отвечающим основным тактико-техническим требованиям. Так была достигнута максимальная скорость на твердом грунте 60 км/ч, средняя скорость по разбитой булыжной дороге составила 32 км/ч. Второй экземпляр был собран 25 декабря 1946 года и успел пройти на ходовых испытаниях лишь 45 км.

Утвержденный внешний вид эталонного танка ИС-7. 1948 год



В процессе конструирования нового танка было внедрено более 25 решений, ранее не встречавшихся в танкостроении, к разработкам и консультациям привлекались более 20 институтов и научных учреждений.
В ходе работ над ИС-7 постоянную головную боль разработчикам доставляло отсутствие танкового дизель-мотора мощностью 900-1200 л.с. Поэтому танк изначально задумывался на применение либо спарки дизелей В-16 завода № 77, или дизель повышенной мощности завода № 800, что заставляло их "крутиться волчком". Но завод № 800 задания не выполнил, а спаренная установка завода № 77 опоздала к срокам, утвержденным Минтрансмашем.
Испытания и доводка проводились филиалом завода № 100 и выявили ее полную конструктивную непригодность. Не имея необходимого двигателя, но стремясь выполнить в срок правительственное задание, Кировский завод совместно с заводом № 500 Минавиапрома приступил к созданию танкового дизеля ТД-30 на базе авиационного АЧ-300. В результате на двух первых образцах ИС-7 установили двигатели ТД-30, которые показали в процессе испытаний свою пригодность для работы в танке, но из-за плохой сборки требовали доводки.
Трансмиссия ИС-7 была спроектирована в двух вариантах, но изготовлен лишь вариант с шестиступенчатой КПП с кареточным переключением и синхронизаторами. Механизм поворота – планетарный, двухступенчатый. Управление имело гидравлические сервоприводы. При испытаниях трансмиссия показала хорошие тяговые качества, обеспечив высокие средние скорости танка.
Второй вариант планетарной, 8-ступенчатой трансмиссии, с механизмом поворота типа 3К, гидравлическими сервоприводами с перспективным выбором передач был разработан совместно с МВТУ имени Н.Э. Баумана, но изготовлен в срок не был.
При разработке ходовой части конструкторским отделом был спроектирован ряд вариантов подвесок, изготовленных и подвергнутых лабораторно-ходовым испытаниям на серийных танках и на первом опытном танке ИС-7. На их основании были разработаны окончательные рабочие чертежи всей ходовой части. Впервые в отечественном танкостроении в тяжелом танке были применены гусеницы с сайлент-блоком (резино-металлическим шарниром), гидравлические амортизаторы двухстороннего действия, опорные катки с внутренней амортизацией, работающие при больших нагрузках, пучковые торсионы.
На танке прошла испытания 130-мм пушка С-26 со щелевым дульным тормозом с механизмом заряжания, позволявшем достичь скорострельности в 6-7 выстр./мин. Механизм заряжания с пневматическим приводом был разработан и изготовлен в металле НИИ артиллерийского воружения, работал надежно, но имел большие габариты. На ИС-7 было установлено 7 пулеметов: один – 14,5-мм и шесть – 7,62-мм. Лаборатория ОГК Кировского завода дополнила турельную установку спаренных зенитных 7,62-мм пулеметов дистанционным синхронно-следящим электроприводом с использованием "элементов аппаратуры с иностранной боевой техники".
В течение 1947 г. в КБ Кировского завода шла работа по совершенствованию конструкции танка ИС-7. Новый проект многое сохранил от своего предшественника, но вместе с тем в него было внесено несколько существенных изменений. Корпус стал немного шире, а башня – более сплюснутой. Корпус получил гнутые борта, предложенные конструктором Г. Москвиным. Было усилено вооружение – ЦАКБ усовершенствовало конструкцию С-26, предложив 130-мм пушку С-70 с длиной ствола 54 калибра. Ее бронебойный снаряд массой 33,4 кг покидал ствол с начальной скоростью 900 м/с.
Деревянный макет танка "Объект 260" (ИС-7)второго образца, 1947 год



Поперечный разрез танка ИС-7. 1948 год


Башня танка ИС-7 образца 1947 года.


Прибор управления огнем обеспечивал наведение стабилизированной призмы на цель независимо от пушки, выстрел предполагалось разрешить при совпадении положения пушки с линией прицеливания. Опытные образцы системы были изготовлены опытным заводом № 212 Минсудпрома, один из которых проходил испытания и отладку в морском НИИ № 1.
Танк получил 8 пулеметов. Один КПВ калибра 14,5 мм и два РП-46 калибра 7,62 мм были установлены в маске пушки. Еще два РП-46 находились на надгусеничных полках, два других, повернутых назад, крепились снаружи по бортам кормовой части башни. Все пулеметы имели дистанционное управление. На крыше башни на специальной штанге устанавливался второй турельный крупнокалиберный пулемет, с синхронно-следящим дистанционным электроприводом наведения, позволявшим вести огонь как по воздушным, так и по наземным целям без выхода из башни.
Боекомплект состоял из 30 выстрелов раздельного заряжания, 400 патронов калибра 14,5 мм и 2500 – 7,62 мм.
Для нового танка на Кировском заводе разработали механизм заряжания по типу морских установок, имевший электропривод и сравнительно небольшие габариты. Экипаж танка состоял из пяти человек, четверо из которых находились в башне. Командир – справа от орудия, наводчик – слева и двое заряжающих сзади. Заряжающие помимо выполнения своих главных функций управляли пулеметами, расположенными в корме башни, на надгусеничных полках и крупнокалиберным на зенитной установке.
В качестве силовой установки на новом варианте ИС-7 использовался серийный морской 12-цилиндровый дизель М-50Т мощностью 1050 л.с. при 1850 об/мин с эжекторной системой охлаждения. Емкость мягких топливных баков, изготовленных из специальной прорезиненной ткани, составляла 1300 л.
На новом танке был установлен второй вариант трансмиссии, разработанный в 1946 г. совместно с МВТУ им. Баумана. Ходовая часть включала в себя семь опорных катков большого диаметра на борт и не имела поддерживающих роликов. Катки выполнялись двойными, с внутренней амортизацией. Для улучшения плавности хода были применены гидравлические амортизаторы двустороннего действия, поршень которых располагался внутри балансира подвески. Амортизаторы разрабатывались группой инженеров под руководством Л.З. Шенкера. Гусеничная цепь шириной 710 мм имела литые траки коробчатого сечения с резинометаллическим шарниром. Их применение позволило увеличить износоустойчивость и уменьшить шум при движении, но в то же время они были сложны в производстве.
Летом 1948 г. Кировский завод изготовил четыре танка ИС-7, которые после проведения заводских испытаний передали на государственные. Председателем Государственной комиссии был генерал-майор А. Сыч. Танк произвел сильное впечатление на членов комиссии: при массе 68 тонн машина без труда развивала скорость 60 км/ч, обладала отличной проходимостью. Главный испытатель Минтрансмаш СССР Е. Кульчицкий писал: "Мне была оказана большая честь, я получил предложение первым придать движение этому замечательному танку. Трудно передать словами свои ощущения. При скорости более 60 км/ч эта тяжелая машина легко откликается на самые незначительные усилия, прикладываемые к рычагам и педалям. Передачи переключаются маленьким рычажком, машина абсолютно покорна водителю". Действительно, километры пробега по испытательной трассе в районе Красного Села опытные экземпляры машин, которые вели водители-испытатели В. Ляшко и К. Ковш (они испытывали еще первые КВ), прошли без замечаний.

Броневая защита лобовой проекции ИС-7 на углах безопасного маневрирования на тот момент была практически неуязвима для любых противотанковых средств. Он выдержал обстрел не только 128-мм немецкой противотанковой пушки РаК-44, но и собственного 130-мм орудия, практически в упор (броня не была пробита серией из трех выстрелов каждого из орудий с расстояния 150 м). Во время испытаний был проведен любопытный эксперимент по выяснению воздействия на экипаж прямых попаданий в танк артиллерийских снарядов. На места экипажа посадили собак, после чего подвергли ИС-7 обстрелу. Однако на состоянии животных результаты обстрела никак не сказались. И так и песики внимания на попадания 128-мм снарядов практически не обратили :-).

Танк ИС-7 "Объект 260" во время государственных испытаний. 1948 год



Танк ИС-7 "Объект 260" во дворе Кировского завода. Зима 1948 года



Сравнительные размеры ИС-7 и Е-100. По уровню бронезащиты ИС-7 не уступал Е-100, однако был легче практически в 2 раза.


Однако не обошлось и без неприятных эксцессов. При боевом обстреле на полигоне случилось непредвиденное: один из снарядов, скользнув по наклонному борту, ударил в блок подвески и тот отскочил от днища вместе с катком. Машина села на грунт, и один из членов комиссии сравнил танк с «колоссом на глиняных ногах». Затем во время пробега на одной из машин загорелся двигатель, правда, уже выработавший свой гарантийный срок на испытаниях. Автоматическая система пожаротушения дала два срабатывания, но ликвидировать возгорание не удалось. Экипажу пришлось покинуть машину, и она полностью сгорела.

Несмотря на выдающиеся характеристики, ИС-7 не получил одобрения Госкомиссии, хотя в то время ни один из тяжёлых танков в мире (!) не имел такого комплекса основных боевых показателей. Так, немецкий тяжёлый танк «Тигр Б» при сравнимой массе существенно уступал ИС-7 по всем параметрам, равно как и американские опытные тяжёлые Т29, ТЗО, Т32, Т34.

Кроме ряда неудач во время испытаний, на отрицательное мнение комиссии повлияла, в первую очередь, его слишком большая масса. В результате комбинации на ИС-7 сверхмощного артиллерийского вооружения с большим числом пулемётов танку потребовался экипаж из пяти человек, что повлекло за собой увеличение забронированного объёма. Попытка обеспечить высочайший уровень защиты довела массу машины до рекордных 68 т — вместо запланированных 65,5 т.
«Объект 260» не был принят на вооружение. Однако в ходе работы над проектом конструкторы накопили богатейший опыт, и на более поздних типах советских танков можно увидеть многие опробованные на ИС-7 узлы и агрегаты.

Определённую негативную роль в судьбе ИС-7 сыграл другой тяжёлый танк — 60-тонный танк ИС-4, разработанный и запущенный в производство на ЧКЗ в 1947 г., после прекращения выпуска ИС-3. ИС-4, обладавший на момент своего создания самым мощным среди отечественных танков бронированием, из-за большого удельного давления на грунт (0,9 кг/см2) имел невысокую проходимость, да и не очень надёжную трансмиссию. При этом его вооружение было таким же, как и на ИС-2 и ИС-3. Но самым большим недостатком ИС-4 являлось то, что его масса превышала грузоподъёмность железнодорожных платформ, а автострадные мосты просто не выдерживали эту махину. В результате танк ИС-4 фактически дискредитировал идею создания танков массой более 60 т, что, по-видимому, и вызвало скептическое отношение военных специалистов к ещё более тяжёлому ИС-7.

Сравнительные размеры ИС-7 и "Королевича"


Возможно и ещё одно объяснение отказа от производства ИС-7. Зарождающаяся в тот период концепция возрастания роли танков в вероятной ракетно-ядерной войне требовала заблаговременного развёртывания большого числа танковых соединений, а значит и производства максимально возможного количества танков ещё в мирное время. Потери сухопутных войск в первые две недели гипотетической войны прогнозировались в 30 — 40%. В подобной ситуации принятие на вооружение ИС-7 с сомнительными перспективами массового выпуска военные сочли недопустимым. Л КЗ на тот момент не располагал достаточными мощностями, а производство на ЧКЗ было практически нереальным.



К сожалению, все машины были разрезаны на металл в начале 50-х годов, кроме одной, которая уцелела и сейчас (образец 1948 года) является экспонатом музея БТиВ в подмосковном поселке Кубинка.






Источники:
М. Свирин "Стальной кулак Сталина. История советского танка, 1943-1955"
М. Барятинский "Маус" и другие сверхтяжелые танки Второй Мировой"
М.Барятинский, М.Коломиец, А.Кощавцев "Советские тяжелые послевоенные танки". Бронеколлекция №3 (6) 1996.

Tags: История, Мега танки, танки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment